Надуманные противоречия марксистской теории земельной ренты

Надуманные противоречия марксистской теории земельной ренты
~ 49 мин

Введение

Гово­рят, что нераз­рыв­ное един­ство тео­рии и прак­тики должно быть понятно любому чело­веку, кото­рый серьёзно зани­ма­ется нау­кой. Тем не менее, почему-то даже в науч­ной среде мы посто­янно наблю­даем раз­ного рода шутки и издёвки «прак­ти­ков» над «тео­ре­ти­ками» и наобо­рот. То физик-экс­пе­ри­мен­та­тор упре­кает физика-тео­ре­тика в том, что его тео­рии не имеют ника­кого отно­ше­ния к реаль­но­сти; то, наобо­рот, тео­ре­тик наме­кает на «кри­во­ру­кость» экс­пе­ри­мен­та­тора при поста­новке опытов.

Чем слож­нее ста­но­вится наука, чем дальше тео­ре­ти­че­ские откры­тия от внед­ре­ния в прак­тику, тем больше про­пасть между прак­ти­ками и тео­ре­ти­ками. Не послед­нюю роль в этом играет совре­мен­ная система обра­зо­ва­ния. Зача­стую пре­по­да­ва­тели раз­лич­ных кафедр имеют весьма отда­лён­ное отно­ше­ние к прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти. Пре­под­но­си­мая ими инфор­ма­ция зача­стую не соот­вет­ствует дей­стви­тель­но­сти, а они, будучи ото­рван­ными от реаль­ного про­из­вод­ства, год за годом повто­ряют на семи­на­рах и лек­циях заез­жен­ные тео­рии, кото­рые давно тре­щат по швам от коли­че­ства опро­вер­га­ю­щих их фак­тов. Попу­ляр­ная фраза «забудьте о том, чему вас учили в школе/​институте/​нужное под­черк­нуть» появи­лась не на пустом месте.

Выходя на работу, каж­дый на своём опыте убеж­да­ется в том, что боль­шая доля зна­ний, полу­чен­ных нами в учеб­ном учре­жде­нии, ока­зы­ва­ется либо совер­шенно ненуж­ной, либо вообще не име­ю­щей к реаль­но­сти ника­кого отно­ше­ния. Нам при­хо­дится либо пере­учи­ваться, так как на новом месте работы кол­леги выпол­няют иные мани­пу­ля­ции, либо вообще учиться заново, потому что на учеб­ной ска­мье мы совер­шенно не полу­чили тре­бу­е­мых навы­ков и зна­ний. Это ещё больше укреп­ляет убеж­дён­ность в том, что вся та тео­ре­ти­че­ская бол­товня попро­сту не нужна.

И, конечно, мы не видим за всей этой ситу­а­цией при­чин, кото­рые неумо­ли­мым обра­зом выры­вают пре­по­да­ва­те­лей из еди­ного цикла «прак­ти­че­ская дея­тель­ность-тео­ре­ти­че­ское осмыс­ле­ние-пре­по­да­ва­ние». Не видим, как из-за низ­ких зар­плат пре­по­да­ва­тели вынуж­дены пере­ра­ба­ты­вать, что ведёт либо к уклону в сто­рону пре­по­да­ва­ния с отка­зом от прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти, либо в сто­рону прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти с отка­зом от преподавания.

Мы не будем углуб­ляться в при­чины всего этого, лишь отме­тим, что все мы явля­емся про­дук­тами той среды, в кото­рой живём и раз­ви­ва­емся. Именно поэтому мы несём в себе как поло­жи­тель­ные, так и отри­ца­тель­ные черты той эпохи, в кото­рой суще­ствуем. И совре­мен­ное левое дви­же­ние не явля­ется исклю­че­нием. Дело вовсе не огра­ни­чи­ва­ется любо­вью лева­ков к роле­вым играм в рево­лю­цию, бес­смыс­лен­ным митин­гам и пике­там. Совре­мен­ные левые не имеют ни чётко обо­зна­чен­ной про­граммы дей­ствий, ни совре­мен­ной тео­рии, кото­рая легла бы в основу этой про­граммы. Более того, боль­шин­ство совре­мен­ных левых, как и боль­шая часть про­стых обы­ва­те­лей, не пони­мает, зачем вообще нужна теория.

И дей­стви­тельно: зачем вся эта фило­со­фия, поли­ти­че­ская эко­но­мия, исто­рия? Конечно, более-менее начи­тан­ные пред­ста­ви­тели левого дви­же­ния ещё могут объ­яс­нить, зачем нужна исто­рия или полит­эко­но­мия. Но зачем нужна совер­шенно абстракт­ная фило­со­фия с её спо­рами «гно­сео­ло­гов» и «онто­ло­гов», «дебо­рин­цев» и «меха­ни­стов»? Может быть, это про­сто игры разума, необ­хо­ди­мые, чтобы под видом борьбы за науч­ную истину отстра­нять от руко­во­дя­щих долж­но­стей несо­глас­ных с узур­пи­ро­вав­шими власть «умни­ками»?

Может быть, левым вообще нужно оста­вить всю эту фило­соф­скую «муть» про­фес­си­о­на­лам, а самим заняться чисто прак­ти­че­скими про­бле­мами? Зачем нам отли­чать сущ­ность от явле­ния, субъ­ект от объ­екта? Ведь рабо­чие стра­дают под гнё­том капи­та­лизма! Тут и мас­со­вые сокра­ще­ния, и без­ра­бо­тица, да и вообще послед­ние крохи хлеба отни­мают у про­ле­та­ри­ата про­кля­тые капи­та­ли­сты! Нет вре­мени на тео­рию, давайте прак­тику! Впе­рёд, к рабо­чим на заводы, рас­ска­жем им всю правду, а тео­рию оста­вим про­фес­си­о­наль­ным учё­ным, кото­рые «на голову выше любого из нас»!

И ведь логика в этом есть: чело­век, всю жизнь про­фес­си­о­нально зани­ма­ю­щийся опре­де­лён­ной темой, дол­жен быть на голову выше любых люби­те­лей, зале­за­ю­щих в его область. Зача­стую так и есть. Однако наука не суще­ствует в ваку­уме: учё­ные не меньше про­стых обы­ва­те­лей под­вер­жены вли­я­нию соци­ума, в кото­ром они живут и рабо­тают. Невоз­можно изба­виться от раз­ного рода вме­ша­тельств в науку и изо­ли­ро­ваться от поли­тики. Невоз­можно под тре­бо­ва­ни­ями руко­вод­ства к необос­но­ван­ному уве­ли­че­нию коли­че­ства ста­тей и часов пре­по­да­ва­ния с мини­му­мом финан­си­ро­ва­ния про­дол­жать зани­маться каче­ствен­ной нау­кой. И это мы ещё не берём во вни­ма­ние то, что учё­ный может быть нечи­сто­пло­тен в науч­ном плане, удо­вле­тво­рять свои амби­ции и стрем­ле­ние постро­ить карьеру за счёт попи­ра­ния науч­ной истины.

Мы видим, как коли­че­ство низ­ко­проб­ных ста­тей уве­ли­чи­ва­ется. Это про­ис­хо­дит как в есте­ствен­ных нау­ках, так и в гума­ни­тар­ных. Рас­тёт кри­зис вос­про­из­во­ди­мо­сти1 . Работы «левых» полит­эко­но­мов здесь, к сожа­ле­нию, не явля­ются исклю­че­нием. Отда­вая раз­ви­тие тео­рии на откуп только ака­де­ми­че­ским учё­ным, отка­зы­ва­ясь от само­сто­я­тель­ного изу­че­ния фило­со­фии, поли­ти­че­ской эко­но­мии и исто­рии, марк­си­сты будут про­стыми мари­о­нет­ками, дей­ству­ю­щими лишь во вред рабо­чему классу.

В этой ста­тье мы про­сле­дим, как непо­ни­ма­ние фило­соф­ских основ может при­ве­сти к совер­шенно лож­ным выво­дам в обла­сти поли­ти­че­ской эко­но­мии. И рас­смот­рим мы это на при­мере работы док­тора эко­но­ми­че­ских наук, про­фес­сора кафедры эко­но­ми­че­ской тео­рии Кубан­ского госу­дар­ствен­ного аграр­ного уни­вер­си­тета Малей­ченко Вяче­слава Нико­ла­е­вича «Про­ти­во­ре­чия тео­рии земель­ной ренты и издержки её при­ме­не­ния в оте­че­ствен­ном зем­ле­де­лии»2 . Ста­тья была опуб­ли­ко­вана в рецен­зи­ру­е­мом науч­ном жур­нале, вхо­дя­щем в спи­сок ВАК и базу дан­ных РИНЦ. В редак­ци­он­ную кол­ле­гию жур­нала вхо­дят такие извест­ные в левой среде ака­де­ми­че­ские марк­си­сты, как А. В. Буз­га­лин, Р. С. Дза­ра­сов и А. И. Колганов.

Работа Вяче­слава Нико­ла­е­вича осо­бенно ценна ещё и тем, что наглядно пока­зы­вает, как, каза­лось бы, далё­кие от прак­ти­че­ской работы тео­ре­ти­че­ские вопросы напря­мую вли­яют на такие при­клад­ные отрасли чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти, как сель­ское хозяй­ство, а сле­до­ва­тельно — каких дров может нало­мать марк­сист, отка­зы­ва­ю­щийся от само­сто­я­тель­ного изу­че­ния теории.

