Научный централизм: популярные вопросы

Научный централизм: популярные вопросы
~ 57 мин

А что, если…

…вер­хушка переродится? 

Этот вопрос задают снова и снова. Задают в ком­мен­та­риях и лич­ных бесе­дах, в ста­тьях и видео­ро­ли­ках. Причём про­грамм­ные работы LC1 2 3 напи­саны уже довольно давно, а зло­счаст­ный вопрос про­дол­жает всплы­вать с завид­ной регу­ляр­но­стью. Такое ощу­ще­ние, что в допол­не­ние к т. н. «закону Годвина» нужно сфор­му­ли­ро­вать новый закон, кото­рый будет зву­чать как-​то в таком духе: 

«По мере частоты упо­ми­на­ния НЦ веро­ят­ность вопроса о воз­мож­ном пере­рож­де­нии пар­тии стре­мится к единице». 

Его можно будет назвать «закон Сарабеева», или «закон Перевозова», или как-​то иначе — тут уж решать все­мо­гу­щим непо­гре­ши­мым вождям.

Впрочем, попу­ляр­ность не бывает бес­при­чин­ной. И раз этот вопрос вол­нует такую массу народа, надо бы выяс­нить, почему. Этим я и зай­мусь. Заодно я рас­крою вам кое-​какие тай­ные тайны и сек­рет­ные сек­реты LC. А поскольку я сам всту­пил в LC совсем недавно, закон­чив кру­жок про­шлым летом, если эта заметка уви­дит свет, я навер­няка уже заму­чен в застен­ках Редакции. Короче, счи­тайте меня ком­му­ни­стом, товарищи!

О чём, собственно, речь?

Прежде всего, во избе­жа­ние пута­ницы, раз­бе­рёмся с определениями.

Принципы орга­ни­за­ци­он­ного устрой­ства при демо­кра­ти­че­ском цен­тра­лизме (ДЦ) таковы:

  • приём в пар­тию осу­ществ­ля­ется на осно­ва­нии при­зна­ния кан­ди­да­том поли­ти­че­ской про­граммы партии;
  • выбор­ность руко­во­дя­щих орга­нов пар­тии путём голосования;
  • отчёт­ность руко­во­дя­щих орга­нов перед пар­тий­ными организациями;
  • пар­тий­ная дис­ци­плина и под­чи­не­ние мень­шин­ства большинству;
  • обя­за­тель­ность испол­не­ния реше­ний, при­ня­тых выше­сто­я­щими органами.

При науч­ном цен­тра­лизме (НЦ) они будут выгля­деть так:

  • приём в орга­ни­за­цию на осно­ва­нии про­де­мон­стри­ро­ван­ных на прак­тике пони­ма­ния про­граммы и спо­соб­но­сти к работе;
  • приём в руко­вод­ство на осно­ва­нии прин­ципа кооп­та­ции по реше­нию самого руководства;
  • при­ня­тие реше­ний руко­вод­ством путём науч­ной дис­кус­сии с дости­же­нием науч­ного единогласия;
  • отчёт­ность руко­вод­ства перед орга­ни­за­цией, дис­ци­плина (с под­чи­не­нием реше­ниям руко­вод­ства) и обя­за­тель­ность испол­не­ния реше­ний выше­сто­я­щих орга­нов здесь так же акту­альны, как и при ДЦ (соб­ственно, это то, бла­го­даря чему мы назы­ваем каж­дый из вари­ан­тов централизмом).

Всё выше­пе­ре­чис­лен­ное — это именно общие прин­ципы, кото­рые не охва­ты­вают всех воз­мож­ных дета­лей (и не должны этого делать). Например, если гово­рить про общую «демо­кра­тич­ность» ДЦ-​организация вполне может как све­сти дис­кус­сии к мини­муму («сна­чала сде­лай, потом обсуж­дай») в тяже­лой ситу­а­ции, так и, наобо­рот, «осла­бить гайки». 