Теория марксистской ренты с точки зрения В. Н. Малейченко

Тео­рию земель­ной ренты можно по праву счи­тать самой слож­ной из тео­рий, раз­ра­бо­тан­ных Кар­лом Марк­сом. Неда­ром в «Капи­тале» рента раз­би­ра­ется в послед­нюю оче­редь. Для пони­ма­ния этой тео­рии необ­хо­димо хорошо раз­би­раться во всём пред­ше­ству­ю­щем тек­сте трёх­том­ника. Нужно пони­мать, как про­ис­хо­дит пре­вра­ще­ние сто­и­мо­сти товара в цену про­из­вод­ства, как воз­ни­кает общая норма при­были, как она свя­зана с при­ба­воч­ной сто­и­мо­стью. Каж­дый, кто берётся за раз­ви­тие тео­рии марк­сист­ской ренты, дол­жен иметь ясное пред­став­ле­ние о том, как про­ис­хо­дит откло­не­ние цен про­из­вод­ства от сто­и­мо­сти, какие при­чины спо­соб­ствуют этому, а какие, наобо­рот, препятствуют.

Неуди­ви­тельно, что подоб­ные труд­но­сти при­вели автора ста­тьи к оши­боч­ному пони­ма­нию марк­со­вой тео­рии ренты, что повлекло за собой про­тас­ки­ва­ние оши­боч­ных идей бур­жу­аз­ной науки в марк­сист­скую поли­ти­че­скую экономию. 

Ну а теперь по порядку. 

Абсолютная рента и органическое строение капитала

Уже в самом начале своей работы В. Н. Малей­ченко заяв­ляет об обна­ру­жен­ной им про­ти­во­ре­чи­во­сти «отдель­ных поло­же­ний тео­рии земель­ной ренты К. Маркса, в том виде, как она пред­став­лена в тре­тьем томе „Капи­тала“» (с. 23). С его точки зре­ния, некри­ти­че­ское при­ня­тие воз­зре­ний Маркса на ренту при­вело к тому, что в СССР «в резуль­тате реа­ли­за­ции этой идео­ло­гии в сово­куп­но­сти у кре­стья­нина отчуж­да­лась не только мифи­че­ская сверх­при­быль — диф­фе­рен­ци­аль­ная рента, но частично (а ино­гда и пол­но­стью) обыч­ная при­быль и часть сто­и­мо­сти рабо­чей силы» (с. 23).

Автор ста­тьи при­знаёт в каче­стве заслуги Маркса его дока­за­тель­ство того, что источ­ни­ком ренты явля­ется при­ба­воч­ный труд, а не земля. Но, несмотря на это, Малей­ченко счи­тает, что, «при­ме­няя тео­рию тру­до­вой сто­и­мо­сти к рент­ным отно­ше­ниям в зем­ле­де­лии, К. Маркс остав­ляет „лазейку“ для ссылки на сто­и­мость сози­да­ю­щую функ­цию при­роды [Здесь, веро­ятно, опе­чатка и Малей­ченко имел в виду «сози­да­ю­щую сто­и­мость» функ­цию при­роды. — Д. П.]» (с. 24). В автор­ской интер­пре­та­ции марк­со­вой тео­рии ренты более высо­кий уро­жай, полу­ча­е­мый в луч­ших при­род­ных усло­виях, реа­ли­зу­ется в форме «„лож­ной соци­аль­ной сто­и­мо­сти“, пре­вра­ща­ю­щейся якобы в сверх­при­быль» (с. 24). Мягко говоря, автор вольно и совер­шенно непра­вильно трак­тует Маркса. Более того, он кате­го­ри­че­ски не согла­сен со своей же трак­тов­кой и выдви­гает новую, «исправ­лен­ную», тео­рию ренты. Но об этом позже.

Далее Малей­ченко заяв­ляет, что, «как пока­зы­вает прак­тика, в сель­ско­хо­зяй­ствен­ном про­из­вод­стве нет ника­ких объ­ек­тив­ных усло­вий и источ­ни­ков сверх­при­были» (с. 25). По его мне­нию, непра­вильно само обос­но­ва­ние Марк­сом источ­ника абсо­лют­ной ренты, заклю­ча­ю­ще­еся в раз­ли­чии орга­ни­че­ского стро­е­ния про­мыш­лен­ного и сель­ско­хо­зяй­ствен­ного капи­та­лов, «так как орга­ни­че­ское стро­е­ние капи­тала соб­ственно к при­чине ренты не имеет ника­кого отно­ше­ния» (с. 25). Таким обра­зом, с точки зре­ния Вяче­слава Нико­ла­е­вича, вся основа тео­рии абсо­лют­ной ренты Маркса ока­зы­ва­ется неверной. 

Дальше автор пока­зы­вает ещё боль­шее непо­ни­ма­ние того, что кри­ти­кует. Малей­ченко при­во­дит цитаты из IV тома «Капи­тала» в дока­за­тель­ство того, что в сель­ском хозяй­стве исклю­ча­ется систем­ная воз­мож­ность про­из­вод­ства избы­точ­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (с. 25). 

Однако оста­ётся лишь гадать, что автор под­ра­зу­ме­вает под «избы­точ­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­стью». То, что в зем­ле­де­лии невоз­можно абсо­лютно уве­ли­чи­вать раз­мер при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, не гово­рит в пользу того, что невоз­можно пере­не­се­ние части при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти из этой сферы про­из­вод­ства в промышленность.

Допу­стим, мы имеем два капи­тала раз­лич­ных сфер про­из­вод­ства К1 = 10000 и К2 = 2000, орга­ни­че­ское стро­е­ние К1 = 9000[c] + 1000[v], а K2 = 1200[c] + 800[v], где c — посто­ян­ный капи­тал, v — пере­мен­ный капи­тал. Пред­по­ло­жим норму при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти mꞌ = 100%. Таким обра­зом, сто­и­мо­сти това­ров пер­вого и вто­рого капи­та­лов будут, соот­вет­ственно, V1 = 9000[c] + 1000[v] + 1000[m] = 11000 и V2 = 1200[c] + 800[v] + 800[m] = 2800. 

Сле­до­ва­тельно, общая норма при­были в дан­ном слу­чае будет равна:

Цена про­из­вод­ства това­ров рас­счи­ты­ва­ется по фор­муле Pp = K + K ⋅ pꞌср. Для пер­вого и вто­рого капи­та­лов она будет соот­вет­ственно Pp1 = 10000 + 10000 ⋅ 0,15 = 11500 и Pp2 = 2000 + 2000 ⋅ 0,15 = 2300.

Таким обра­зом, после уста­нов­ле­ния еди­ной нормы при­были в двух отрас­лях про­мыш­лен­но­сти мы наблю­даем, как цены про­из­вод­ства това­ров откло­ни­лись от своих сто­и­мо­стей. Цена пер­вого товара уве­ли­чи­лась на 500, вто­рого — умень­ши­лась на 500. То, что капи­тал 2 про­из­во­дит меньше при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в абсо­лют­ном выра­же­нии, не мешает оттоку части при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти из отрасли 2 в отрасль 1.

Далее Малей­ченко пишет:

«Во-пер­вых, при раз­ном орга­ни­че­ском стро­е­нии капи­тала, при про­чих рав­ных усло­виях, не должно быть оди­на­ко­вой нормы при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Дело в том, что капи­тал с более высо­ким орга­ни­че­ским стро­е­нием обес­пе­чи­вает более высо­кую про­из­во­ди­тель­ность труда, и согласно тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, уве­ли­чи­вает отно­си­тель­ную при­ба­воч­ную сто­и­мость. Сле­до­ва­тельно, усло­вие, пред­по­ла­га­ю­щее оди­на­ко­вую норму при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, в дан­ном слу­чае некор­ректно.
Во-вто­рых, если рав­но­ве­ли­кий капи­тал в сель­ском хозяй­стве при­ме­няет в два раза больше рабо­чей силы, чем в про­мыш­лен­но­сти (при про­чих рав­ных усло­виях), то, сле­до­ва­тельно, ту работу, кото­рую в про­мыш­лен­но­сти выпол­няет один работ­ник, в сель­ском хозяй­стве делают два работ­ника. Соот­вет­ственно в 2 раза будет ниже про­из­во­ди­тель­ность труда и выше фонд зара­бот­ной платы. Сле­до­ва­тельно, при­ба­воч­ная сто­и­мость и её норма не уве­ли­чи­ва­ются, а, наобо­рот, должны умень­шаться, так как уве­ли­чи­ва­ется доля необ­хо­ди­мого труда во вновь создан­ной сто­и­мо­сти и соот­вет­ственно умень­ша­ется доля при­ба­воч­ного труда»
(с. 26).

Очень странно слы­шать такие рас­суж­де­ния от док­тора эко­но­ми­че­ских наук. Автор пока­зы­вает пол­ное непо­ни­ма­ние того, как про­ис­хо­дит изме­не­ние вели­чины отно­си­тель­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти и зави­си­мо­сти её от изме­не­ния орга­ни­че­ского стро­е­ния капитала. 

Почему при низ­кой про­из­во­ди­тель­но­сти труда в сель­ском хозяй­стве при­ба­воч­ная сто­и­мость и её норма должны умень­шаться лишь в сель­ском хозяй­стве? Неужели работ­ники дру­гих отрас­лей капи­та­ли­сти­че­ского про­из­вод­ства не упо­треб­ляют хлеб?

Допу­стим, капи­та­ли­сты I про­из­во­дят яхты люкс-класса, потреб­ля­е­мые бур­жу­а­зией для своих лич­ных целей. Также допу­стим, что их капи­тал на 80% состоит из посто­ян­ного капи­тала и на 20% из пере­мен­ного. Одно­вре­менно с этим капи­та­ли­сты II про­из­во­дят авто­мо­били люкс-класса, при­ме­няя капи­тал, на 90% состо­я­щий из посто­ян­ного капи­тала и на 10% из пере­мен­ного. Раз­ница в орга­ни­че­ском составе этих двух капи­та­лов оче­видна. Однако яхты и авто­мо­били люкс-класса не потреб­ля­ются рабо­чими, а зна­чит, не могут фор­ми­ро­вать сто­и­мость их рабо­чей силы. Сле­до­ва­тельно, несмотря на то, что капи­та­ли­сты II исполь­зуют капи­тал более высо­кого стро­е­ния, в этом слу­чае не про­ис­хо­дит уве­ли­че­ния отно­си­тель­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, а норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти оста­ётся преж­ней. Даже если обе группы капи­та­ли­стов перей­дут на капи­тал, состо­я­щий на 95% из посто­ян­ного и 5% из пере­мен­ного капи­тала, норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти не изме­нится ни у них, ни в осталь­ных отрас­лях про­из­вод­ства, вклю­чая про­мыш­лен­ность и сель­ское хозяйство. 

Допу­стим теперь, что про­из­во­ди­тели хлеба имеют капи­тал, состо­я­щий из 50% посто­ян­ного капи­тала и 50% пере­мен­ного. Одно­вре­менно с этим про­из­во­ди­тели обыч­ных быто­вых лам­по­чек имеют капи­тал, состо­я­щий из 75% посто­ян­ного капи­тала и 25% пере­мен­ного. Здесь мы имеем ситу­а­цию, при кото­рой товар обеих групп капи­та­ли­стов потреб­ля­ется рабо­чими. Если про­из­во­ди­тели хлеба ста­нут исполь­зо­вать капи­тал, состо­я­щий из 60% посто­ян­ного капи­тала и 40% пере­мен­ного, то есть уве­ли­чат про­из­во­ди­тель­ность труда за счёт покупки новой тех­ники, сто­и­мость еди­ницы хлеба пони­зится. Это зако­но­мерно при­ве­дёт к сни­же­нию сто­и­мо­сти рабо­чей силы как в сель­ском хозяй­стве, так и в про­мыш­лен­но­сти. Сле­до­ва­тельно, отно­си­тель­ная при­ба­воч­ная сто­и­мость воз­рас­тёт у обеих групп капи­та­ли­стов. То же самое про­изой­дёт в слу­чае, если про­из­во­ди­тели лам­по­чек уве­ли­чат про­из­во­ди­тель­ность сво­его капи­тала за счёт уве­ли­че­ния его орга­ни­че­ского состава. Отно­си­тель­ная при­ба­воч­ная сто­и­мость в этом слу­чае воз­рас­тёт и в сель­ском хозяй­стве, и в промышленности. 

В. Н. Малей­ченко, будучи док­то­ром эко­но­ми­че­ских наук, дол­жен бы знать, что сни­же­ние вдвое про­из­во­ди­тель­но­сти в сель­ском хозяй­стве умень­шит норму при­были во всех отрас­лях капи­та­ли­сти­че­ского про­из­вод­ства, а не только в сель­ском хозяй­стве. Да, фонд зара­бот­ных плат, или пере­мен­ный капи­тал, в сель­ском хозяй­стве при этом будет отно­си­тельно выше, однако при этом будет ниже сто­и­мость исполь­зу­е­мого в зем­ле­де­лии посто­ян­ного капитала. 

Более того, во всей своей работе Малей­ченко посто­янно сме­ши­вает при­ба­воч­ную сто­и­мость с при­бы­лью, сто­и­мость с ценой про­из­вод­ства и рыноч­ной ценой. Именно поэтому, с его точки зре­ния, в сель­ском хозяй­стве из некой «лож­ной соци­аль­ной сто­и­мо­сти» обра­зу­ются какие-то сверхприбыли.

Допу­стим, сред­ний про­мыш­лен­ный капи­тал Кп состоит из 90% посто­ян­ного капи­тала и 10% пере­мен­ного капи­тала. Сель­ско­хо­зяй­ствен­ный капи­тал ана­ло­гич­ного раз­мера Кс состоит из 80% посто­ян­ного капи­тала и 20% пере­мен­ного капи­тала. Допу­стим, что норма при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти mꞌ = 100%, а общая норма при­были в про­мыш­лен­но­сти, уста­нав­ли­ва­ю­щая также и норму при­были в сель­ском хозяй­стве, pꞌср = 10%.

Тогда сто­и­мость товара на каж­дую сотню затра­чен­ного про­мыш­лен­ного капи­тала Кп будет равна V = 90[c] + 10[v] + 10[m] = 110. Цена про­из­вод­ства в дан­ном слу­чае равна Pp = 100 + 100 ⋅ 0,1 = 110. Так как мы взяли про­мыш­лен­ный капи­тал сред­него орга­ни­че­ского стро­е­ния, то в этом слу­чае рыноч­ная цена (та цена, по кото­рой товар про­да­ётся на рынке), цена про­из­вод­ства и сто­и­мость товара равны между собой.

Сто­и­мость товара на каж­дую сотню затра­чен­ного сель­ско­хо­зяй­ствен­ного капи­тала Кс равна V = 80[c] + 20[v] + 20[m] = 120. Так как сель­ско­хо­зяй­ствен­ный капи­тал имеет более низ­кое орга­ни­че­ское стро­е­ние, то цена про­из­вод­ства сель­ско­хо­зяй­ствен­ного товара будет ниже сто­и­мо­сти и равна Pp = 100 + 100 ⋅ 0,1 = 110. 

Здесь мы наблю­даем раз­ницу между сто­и­мо­стью товара и ценой его про­из­вод­ства, кото­рая на 10 ниже сто­и­мо­сти. Однако в сель­ском хозяй­стве вли­я­ние земель­ной соб­ствен­но­сти вме­ши­ва­ется в про­цесс капи­та­ли­сти­че­ского про­из­вод­ства и мешает вырав­ни­ва­нию рыноч­ных цен с ценами про­из­вод­ства. Если раз­ница между рыноч­ной ценой това­ров и ценой про­из­вод­ства сокра­тится до опре­де­лён­ного уровня, то земель­ный соб­ствен­ник поте­ряет часть дохода из-за рез­кого паде­ния вели­чины ренты. Сда­вать землю под такое про­из­вод­ство ста­нет для него невы­год­ным, поэтому он выве­дет её из обра­ботки. Осво­бо­див­ша­яся земля может исполь­зо­ваться в иных целях, напри­мер, её могут отдать под выпас овец или вообще под орга­ни­за­цию охот­ни­чьих уго­дий, как про­ис­хо­дило в Англии XIX века. 

Таким обра­зом, коли­че­ство обра­ба­ты­ва­е­мой земли умень­ша­ется, что при­во­дит к умень­ше­нию коли­че­ства товара на рынке. Это при­во­дит к росту рыноч­ной цены выше цены про­из­вод­ства вплоть до вырав­ни­ва­ния рыноч­ной цены со сто­и­мо­стью товара. Именно эта раз­ность между инди­ви­ду­аль­ной сто­и­мо­стью сель­ско­хо­зяй­ствен­ного товара и ценой про­из­вод­ства обра­зует ренту земель­ного собственника.

В зем­ле­де­лии не про­ис­хо­дит обра­зо­ва­ния какой-то мифи­че­ской сверх­при­были, как счи­тает Малей­ченко. Про­ис­хо­дит лишь уве­ли­че­ние рыноч­ной цены и вырав­ни­ва­ние её не с ценой про­из­вод­ства, а с инди­ви­ду­аль­ной сто­и­мо­стью (в слу­чае с наи­худ­шей по пло­до­род­но­сти поч­вой). Зна­чит, товар про­да­ётся по своей сто­и­мо­сти V = 120, из кото­рой 110 заби­рает себе фер­мер, а 10 идёт в каче­стве ренты земель­ному соб­ствен­нику. При этом норма при­были фер­мера оста­ётся рав­ной общей норме при­были в про­мыш­лен­но­сти pꞌср = 10%.

Если бы мы могли допу­стить такие усло­вия, в кото­рых не суще­ство­вало бы земель­ной соб­ствен­но­сти, то в этом слу­чае не было бы пре­пят­ствий для вырав­ни­ва­ния рыноч­ных цен с ценами про­из­вод­ства. Таким обра­зом, рыноч­ная цена сель­ско­хо­зяй­ствен­ного товара стала бы рав­ной цене про­из­вод­ства Pm = Pp, а сво­бод­ное пере­те­ка­ние капи­та­лов из отрасли в отрасль при­вело бы к уста­нов­ле­нию новой, более высо­кой нормы при­были. В нашем слу­чае, два капи­тала Кп = 90[c] + 10[v] и Кс = 80[c] +20 [v] обра­зо­вали бы новую общую норму при­были, рав­ную pꞌср = 15%. Зна­чит, рыноч­ная цена и цена про­из­вод­ства сель­ско­хо­зяй­ствен­ных и про­мыш­лен­ных това­ров стали бы 115. Наблю­да­лось бы пони­же­ние цен для сель­ско­хо­зяй­ствен­ных това­ров на 5 и уве­ли­че­ние цен для про­мыш­лен­ных това­ров также на 5. Одно­вре­менно с этим общая норма при­были выросла бы с 10 до 15%.