Стоит упо­мя­нуть о том, что НЦ не сво­дится к при­ве­дён­ному выше перечню орга­ни­за­ци­он­ных кри­те­риев: он под­ра­зу­ме­вает опре­де­лён­ную логику ста­нов­ле­ния и раз­ви­тия орга­ни­за­ции и выте­ка­ю­щих из этого вза­и­мо­от­но­ше­ний между людьми (подроб­нее об этом см. в нашем мате­ри­але). Также лиш­ний раз ого­во­римся, что, когда мы гово­рим о ДЦ или НЦ, мы гово­рим об орга­ни­за­ци­он­ном прин­ципе кол­лек­тива ком­му­ни­стов (кружка, кол­лек­тива жур­нала, пар­тии), а не о госу­дар­ствен­ном устрой­стве.

Историческая травма?

Первый ответ на вопрос «почему спра­ши­вают?» кажется оче­вид­ным и лежа­щим на поверх­но­сти. Чуть больше трид­цати лет назад в одной боль­шой и в меру свет­лой стране под назва­нием СССР про­изо­шла тра­ге­дия. Несмотря на дав­ность лет, она всё ещё эхом отзы­ва­ется в голо­вах у жите­лей пост­со­вет­ского про­стран­ства, и осо­бенно сильно, конечно же, у ком­му­ни­стов. Кажется, будто именно это — глав­ная при­чина боязни пере­рож­де­ния и вопро­сов о нём.

Однако не всё в этом объ­яс­не­нии гладко. Отрицать вли­я­ние раз­вала Союза мы, конечно, не будем. Но это собы­тие вле­чёт за собой не один, а мно­же­ство вопро­сов. Например, такие: 

«Почему массы (и, в част­но­сти, пар­тийцы) не заме­тили перерождения?»

«Почему люди пошли за пре­да­те­лями коммунизма?»

«Почему совет­ские люди поз­во­лили раз­ва­лить своё про­ле­тар­ское отечество?»

«Как вообще дошло до перерождения?»

При этом в КПСС ника­кого НЦ не было. Основополагающим орга­ни­за­ци­он­ным прин­ци­пом в пар­тии был как раз демо­кра­ти­че­ский централизм. 

Условный ком­му­нист может воз­ра­зить, что этот прин­цип не рабо­тал в пол­ной мере. Может даже обви­нить кон­крет­ного «перерожденца»/«предателя»/«негодяя» в уни­что­же­нии пар­тий­ной демо­кра­тии: Сталина, Хрущёва, Горбачёва… Вот только сам меха­низм, при помощи кото­рого каж­дый из них при­шёл к вла­сти, — это тот самый демо­кра­ти­че­ский цен­тра­лизм (как мини­мум номи­нально их утвер­ждали на постах съезды пар­тии). При этом никто не начи­нает зада­вать вопрос о пере­рож­де­нии деци­стам. По край­ней мере, этого не про­ис­хо­дит при каж­дом упо­ми­на­нии ДЦ.

Значит, дело не только и не столько в кру­ше­нии СССР. Тогда в чём же?

***

Как мне кажется, суще­ствует три дей­стви­тель­ных при­чины воз­ник­но­ве­ния пре­тен­зий к нашему орга­ни­за­ци­он­ному принципу.

Во-​первых, люди попро­сту не пони­мают, как НЦ рабо­тает на прак­тике. Им негде было полу­чить опыт работы в подоб­ной группе, а отчё­тов о внут­рен­ней работе мы не пуб­ли­куем — вот они и опи­ра­ются вме­сто фак­тов на домыслы и слухи. 

Во-​вторых, мно­гие ком­му­ни­сты всё-​таки трав­ми­ро­ваны — но ско­рее теку­щей ситу­а­цией в «левом движе», нежели кру­ше­нием СССР. Вечный «ост­рей­ший кри­зис» этого самого «движа» делает их особо чув­стви­тель­ными к вопросу о гни­е­нии вер­хушки. Парадоксальным обра­зом именно НЦ вызы­вает у них больше всего вопро­сов на этот счёт — при том, что почти никто из этих людей сам в НЦ-​организации не состоял.