Земель­ная соб­ствен­ность не создаёт мифи­че­ской «лож­ной соци­аль­ной сто­и­мо­сти», она лишь путём изъ­я­тия из про­из­вод­ства не при­но­ся­щей ренты почвы создаёт усло­вия для повы­ше­ния рыноч­ных цен на сель­ско­хо­зяй­ствен­ную про­дук­цию, а затем изы­мает часть реа­ли­зо­ван­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в пользу земель­ного соб­ствен­ника. То есть земель­ная соб­ствен­ность удер­жи­вает при­ба­воч­ную сто­и­мость в сфере сель­ско­хо­зяй­ствен­ного про­из­вод­ства и не даёт про­ис­хо­дить вырав­ни­ва­нию нормы при­были. Таким обра­зом, не про­ис­хо­дит пере­те­ка­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти из сферы сель­ского хозяй­ства в про­мыш­лен­ность, и «сохра­нён­ная» таким обра­зом часть при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти делится между фер­ме­ром-капи­та­ли­стом и землевладельцем. 

Да, верно заме­ча­ние автора, что капи­тал рев­ностно отно­сится к сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции. Но опро­мет­чиво пред­по­ла­гать, что капи­тал совер­шенно не про­тив отмены част­ной соб­ствен­но­сти на землю: ведь напа­де­ние на одну форму част­ной соб­ствен­но­сти было бы очень опасно и для дру­гой её формы.

Дифференциальная рента и различия в плодородии

В сле­ду­ю­щем пункте своей работы автор кри­ти­кует марк­сист­скую тео­рия диф­фе­рен­ци­аль­ной ренты. Точ­нее, эту тео­рию он счи­тает пол­но­стью неверной:

«Не зави­сит бытие земель­ной ренты и от раз­ли­чий в пло­до­ро­дии»

«…чтобы более высо­кий уро­жай пре­вра­тился в товар­ную про­дук­цию, нужно обес­пе­чить более высо­кую интен­сив­ность труда, или при­ме­не­ния боль­шего коли­че­ства рабо­чей силы, или повы­шен­ную тех­ни­че­скую осна­щён­ность, но в любом слу­чае потре­бу­ется больше затра­тить капи­тала и труда… Таким обра­зом, более высо­кий „рыноч­ный“ уро­жай, при про­чих рав­ных усло­виях, явля­ется резуль­та­том не более высо­кой про­из­во­ди­тель­но­сти труда в луч­ших при­родно-кли­ма­ти­че­ских усло­виях, а резуль­та­том боль­ших затрат капи­тала и труда на еди­ницу земель­ной пло­щади – без чего про­из­вод­ство боль­шего коли­че­ства товар­ной про­дук­ции невоз­можно. А это озна­чает, что „лож­ная соци­аль­ная сто­и­мость“ — явле­ние, про­ти­во­ре­ча­щее тео­рии тру­до­вой сто­и­мо­сти и реаль­ной прак­тике…» (с. 27)

Дей­стви­тельно, если на пло­хой почве пло­ща­дью Х гек­тар вырас­тает 1 тонна кар­то­феля, а на хоро­шей почве такой же пло­щади 2 тонны, то соб­ствен­ник вто­рого участка вынуж­ден при­ме­нять больше машин и людей для доставки товара до рынка. Однако это уве­ли­че­ние ком­пен­си­ру­ется тем, что на само выра­щи­ва­ние кар­то­феля было затра­чено меньше труда и техники. 

Пред­ста­вим себе двух фер­ме­ров. Фер­мер А обла­дает участ­ком пло­ща­дью 2Х гек­тар. При этом пло­до­ро­дие поз­во­ляет выда­вать на каж­дые Х гек­тар 1 тонну кар­то­феля. Фер­мер Б обла­дает участ­ком пло­ща­дью Х. При этом пло­до­ро­дие его участка поз­во­ляет ему выра­щи­вать на Х гек­тар 2 тонны картофеля.

Таким обра­зом, и фер­мер А на 2Х гек­тар выра­щи­вает 2 тонны кар­то­феля, и фер­мер Б на Х гек­тар тоже выра­щи­вает 2 тонны кар­то­феля. В итоге они имеют оди­на­ко­вый уро­жай, а зна­чит, для доставки на рынок должны при­ме­нять оди­на­ко­вое коли­че­ство машин и людей. Однако при этом фер­мер Б исполь­зует труд в два раза мень­шего числа людей на этапе выра­щи­ва­ния кар­то­феля, то есть при мень­ших затра­тах тех­ники и труда он полу­чает такой же уро­жай, что и фер­мер А. Сле­до­ва­тельно, инди­ви­ду­аль­ная сто­и­мость про­из­вод­ства на его ферме будет меньше инди­ви­ду­аль­ной сто­и­мо­сти про­из­вод­ства на ферме А. Именно эта раз­ница будет обра­зо­вы­вать ту самую диф­фе­рен­ци­аль­ную ренту, кото­рую фер­мер Б будет пла­тить хозя­ину земли.

При этом попытка Малей­ченко при­пи­сать Марксу обос­но­ва­ние тео­рии земель­ной ренты через при­мер с водо­па­дом выгля­дит довольно стран­ной. Маркс не дока­зы­вал этим при­ме­ром спра­вед­ли­вость поло­же­ний тео­рии диф­фе­рен­ци­аль­ной ренты, это был лишь нагляд­ный при­мер, при­ве­дён­ный в дидак­ти­че­ских целях. Маркс учи­ты­вал тот факт, что в усло­виях интен­сив­ного исполь­зо­ва­ния земли при­ме­ня­ется допол­ни­тель­ный капи­тал — допол­ни­тель­ные затраты труда, удоб­ре­ний и т. д., — что и раз­ви­ва­ется в гла­вах XL–XLIV, посвя­щён­ных диф­фе­рен­ци­аль­ной ренте II.

Не может являться опро­вер­же­нием марк­сист­ской тео­рии и то, что суще­ствен­ную часть дохода кре­стьян­ской семьи в СССР состав­ляли доходы от лич­ных под­соб­ных хозяйств. Ошибки соци­а­ли­сти­че­ской эко­но­мики СССР, мягко говоря, некор­ректно исполь­зо­вать в каче­стве дока­за­тель­ства оши­боч­но­сти марк­сист­ской тео­рии, опи­сы­ва­ю­щей работу капи­та­ли­сти­че­ского общества. 

Далее Малей­ченко снова сме­ши­вает при­ба­воч­ную сто­и­мость с при­бы­лью и доходностью:

«Вообще, совре­мен­ная миро­вая прак­тика не даёт ника­ких реаль­ных осно­ва­ний пола­гать, что в сель­ском хозяй­стве имеет место систем­ное пре­вы­ше­ние при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти над про­из­вод­ством её в про­мыш­лен­но­сти. Наобо­рот, низ­кая доход­ность сель­ско­хо­зяй­ствен­ной дея­тель­но­сти ком­пен­си­ру­ется госу­дар­ствен­ным финан­си­ро­ва­нием. При этом в США и Европе сум­мар­ные суб­си­дии равны или пре­вы­шают при­быль, полу­ча­е­мую сель­ским хозяй­ством» (с. 29).

Тот бес­спор­ный факт, что сель­ские про­из­во­ди­тели США и Европы живут на дота­ции от госу­дар­ства, не дока­зы­вает ров­ном счё­том ничего. Тем более, он сам по себе не отоб­ра­жает пере­нос при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти от про­из­во­ди­те­лей сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции к круп­ным тор­го­вым сетям. Подроб­нее об этом в ста­тье «What does monopsony mean? Chicken farms offer an answer»3 . Если кратко, скла­ды­ва­ется ситу­а­ция, когда немно­гие тор­го­вые сети при­нуж­дают про­из­во­ди­те­лей сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции постав­лять товар по резко зани­жен­ным ценам. Иначе говоря, про­ис­хо­дит пере­нос боль­шей доли при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, созда­ва­е­мой работ­ни­ками сель­ского хозяй­ства, в руки вла­дель­цев тор­го­вых сетей. При этом види­мый доход фер­ме­ров резко падает, что при­во­дит к невоз­мож­но­сти выплат по кре­ди­там и вынуж­дает фер­ме­ров искать дота­ции у госу­дар­ства. Однако это совер­шенно не зна­чит, что при­ба­воч­ная сто­и­мость созда­ётся тор­го­выми сетями, а не работ­ни­ками ферм. Мы имеем лишь види­мость, скры­ва­ю­щую истин­ную сущность.

Таким обра­зом, и здесь това­рищ Малей­ченко ока­зался не прав.

Рента как процент на капитал

Так что же, по мне­нию Вяче­слава Нико­ла­е­вича, явля­ется источ­ни­ком земель­ной ренты?

Ответ таков:

«Оче­видно, что её источ­ни­ком явля­ется обыч­ная при­ба­воч­ная сто­и­мость, при­сва­и­ва­е­мая и реа­ли­зу­е­мая капи­та­лом» (с. 29).

Ошибка Маркса исправ­лена, нако­нец-то нам пока­зали, как обстоит дело на самом деле! Хотя… Мину­точку, что гово­рил насчёт ренты сам Маркс?

«Вся­кая земель­ная рента есть при­ба­воч­ная сто­и­мость, про­дукт при­ба­воч­ного труда»4 ;

«…вме­сте с усло­ви­ями, при кото­рых зем­ле­дель­че­ские про­дукты раз­ви­ва­ются в сто­и­мо­сти (товары) и вме­сте с усло­ви­ями реа­ли­за­ции их сто­и­мо­стей раз­ви­ва­ется и сила земель­ной соб­ствен­но­сти при­сва­и­вать себе всю рас­ту­щую долю этих созда­ва­е­мых без её содей­ствия сто­и­мо­стей, всё рас­ту­щая доля при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти пре­вра­ща­ется в земель­ную ренту»5 .

Кажется, Карл Маркс и сам недву­смыс­ленно дал понять, что источ­ни­ком земель­ной ренты явля­ется обыч­ная при­ба­воч­ная сто­и­мость, про­из­ве­дён­ная сель­ско­хо­зяй­ствен­ными рабочими. 

Далее Малей­ченко пишет:

«Дело в том, что изна­чально земель­ная соб­ствен­ность и капи­тал пред­по­ла­гают сотруд­ни­че­ство, так как „моно­по­лия земель­ной соб­ствен­но­сти явля­ется исто­ри­че­ской пред­по­сыл­кой и оста­ётся осно­вой капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства…“ [Маркс К. Капи­тал, т. 3. Соч. 2-е изд., 25, ч. 1, 1962. С. 166]» (с. 29)

Здесь това­рищ Малей­ченко снова вольно трак­тует Маркса и не при­во­дит цитату полностью:

«Но та форма, в кото­рой нахо­дит земель­ную соб­ствен­ность зарож­да­ю­щийся капи­та­ли­сти­че­ский спо­соб про­из­вод­ства, не соот­вет­ствует этому спо­собу. Соот­вет­ству­ю­щая ему форма впер­вые созда­ется им самим посред­ством под­чи­не­ния зем­ле­де­лия капи­талу; таким обра­зом и фео­даль­ная земель­ная соб­ствен­ность, и кла­но­вая соб­ствен­ность, и мел­кая кре­стьян­ская соб­ствен­ность с земель­ной общи­ной [Markgemeinschaft] пре­вра­ща­ются в эко­но­ми­че­скую форму, соот­вет­ству­ю­щую этому спо­собу про­из­вод­ства, как бы ни были раз­личны их юри­ди­че­ские формы»6 .

То есть на самом деле ни о каком изна­чаль­ном сотруд­ни­че­стве и речи идти не может. Капи­та­ли­сти­че­ский спо­соб про­из­вод­ства рево­лю­ци­о­ни­зи­рует земель­ную соб­ствен­ность и под­чи­няет её себе. Пред­по­сыл­кой явля­ется лишь нали­чие част­ной соб­ствен­но­сти на землю, но никак не сотруд­ни­че­ство между зем­ле­вла­дель­цами и капиталистами. 

Более того, здесь как раз и воз­ни­кают те самые про­ти­во­ре­чия капи­та­ли­сти­че­ского обще­ства, кото­рые бли­ста­тельно заме­тил Маркс:

«При капи­та­ли­сти­че­ском спо­собе про­из­вод­ства капи­та­лист — не только необ­хо­ди­мый, но и гос­под­ству­ю­щий агент про­из­вод­ства. Напро­тив, земель­ный соб­ствен­ник при этом спо­собе про­из­вод­ства совер­шенно изли­шен. Все, что тре­бу­ется для капи­та­ли­сти­че­ского спо­соба про­из­вод­ства, это — то, чтобы земля не была общей соб­ствен­но­стью, чтобы она про­ти­во­сто­яла рабо­чему классу как не при­над­ле­жа­щее ему усло­вие про­из­вод­ства, и эта цель дости­га­ется пол­но­стью тогда, когда земля ста­но­вится госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­стью и земель­ную ренту полу­чает, стало быть, госу­дар­ство. Земель­ный соб­ствен­ник, испол­няв­ший в древ­нем и в сред­не­ве­ко­вом мире столь суще­ствен­ные функ­ции в про­из­вод­стве, явля­ется в про­мыш­лен­ном мире бес­по­лез­ным наро­стом. Поэтому ради­каль­ный бур­жуа (имея, кроме того, в виду отмену всех дру­гих нало­гов) тео­ре­ти­че­ски при­хо­дит к отри­ца­нию част­ной земель­ной соб­ствен­но­сти, кото­рую ему хоте­лось бы пре­вра­тить в форме госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти в общую соб­ствен­ность класса бур­жу­а­зии, капи­тала. Однако на прак­тике у него не хва­тает храб­ро­сти, так как напа­де­ние на одну форму соб­ствен­но­сти — на одну форму част­ной соб­ствен­но­сти на усло­вия труда — было бы очень опасно и для дру­гой формы»7 .

Про­ни­ца­тель­ность Маркса поис­тине заслу­жи­вает ува­же­ния. Опре­де­лив про­ти­во­ре­чия совре­мен­ного ему обще­ства, он наме­тил вер­ное направ­ле­ние дви­же­ния капи­та­ли­сти­че­ского обще­ства. С одной сто­роны, бур­жу­а­зии мешает класс земель­ных соб­ствен­ни­ков, посто­янно изы­ма­ю­щий часть при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти в виде ренты. С дру­гой сто­роны, бур­жу­а­зия боится нис­про­вер­же­ния част­ной соб­ствен­но­сти на землю, так как сле­ду­ю­щим эта­пом ста­нет отмена част­ной соб­ствен­но­сти на сред­ства про­из­вод­ства вообще. Един­ствен­ным выхо­дом из этой ситу­а­ции для бур­жу­а­зии стал пере­ход част­ной соб­ствен­но­сти на землю в руки госу­дар­ства — инстру­мента в руках пра­вя­щего класса капи­та­ли­стов. Оче­видно, что этим дей­ствием бур­жу­а­зия только уси­лила своё гос­под­ство, создав иллю­зию наци­о­на­ли­за­ции земли и её недр во благо народа.

Однако вер­нёмся к вопросу, постав­лен­ному Малей­ченко. Только немного его пере­фор­му­ли­руем: каким обра­зом при­ба­воч­ная сто­и­мость пере­те­кает от непо­сред­ствен­ного капи­та­ли­ста-фер­мера к зем­ле­вла­дельцу? Как обра­зу­ется эта мно­го­стра­даль­ная рента?

Вяче­слав Нико­ла­е­вич в своей ста­тье посто­янно сме­ши­вает внеш­нюю форму явле­ний с сущ­но­стью. Именно поэтому он так нелепо путает при­быль и при­ба­воч­ную сто­и­мость, цены про­из­вод­ства и сто­и­мость. Непо­ни­ма­ние им этой раз­ницы при­во­дит его к зако­но­мер­ным оши­боч­ным выво­дам. Ухва­тив тезис Энгельса о воз­рос­шей роли биржи в совре­мен­ном сель­ском хозяй­стве, Малей­ченко отож­де­ствил ренту с про­цен­том на вло­жен­ный в землю капитал:

«Таким обра­зом, капи­та­ли­за­ция земель­ной соб­ствен­но­сти орга­ни­че­ски вклю­чает её вос­про­из­вод­ствен­ный обо­рот обще­ствен­ного капи­тала и реа­ли­зу­ется в ренте так же, как акция в диви­денде и кре­дит в про­центе, чер­па­е­мые из одного источ­ника — реа­ли­зо­ван­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти.
В этих усло­виях источ­ни­ком ренты, так же, как про­цента и диви­денда, явля­ется не избы­точ­ная при­быль в сель­ском хозяй­стве, а при­ба­воч­ная сто­и­мость, при­сва­и­ва­е­мая обще­ствен­ным капи­та­лом»
(с. 30).

Таким обра­зом, Малей­ченко в своей ста­тье при­дер­жи­ва­ется того бур­жу­аз­ного взгляда на ренту, кото­рый частично отверг ещё Адам Смит:

«Можно думать, что земель­ная рента часто пред­став­ляет собою лишь уме­рен­ную при­быль или про­цент на капи­тал, затра­чен­ный зем­ле­вла­дель­цем на улуч­ше­ние земли. Это, без сомне­ния, может отча­сти иметь место в неко­то­рых слу­чаях, но только отча­сти. Зем­ле­вла­де­лец тре­бует ренту и за земли, совер­шенно не под­вер­гав­ши­еся улуч­ше­нию, а пред­по­ла­га­е­мый про­цент или при­быль на капи­тал, затра­чи­ва­е­мый на улуч­ше­ние земли, обык­но­венно состав­ляет над­бавку к этой пер­во­на­чаль­ной ренте. Кроме того, улуч­ше­ния эти не все­гда про­из­во­дятся на сред­ства зем­ле­вла­дельца, нередко они дела­ются за счет арен­да­тора. Однако при воз­об­нов­ле­нии аренд­ного дого­вора зем­ле­вла­де­лец обычно тре­бует такого уве­ли­че­ния ренты, как будто все эти улуч­ше­ния были про­из­ве­дены за его счет. Он ино­гда тре­бует ренту даже за то, что вообще не под­да­ется улуч­ше­нию посред­ством чело­ве­че­ских уси­лий. Солянка — вид мор­ской травы — будучи сожжена, дает щелоч­ную соль, упо­треб­ля­е­мую при выделке стекла, мыла и дру­гих целей. Она рас­тет в неко­то­рых местах Вели­ко­бри­та­нии, в осо­бен­но­сти в Шот­лан­дии, только на таких ска­лах, кото­рые рас­по­ло­жены в полосе при­лива и два­жды в день покры­ва­ются водою; труд чело­века, таким обра­зом, ничего не сде­лал для уве­ли­че­ния про­из­во­ди­тель­но­сти этих скал. А между тем зем­ле­вла­де­лец, в состав име­ния кото­рого вхо­дит бере­го­вая полоса с такого рода тра­вой, тре­бует за нее такую же ренту, как и за свои хлеб­ные поля»8 .