Ну и в-​третьих, конечно, же, играет роль ста­рая доб­рая инер­ция: недо­ве­рие к новому и непри­выч­ному — вещь вполне понят­ная. Мало кто хочет раз­би­раться в том, что по умол­ча­нию счи­тает негод­ным. Особенно в нашем левом медиа­поле, где то и дело наты­ка­ешься на раз­ного рода фри­ков: отде­ле­ние зёрен от пле­вел тут ста­но­вится тру­до­ём­кой задачей.

Чтобы про­ил­лю­стри­ро­вать выше­ска­зан­ное, рас­смот­рим прак­тику НЦ на при­мере нашей орга­ни­за­ции и срав­ним её с прак­ти­кой обоб­щён­ной группы деци­стов. Конечно же, автор ни в коем слу­чае не имеет в виду какую-​либо кон­крет­ную ДЦ-​организацию. А если вам вдруг пока­за­лось, что имеет, то это не более чем слу­чай­ное совпадение.

Что там у буржуев?

Для начала сде­лаем неболь­шое отступ­ле­ние и посмот­рим, как орга­ни­зо­вано совре­мен­ное про­из­вод­ство при капи­та­лизме. Да, помимо фило­соф­ских осно­ва­ний, у НЦ есть и кон­крет­ная эмпи­ри­че­ская база. Обычно мы при­во­дим в при­мер орга­ни­за­цию Академии Наук, но сего­дня рас­смот­рим нечто более «при­зем­лён­ное» — работу инже­не­ров. Именно на её при­мере мы уви­дим нечто, весьма напо­ми­на­ю­щее НЦ, хотя и с рядом оговорок.

С одной сто­роны, инже­нер­ная работа — это такой же наём­ный труд, как и любой дру­гой. Инженер тру­дится на чужих сред­ствах про­из­вод­ства и создаёт при­ба­воч­ную сто­и­мость для бур­жуа (будем для про­стоты счи­тать, что мы гово­рим только о сфере про­из­вод­ства). При этом инже­нер участ­вует в про­из­вод­стве неко­то­рого кон­крет­ного про­дукта, т. е. товара. Иными сло­вами, инже­неры, как и про­чие наём­ные работ­ники, объ­еди­нены одной целью (пусть и чужой), а в каж­дый кон­крет­ный момент — кон­крет­ной общей задачей.

С дру­гой сто­роны, инже­нер­ная работа, в отли­чие от мно­гих дру­гих вари­ан­тов, тре­бует от испол­ни­теля неко­то­рой (весьма отно­си­тель­ной) сво­боды в при­ня­тии реше­ний, кото­рые могут сильно повли­ять на весь про­из­вод­ствен­ный про­цесс, при­чём это обсто­я­тель­ство прин­ци­пи­ально невоз­можно устра­нить пол­но­стью. Если за инже­нера надо посто­янно думать, такой инже­нер не нужен. Это накла­ды­вает отпе­ча­ток как на сам про­цесс труда в инже­не­рии, так и на спо­соб его орга­ни­за­ции. Например, если доста­точно боль­шое коли­че­ство инже­не­ров посто­янно рабо­тает вме­сте, они должны как-​то согла­со­вы­вать свои дей­ствия и должны делать это сами на регу­ляр­ной основе. 

Остановимся на этом подроб­нее. В каче­стве наи­бо­лее яркого при­мера совре­мен­ной инже­не­рии возь­мём IT, ведь сфера как раз соот­вет­ствует нашему кри­те­рию: в ней суще­ствует потреб­ность в коор­ди­на­ции боль­шого числа инже­не­ров, рабо­та­ю­щих вместе.

Как при­ни­ма­ются реше­ния у инже­не­ров? Обычно имеет место дис­кус­сия, в кото­рой участ­вуют либо инже­неры, непо­сред­ственно рабо­та­ю­щие над неко­то­рой зада­чей, либо, если задача очень мас­штабна, боль­ший круг участ­ни­ков вплоть до всех заня­тых в кон­торе. При этом, несмотря на широ­кое обсуж­де­ние, резуль­ти­ру­ю­щее тех­ни­че­ское реше­ние при­ни­мают именно наи­бо­лее ком­пе­тент­ные инже­неры, при­чем через кон­сен­сус подав­ля­ю­щего боль­шин­ства (напри­мер, всех, кроме одного), а не про­сто боль­шин­ством голо­сов. Это может пока­заться дико­стью неко­то­рым люби­те­лям «демо­кра­тизма», но это обще­при­ня­тая прак­тика, и это работает. 