Маркс закон­чил нача­тое Ада­мом Сми­том и Рикардо иссле­до­ва­ние, пол­но­стью отверг­нув это неле­пое сме­ше­ние и чётко раз­ли­чив ренту и про­цент на вло­жен­ный капитал:

«Сме­ше­ние самой земель­ной ренты с той фор­мой про­цента, кото­рую она при­ни­мает для поку­па­теля земли, — сме­ше­ние, осно­ван­ное на пол­ном непо­ни­ма­нии при­роды земель­ной ренты, — необ­хо­димо при­во­дит к уди­ви­тель­ней­шим лож­ным заклю­че­ниям»9 .

«Поис­тине забавна тео­рия, согласно кото­рой в этом слу­чае на одной земле, отно­си­тель­ные пре­иму­ще­ства кото­рой искус­ственно созданы, рента есть про­цент, а на дру­гой земле, кото­рая обла­дает этими пре­иму­ще­ствами от при­роды, не есть про­цент»10 .

Но с тех пор про­шло много вре­мени, клас­си­че­ские земель­ные соб­ствен­ники всё больше заме­ня­ются госу­дар­ством, а биржа захва­ты­вает кон­троль над агро­про­мыш­лен­ным ком­плек­сом. Так, может быть, Маркс устарел?

К несча­стью для тео­рии Малей­ченко, нет. Конечно, со вре­мён Маркса капи­та­ли­сти­че­ское про­из­вод­ство зна­чи­тельно услож­ни­лось. Однако сама его сущ­ность оста­лась неиз­мен­ной, изме­ни­лась лишь види­мость — форма, в кото­рой она пред­стаёт перед нами.

Так почему же нельзя сме­ши­вать про­цент на капи­тал с рентой? 

Разыс­ки­вая у Маркса несу­ще­ству­ю­щую «лазейку», через кото­рую тот якобы про­тас­ки­вал созда­ние сто­и­мо­сти при­ро­дой, Малей­ченко со своим при­зна­нием ренты про­цен­том на вло­жен­ный капи­тал сам орга­ни­зует для себя эту самую лазейку. Заяв­ляя о борьбе с бур­жу­аз­ной тео­рией «трёх фак­то­ров» (труд, земля, капи­тал), Малей­ченко про­но­сит эту тео­рию в марк­сист­скую полит­эко­но­мию через чёр­ный ход. 

Однако, прежде чем перейти к непо­сред­ствен­ному рас­смот­ре­нию земель­ной ренты, мы должны про­сле­дить, как обра­зу­ются про­цент и пред­при­ни­ма­тель­ский доход.

Нач­нём рас­смот­ре­ние с про­мыш­лен­ного капи­тала, кото­рый делится на группы по орга­ни­че­скому стро­е­нию: оно может быть низ­ким, сред­ним и высо­ким. Это деле­ние стро­ится на отно­ше­нии посто­ян­ного капи­тала к пере­мен­ному. Чем больше в капи­тале состав­ляет доля посто­ян­ного, тем выше его орга­ни­че­ское стро­е­ние. Но из тру­до­вой тео­рии сто­и­мо­сти мы знаем, что при­ба­воч­ная сто­и­мость созда­ётся только про­из­во­ди­тель­ным тру­дом. Сле­до­ва­тельно, при­ме­ня­ю­щий мень­шее коли­че­ство труда капи­тал высо­кого стро­е­ния про­из­во­дит меньше при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти на каж­дые 100 еди­ниц капи­тала (рису­нок 1).

Рису­нок 1. Сто­и­мо­сти, про­из­во­ди­мые рав­но­ве­ли­кими капи­та­лами раз­лич­ного орга­ни­че­ского стро­е­ния (C — посто­ян­ный капи­тал, V — пере­мен­ный капи­тал, M — при­ба­воч­ная сто­и­мость). Норму при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти во всех слу­чаях для упро­ще­ния берём рав­ной 100%.

Но в реаль­ной жизни рав­но­ве­ли­кие капи­талы при­но­сят оди­на­ко­вую при­быль, то есть на каж­дые 100 еди­ниц капи­тала при­хо­дится оди­на­ко­вое коли­че­ство при­были. Это про­ис­хо­дит из-за посто­ян­ного пере­те­ка­ния капи­та­лов из одной обла­сти про­из­вод­ства в дру­гую. Кон­ку­рен­ция капи­та­лов в раз­лич­ных отрас­лях про­из­вод­ства застав­ляет пред­при­ни­ма­те­лей изы­мать капи­талы из менее при­быль­ных отрас­лей и вкла­ды­вать их в более при­быль­ные. Посто­ян­ное пере­ме­ще­ние капи­та­лов из отрасли в отрасль при­во­дит к вырав­ни­ва­нию раз­лич­ных норм при­были по отрас­лям в еди­ную общую норму при­были и уста­нов­ле­нию цен производства. 

Капи­та­лов, име­ю­щих низ­кое орга­ни­че­ское стро­е­ние, больше. Этому спо­соб­ствует и то, что для про­из­вод­ства в соот­вет­ству­ю­щих отрас­лях в сред­нем тре­бу­ется мень­ший раз­мер отдель­ного капи­тала. Мас­сив­ный при­ток капи­та­лов в эту сферу про­из­вод­ства при­во­дит к уста­нов­ле­нию цен про­из­вод­ства това­ров ниже их стоимости. 

В то же время на дру­гой сто­роне мы имеем малень­кое коли­че­ство капи­та­лов высо­кого орга­ни­че­ского стро­е­ния. Не каж­дый капи­та­лист имеет воз­мож­ность заку­пать огром­ное коли­че­ство доро­го­сто­я­щих стан­ков для успеш­ного веде­ния биз­неса в такой сфере про­из­вод­ства. Таким обра­зом, здесь сла­бее кон­ку­рен­ция, что при­во­дит к уста­нов­ле­нию цен про­из­вод­ства това­ров выше их стоимости. 

Мы имеем посто­ян­ный пере­нос при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти из сфер капи­та­лов с низ­ким орга­ни­че­ским стро­е­нием в сферы с капи­та­лами высо­кого орга­ни­че­ского стро­е­ния (рису­нок 2).

Рису­нок 2. Пре­вра­ще­ние сто­и­мо­стей, про­из­ве­дён­ных рав­но­ве­ли­кими капи­та­лами раз­лич­ного орга­ни­че­ского стро­е­ния, в цены про­из­вод­ства = (C + V + pср), где pср — сред­няя прибыль.

В капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве все­гда име­ется про­слойка бога­тых людей, кото­рые не хотят вести биз­нес сами, но имеют жела­ние полу­чать посто­ян­ный доход. Такие люди пере­дают своё состо­я­ние в поль­зо­ва­ние пред­при­ни­ма­телю, кото­рый исполь­зует эти деньги как капи­тал. Есте­ственно, пред­при­ни­ма­тель не полу­чает эти деньги даром, а обя­зу­ется пла­тить со своей при­были опре­де­лён­ный про­цент. Мы не будем рас­смат­ри­вать, как именно опре­де­ля­ется высота про­цент­ной ставки, то есть соот­но­ше­ние между частями при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, одна из кото­рых доста­ётся пред­при­ни­ма­телю, дру­гая — кре­ди­тору. Глав­ное для нас — уяс­нить то, что в про­из­вод­ство вкла­ды­ва­ется капи­тал кре­ди­тора, вкла­ды­ва­ется реально суще­ству­ю­щая сто­и­мость. В про­цессе про­из­вод­ства этот капи­тал воз­рас­тает и при­но­сит при­быль, кото­рая делится между пред­при­ни­ма­те­лем и кре­ди­то­ром. То, что полу­чает пред­при­ни­ма­тель, назы­ва­ется пред­при­ни­ма­тель­ским дохо­дом, то, что полу­чает кре­ди­тор, — про­цен­том (рису­нок 3). Схо­жим обра­зом рабо­тают акци­о­нер­ные обще­ства. Цен­ная бумага, даю­щая её вла­дельцу право на про­цент с дохода, полу­ча­е­мого ком­па­нией, назы­ва­ется акцией.

Рису­нок 3. Деле­ние сред­ней при­были (pср) на про­цент и пред­при­ни­ма­тель­ский доход, где z — про­цент, pe — пред­при­ни­ма­тель­ский доход.

При­ве­дём при­мер. Допу­стим, кре­ди­тор обла­дает сум­мой 20 000 000 руб­лей, сред­няя годо­вая норма при­были pꞌср = 10%, а про­цент состав­ляет поло­вину при­были (т. е. сред­няя про­цент­ная ставка равна 5%). Кре­ди­тор пере­даёт эту сумму пред­при­ни­ма­телю. Через год пред­при­ни­ма­тель полу­чает при­быль на капи­тал в раз­мере 2 000 000 руб­лей. Из них 1 мил­лион он отдаёт кре­ди­тору в каче­стве процента.

Таким обра­зом, несмотря на то, что цена акций ком­па­нии явля­ется по сути фик­тив­ным капи­та­лом, сами акции кре­ди­тора явля­ются пред­ста­ви­те­лями реаль­ного капи­тала, а про­цент пред­став­ляет собой долю сред­ней при­были, кото­рую полу­чает пред­при­я­тие с дан­ного капитала.

Иначе дело обстоит с земель­ной рентой.

С точки зре­ния марк­сист­ской поли­ти­че­ской эко­но­мии, цена земли изна­чально явля­ется не чем иным, как капи­та­ли­зи­ро­ван­ной рен­той. К при­меру, если земля при­но­сит зем­ле­вла­дельцу 1 000 000 руб­лей каж­дый год, а сред­няя про­цент­ная ставка равна 5%, то цена этой земли может рас­смат­ри­ваться как про­цент на капи­тал в 20 000 000 руб­лей. 20 мил­ли­о­нов руб­лей явля­ются не сто­и­мо­стью земли, а так назы­ва­е­мым фик­тив­ным капи­та­лом, основу кото­рого состав­ляет воз­ни­ка­ю­щая в про­из­вод­стве сель­ско­хо­зяй­ствен­ного товара рента, а не наобо­рот. Когда зем­ле­вла­де­лец поку­пает землю за рас­счи­тан­ную таким обра­зом цену, он не вкла­ды­вает ника­кого капи­тала в про­из­вод­ство: он поку­пает лишь право рас­по­ря­жаться этой зем­лёй по сво­ему разу­ме­нию. Дать землю в поль­зо­ва­ние фер­меру-капи­та­ли­сту или не дать — дру­гой вопрос.

Когда зем­ле­вла­де­лец сдаёт землю в аренду фер­меру-капи­та­ли­сту, он полу­чает право на при­сво­е­ние части при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, кото­рую про­из­во­дят рабо­чие фер­мера-капи­та­ли­ста. Сами 20 мил­ли­о­нов руб­лей зем­ле­вла­дельца, вло­жен­ные в землю, не вхо­дят в про­из­вод­ство этой при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. В про­из­вод­ство вхо­дит в дан­ном слу­чае капи­тал фер­мера-капи­та­ли­ста, состав­ля­ю­щий его соб­ствен­ные 20 мил­ли­о­нов руб­лей. На свои 20 мил­ли­о­нов фер­мер заку­пает посто­ян­ный капи­тал (удоб­ре­ния, трак­торы, лопаты) и пере­мен­ный капи­тал (рабо­чую силу) в надежде полу­чить сред­нюю норму при­были, в нашем слу­чае — 10%. Если бы ожи­да­лась при­быль ниже сред­ней, то фер­мер-капи­та­лист пред­по­чёл бы вло­жить деньги в дру­гую сферу производства.

Но всё-таки как обра­зу­ется рента?

Бла­го­даря вме­ша­тель­ству земель­ной соб­ствен­но­сти рыноч­ная цена сель­ско­хо­зяй­ствен­ной про­дук­ции выше цены про­из­вод­ства. Зем­ле­вла­де­лец не будет сда­вать в аренду землю, если она не при­не­сёт дохода — в дан­ном слу­чае ренты. Созда­ются пре­пят­ствия для сво­бод­ного пере­те­ка­ния капи­тала из про­мыш­лен­но­сти в сель­ско­хо­зяй­ствен­ную сферу, нару­ша­ется вырав­ни­ва­ние рыноч­ной цены до цены про­из­вод­ства, сле­до­ва­тельно, рыноч­ная цена про­дукта повы­ша­ется до уровня его сто­и­мо­сти (рису­нок 4). 

Рису­нок 4. Земель­ная соб­ствен­ность пре­пят­ствует пере­носу при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти из сель­ско­хо­зяй­ствен­ной отрасли с более низ­ким орга­ни­че­ским стро­е­нием капи­тала в про­мыш­лен­ную отрасль с более высо­ким орга­ни­че­ским стро­е­нием капи­тала. Сохра­нён­ная в этом слу­чае при­ба­воч­ная сто­и­мость обра­зует абсо­лют­ную ренту (АР).

Абсо­лют­ная рента воз­можна бла­го­даря тому, что капи­тал, при­ме­ня­е­мый в сель­ском хозяй­стве, имеет более низ­кое орга­ни­че­ское стро­е­ние, чем про­мыш­лен­ный. А диф­фе­рен­ци­аль­ная рента воз­можна бла­го­даря тому, что на раз­ных участ­ках земли инди­ви­ду­аль­ная сто­и­мость бла­го­даря раз­ли­чию в пло­до­ро­дии отли­ча­ется от рыноч­ной сто­и­мо­сти. Абсо­лют­ная и диф­фе­рен­ци­аль­ная ренты состав­ляют вме­сте сово­куп­ную ренту (рису­нок 5).

Рису­нок 5. Инди­ви­ду­аль­ная сто­и­мость товара, про­из­ве­дён­ного на более пло­до­род­ной почве, ниже рыноч­ной. Эта раз­ница обра­зует диф­фе­рен­ци­аль­ную ренту (ДР).

Мате­ма­ти­че­ски это можно выра­зить так:

Сово­куп­ная рента (СР) = Абсо­лют­ная рента (АР) + диф­фе­рен­ци­аль­ная рента (ДР).

Так как:

АР = Инди­ви­ду­аль­ная сто­и­мость (ИС) – цена про­из­вод­ства (ЦП)

ДР = Рыноч­ная сто­и­мость (РС) – инди­ви­ду­аль­ная сто­и­мость (ИС)

То:

СР = (ИС – ЦП) + (РС – ИС) = РС – ЦП

Таким обра­зом, сово­куп­ная рента равна раз­нице между рыноч­ной сто­и­мо­стью про­дукта и ценой его производства.

Конечно, совре­мен­ное капи­та­ли­сти­че­ское про­из­вод­ство пред­став­лено ещё более слож­ными фор­мами. Фер­мер-капи­та­лист может не иметь сво­его лич­ного капи­тала и исполь­зо­вать полу­чен­ный от кре­ди­тора. Тогда, помимо выпла­чи­ва­е­мой зем­ле­вла­дельцу ренты, фер­мер-капи­та­лист будет дол­жен отда­вать часть полу­чен­ной при­были кре­ди­тору в виде про­цента. Из-за этого его реаль­ный пред­при­ни­ма­тель­ский доход сокра­ща­ется ещё больше (рису­нок 6). И это мы ещё не обсу­дили роль тор­го­вого капи­тала, кото­рый также при­сва­и­вает часть при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, про­из­во­ди­мой рабо­чими фермера.

Рису­нок 6. В слу­чае, когда фер­мер-капи­та­лист исполь­зует заём­ный капи­тал, сред­няя при­быль делится на пред­при­ни­ма­тель­ский доход (pe), кото­рый при­сва­и­вает сам фер­мер, и на про­цент (z), выпла­чи­ва­е­мый кредитору. 

Ничего, в сущ­но­сти, не меня­ется, если зем­ле­вла­дель­цем ста­но­вится госу­дар­ство. Явля­ясь инстру­мен­том в руках круп­ных капи­та­ли­стов, оно направ­ляет полу­чен­ную таким обра­зом ренту на под­держку этих же круп­ных капи­та­ли­стов, о чём ещё в XIX веке так даль­но­видно писал Маркс:

«Упразд­не­ние земель­ной соб­ствен­но­сти в рикар­диан­ском смысле, т. е. её пре­вра­ще­ние в госу­дар­ствен­ную соб­ствен­ность, при кото­рой ренту пла­тят не ленд­лорду, а госу­дар­ству, явля­ется иде­а­лом, сокро­вен­ным стрем­ле­нием капи­тала, вырас­та­ю­щим из его глу­бо­чай­шей сущ­но­сти. Капи­тал не может прямо упразд­нить земель­ную соб­ствен­ность. Но путём её пре­вра­ще­ния в ренту [упла­чи­ва­е­мую госу­дар­ству] он как класс при­сва­и­вает её себе для покры­тия своих госу­дар­ствен­ных рас­хо­дов, т. е. при­сва­и­вает себе околь­ным путём то, чего он непо­сред­ственно не может удер­жать в своих руках»11 .

Также воз­можна ситу­а­ция, когда зем­ле­вла­дель­цем явля­ется банк, кре­ди­ту­ю­щий фер­мера-капи­та­ли­ста. В таком слу­чае этот банк будет при­сва­и­вать себе и про­цент с дохода, и сово­куп­ную земель­ную ренту.

Всё это при­во­дит к тому, что пред­при­ни­ма­тель­ского дохода фер­мера-капи­та­ли­ста едва хва­тает на новый цикл обо­рота капи­тала. Для про­дол­же­ния про­из­вод­ства ему при­хо­дится вле­зать в новые долги, брать новые кре­диты, сидеть на дота­циях от госу­дар­ства либо объ­явить себя банкротом.

В итоге мы видим всё боль­шую кон­цен­тра­цию капи­та­лов в руках круп­ных капи­та­ли­стов и всё более уси­ли­ва­ю­щу­юся экс­плу­а­та­цию мел­кой бур­жу­а­зии. Уже сей­час мы наблю­даем ситу­а­цию, когда фер­меры-капи­та­ли­сты могут иметь доход меньше, чем зар­платы у неко­то­рых работ­ни­ков круп­ных кор­по­ра­ций и банков.