При этом дис­кус­сия не ста­но­вится голой фор­маль­но­стью. Мнение осталь­ных учи­ты­ва­ется, ведь чело­век, рабо­та­ю­щий «на земле», может ука­зать на то, что сами «глав­ные» могли упу­стить в силу спе­ци­фики своей работы или чело­ве­че­ского фак­тора. Несмотря на то, что млад­ший инже­нер не при­ни­мает стра­те­ги­че­ских реше­ний, ни один вме­ня­е­мый стар­ший инже­нер не будет игно­ри­ро­вать млад­шего, если он обра­щает вни­ма­ние на то, что может нега­тивно повли­ять на резуль­тат работы.

Как про­ис­хо­дит про­дви­же­ние инже­нера по про­фес­си­о­наль­ной линии? Путём демон­стра­ции ком­пе­тент­но­сти и посред­ством раз­ви­тия навы­ков и зна­ний. В неко­то­рых слу­чаях доста­точно оценки кол­лег, в первую оче­редь стар­ших. Иногда может быть орга­ни­зо­ван допол­ни­тель­ный «экза­мен», когда незна­ко­мые с чело­ве­ком инже­неры про­ве­ряют его зна­ния и навыки.

Несложно понять, что все опи­сан­ное выше напо­ми­нает наши прин­ципы НЦ: кооп­та­ция, еди­но­гла­сие, ком­пе­тент­ность… Получается, что это и есть НЦ?

Да, но нет.

Первое важ­ное отли­чие заклю­ча­ется в том, что ком­му­ни­сти­че­ская орга­ни­за­ция (кол­лек­тив жур­нала, кру­жок или пар­тия) не может не отли­чаться от капи­та­ли­сти­че­ского пред­при­я­тия. Так, в ней не может не быть «кри­те­рия лояль­но­сти», то есть для при­ёма в орга­ни­за­цию или её руко­вод­ство в чело­веке обя­за­тельно должны быть уве­рены не только как в спе­ци­а­ли­сте, но и как в това­рище. Она под­чи­нена не логике мак­си­ми­за­ции чьего-​то зара­ботка, а логике эффек­тив­но­сти самой работы, а это делает необ­хо­ди­мой тре­бо­ва­тель­ность людей друг к другу как в тео­ре­ти­че­ском, так и в лич­ност­ном отно­ше­нии, в то время как спе­ци­а­ли­сту на пред­при­я­тии может быть всё равно, что про­ис­хо­дит у кол­лег вне рабо­чей обста­новки — допол­ни­тель­ные деньги-​то пой­дут не ему, да и быто­вые вопросы тут ска­зы­ва­ются на работе куда реже. По той же при­чине там, где у инже­не­ров допу­стим ком­про­мисс по типу «и так сой­дёт», ком­му­ни­сты должны идти до конца, выра­ба­ты­вать дей­стви­тельно еди­ную пози­цию, дости­гая науч­ного еди­но­мыс­лия. Наконец, имеет место задача не про­сто прийти к еди­ной пози­ции в ядре, но и убе­дить в вер­но­сти при­ня­тых поло­же­ний всю орга­ни­за­цию: во-​первых, без убеж­дён­но­сти в вер­но­сти того, что дела­ешь, у нас работа не пой­дёт, во-​вторых, про­ти­во­по­лож­ная ситу­а­ция чре­вата рас­ко­лами и про­чими спе­ци­фи­че­скими поли­ти­че­скими издержками.

Но даже если на время забыть о харак­тере дея­тель­но­сти, то не всё так про­сто, хотя сход­ства между НЦ-​группой и кол­лек­ти­вом инже­не­ров видны нево­ору­жён­ным взглядом. 