Выводы

Автор не при­вёл ни одного аргу­мента, опро­вер­га­ю­щего тео­рию абсо­лют­ной ренты и диф­фе­рен­ци­аль­ной ренты Маркса. Малей­ченко не смог пра­вильно объ­яс­нить, как новые вло­же­ния капи­тала обра­зуют ренту, так как не понял диф­фе­рен­ци­аль­ную ренту II. 

Маркс тща­тельно изу­чил раз­лич­ные вари­анты интен­сив­ного зем­ле­поль­зо­ва­ния. Рас­смот­рев раз­ные слу­чаи как уве­ли­че­ния, так и умень­ше­ния про­из­во­ди­тель­но­сти зем­ле­де­лия при новых вло­же­ниях капи­тала, Маркс смог создать строй­ную тео­рию диф­фе­рен­ци­аль­ной ренты II, акту­аль­ность кото­рой не вызы­вает сомне­ний и сегодня.

Посто­янно сме­ши­вая явле­ние с сущ­но­стью, при­быль с при­ба­воч­ной сто­и­мо­стью, Малей­ченко при­шёл к совер­шенно непра­виль­ному отож­деств­ле­нию ренты с про­цен­том, что отверг ещё Адам Смит. Такой откат назад лишь затруд­няет ана­лиз совре­мен­ной капи­та­ли­сти­че­ской системы и ведёт к совер­шенно непра­виль­ным выводам. 

Подоб­ные ошибки в иссле­до­ва­нии при­роды капи­та­ли­сти­че­ского обще­ства при­во­дят марк­си­стов к поста­новке непра­виль­ных целей и задач своей дея­тель­но­сти. Как след­ствие, барах­та­ясь в тем­ноте незна­ния, марк­си­сты сво­ими непра­виль­ными дей­стви­ями лишь укреп­ляют гос­под­ство капитала.

Заключение

Чтобы лечить паци­ента, врач дол­жен знать ана­то­мию, физио­ло­гию, био­хи­мию и мно­же­ство дру­гих тео­ре­ти­че­ских дис­ци­плин. Он дол­жен ста­вить диа­гноз, осно­вы­ва­ясь на своих тео­ре­ти­че­ских зна­ниях. Не пони­мая, как рабо­тает орга­низм, не пони­мая сущ­ность болезни, её осо­бен­но­сти, врач не может спла­ни­ро­вать свои дей­ствия, что чре­вато инва­ли­ди­за­цией или смер­тью паци­ента. То же самое мы имеем при работе с дру­гими уров­нями орга­ни­за­ции мате­рии, и обще­ство здесь не исключение.

Социум живёт по своим зако­нам. Чтобы полу­чить нуж­ные нам резуль­таты, мы должны знать эти законы. Для этого тре­бу­ются глу­бо­кие зна­ния фило­со­фии, поли­ти­че­ской эко­но­мии и исто­рии, уме­ние при­ме­нять эти зна­ния на прак­тике. Пре­не­бре­же­ние любой из этих наук неиз­менно ведёт к пла­чев­ным результатам.

Ста­тья Малей­ченко — отлич­ный при­мер, кото­рый наглядно пока­зы­вает, как вроде бы далё­кая от прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти наука фило­со­фия напря­мую вли­яет на ход рас­суж­де­ний и выводы иссле­до­ва­теля. После про­ве­дён­ного раз­бора ста­тьи ака­де­ми­че­ского эко­но­ми­ста видно, как непо­ни­ма­ние фун­да­мен­таль­ных фило­соф­ских кате­го­рий при­вело автора к сме­ше­нию формы про­яв­ле­ния, т. е. при­были, с внут­рен­ней сущ­но­стью — при­ба­воч­ной сто­и­мо­стью. Резуль­та­том этого стал совер­шенно непра­виль­ный ана­лиз и лож­ные выводы.

Марк­си­сты посто­янно ходят по тон­кому лезвию. 

Зача­стую вуль­гарно пони­мая марк­сизм как сугубо прак­ти­че­ское уче­ние, горе-марк­си­сты отка­зы­ва­ются от какой-либо тео­ре­ти­че­ской работы. Отда­вая раз­ви­тие тео­рии на откуп ака­де­ми­че­ским спе­ци­а­ли­стам, марк­си­сты при­ни­мают на веру любые идеи ака­де­ми­че­ских учё­ных, если те хоть где-то поло­жи­тельно отзы­ва­ются о Марксе или назы­вают себя его последователями.

Не стре­мясь полу­чить глу­бо­кие зна­ния, марк­си­сты бес­со­зна­тельно попа­дают под вли­я­ние авто­ри­те­тов. Кто-то тащит к себе на зна­мёна Буз­га­лина, кто-то Ильен­кова, кто-то молится на Комо­лова, а кто-то — на Кагар­лиц­кого и Гри­го­рьева. На деле же мы видим лишь пустоту в голо­вах и отсут­ствие какого-либо адек­ват­ного плана действий.

Дру­гая часть марк­си­стов, видя сла­бую тео­ре­ти­че­скую под­го­товку своих това­ри­щей по цеху, ухо­дит в тео­рию Маркса — Энгельса — Ленина — (вста­вить имя) с голо­вой, ска­ты­ва­ется в сек­тант­ство и по ходу про­цесса отвер­гает все дости­же­ния совре­мен­ной бур­жу­аз­ной науки.

К сожа­ле­нию, нет уни­вер­саль­ного спо­соба избе­жать ска­ты­ва­ния в ту или дру­гую сто­рону. Марк­си­сты должны посто­янно быть открыты к кри­тике извне, не должны зацик­ли­ваться сами на себе. Они обя­заны изу­чать тео­рии оппо­нен­тов, ста­раться опро­верг­нуть их. Ещё более кри­тичны марк­си­сты должны быть к своим соб­ствен­ным сто­рон­ни­кам. Любое согла­сие с кем-то лишь по при­чине того, что он свой — пря­мая дорога к секте. Любое при­ня­тие в свои ряды людей лишь по при­знаку сим­па­тии к про­ле­та­ри­ату — пря­мая дорога к вырождению.

Ничто не ново под луной. И во вре­мена Маркса сек­танты от левого дви­же­ния отвер­гали науку, не загру­жали голову тео­рией и раз за разом про­иг­ры­вали все битвы в войне с бур­жу­а­зией. А их наив­ные и без­гра­мот­ные про­граммы вызы­вали спра­вед­ли­вый гнев осно­ва­те­лей марк­сизма12 .

Каж­дый марк­сист дол­жен вся­че­ски стре­миться полу­чить каче­ствен­ное обра­зо­ва­ние. Лишь мето­ди­че­ское осво­е­ние дости­же­ний бур­жу­аз­ной науки, кри­ти­че­ское осмыс­ле­ние её мето­дов, ком­плекс­ное и систе­ма­ти­че­ское изу­че­ние марк­сист­ской лите­ра­туры в сово­куп­но­сти с жёст­кой само­кри­ти­кой могут помочь марк­си­стам про­дол­жить пра­виль­ный путь. 

На сего­дняш­ний момент для марк­си­стов жиз­ненно важно нала­жи­вать кон­такты с пред­ста­ви­те­лями раз­лич­ных направ­ле­ний науки и тех­ники. Лишь обо­га­щая марк­сизм резуль­та­тами пози­тив­ных наук, мы смо­жем обно­вить тео­рию, осо­вре­ме­нить её. Но не стоит это делать слепо. Не разо­брав­шись в диа­лек­ти­че­ском методе, не имея серьёз­ной фило­соф­ской базы, мы лишь оста­немся сле­пыми адеп­тами бур­жу­аз­ной науки, вос­при­ни­ма­ю­щими совре­мен­ные науч­ные тео­рии как абсо­лют­ную истину.

Пере­тя­ги­вать на свою сто­рону пере­до­вых рабо­чих и интел­лек­ту­а­лов — поис­тине слож­ная задача. Они потя­нутся только за теми, кто дока­жет, что может гово­рить с ними на рав­ных и достоин стать во главе. А для этого самим марк­си­стам надо быть на целую голову выше.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Monya Baker (2016). 1,500 scientists lift the lid on reproducibility. Nature, may 2016.
  2. Малей­ченко, В. Н. (2019). Про­ти­во­ре­чия тео­рии земель­ной ренты и издержки её при­ме­не­ния в оте­че­ствен­ном зем­ле­де­лии. Вопросы поли­ти­че­ской эко­но­мии, (3), 22–33.
  3. «What does monopsony mean? Chicken farms offer an answer» — The Atlantic (sep. 4, 2018), ссылка на рус­ский пере­вод: Как рабо­тает моноп­со­ния? Отве­чают фер­меры-пти­це­воды.
  4. К. Маркс «Капи­тал» (1986), т. 3, глава XXXVII, стр. 690.
  5. К. Маркс «Капи­тал» (1986), т. 3, глава XXXVII, стр. 695.
  6. К. Маркс «Капи­тал» (1986), т. 3, глава XXXVII, стр. 672.
  7. Карл Маркс «Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала»)» (1957), Часть II, глава 8.3в, стр. 34.
  8. Адам Смит, «Иссле­до­ва­ние о при­роде и при­чи­нах богат­ства наро­дов», глава XI «Земель­ная рента».
  9. К. Маркс «Капи­тал» (1986), т. 3, глава XXXVII, стр. 679.
  10. К. Маркс «Капи­тал» (1986), т.3, глава XLIV, стр. 810.
  11. Карл Маркс «Тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти (IV том «Капи­тала»)» (1961), Часть III, при­ло­же­ние 2, стр. 449.
  12. К. Маркс «Кри­тика Гот­ской про­граммы».