Когда мы гово­рим об орга­ни­за­ции тех­ни­че­ской сто­роны работы, раз­ли­чий не так много. Когда же мы гово­рим о работе с точки зре­ния резуль­тата, всё выше­опи­сан­ное пре­лом­ля­ется через точку зре­ния и инте­ресы сто­я­щего над инже­не­рами бур­жуа или его пред­ста­ви­теля, вслед­ствие чего от такого «НЦ» могут нередко (или даже регу­лярно) отхо­дить. В каче­стве при­мера легко при­ве­сти клас­си­че­ский тре­уголь­ник «работ­ник (инже­нер) — испол­ни­тель (буржуа-​начальник) — заказ­чик (дру­гой бур­жуа)». В этом тре­уголь­нике каж­дая из сто­рон может нару­шать опи­сан­ные прин­ципы, потому что у них раз­ные инте­ресы. Заказчик неком­пе­тен­тен и ждёт, что испол­ни­тель будет пытаться про­дать подо­роже. Поэтому, даже если испол­ни­тель верно понял и пере­дал то, что при­ду­мали инже­неры, заказ­чик всё равно может пытаться бить кула­ком по столу, тре­буя, чтобы было каче­ственно, дёшево и быстро. У работ­ни­ков и началь­ника раз­лич­ный клас­со­вый инте­рес, и поэтому инже­неры могут не желать взва­ли­вать на себя допол­ни­тель­ную работу и из-​за этого наме­ренно затя­ги­вать про­цесс, лениться и пытаться обма­нуть сво­его началь­ника. Начальник тоже не идиот и может пред­по­ла­гать, что его работ­ники ленятся или обма­ны­вают. А ещё бывает так, что он неком­пе­тен­тен и не пони­мает, что про­ис­хо­дит у работ­ни­ков. А ещё он может хотеть умас­лить заказ­чика любой ценой и наобе­щать ему с три короба, даже если выпол­нить работу в срок невоз­можно: ведь порой глав­ное, чтобы заказ­чик про­дол­жал пла­тить здесь и сей­час, а дальше — хоть потоп.

Очевидно, опи­сан­ная раз­ница инте­ре­сов мешает нор­маль­ной работе, нередко при­водя к сры­вам сро­ков и дру­гим про­бле­мам. Отмечу, что к ним ведёт именно отступ­ле­ние от прин­ци­пов, а не сами прин­ципы. Проблема здесь в клас­со­вых про­ти­во­ре­чиях и анар­хии капи­та­ли­сти­че­ского про­из­вод­ства. Никакие выборы вме­сто «кооп­та­ции» тут точно не сде­лали бы лучше: кон­фликт инте­ре­сов между работ­ни­ками и рабо­то­да­те­лем спо­соб­ство­вал бы тому, что работ­ники выби­рали бы себе началь­ни­ков не по ком­пе­тент­но­сти, а по сте­пени мяг­ко­сти управ­ле­ния, то есть ско­рее выби­рали бы тех, кто меньше тре­бо­вал и давал поблажки. Как след­ствие, даже если такой руко­во­ди­тель был бы заин­те­ре­со­ван в выпол­не­нии работы, в конеч­ном счете он вынуж­ден был бы обра­щаться к более ком­пе­тент­ным кад­рам, и де-​факто реше­ние при­ни­мали бы они. Таким обра­зом, это могло бы до опре­де­лён­ной сте­пени скра­сить быт работ­ни­ков, но с точки зре­ния эффек­тив­но­сти про­из­вод­ствен­ного про­цесса выборы лишь услож­нили бы ситу­а­цию, либо уве­ли­чив время при­ня­тия реше­ния, либо сни­зив норму экс­плу­а­та­ции на пред­при­я­тии, что, конечно же, невы­годно бур­жуа, так как задер­жи­вает капи­тал в сфере про­из­вод­ства дольше необ­хо­ди­мого. Конечно, бур­жуи не дураки и пыта­ются раз­ными спо­со­бами обойти про­блему — напри­мер, исполь­зуя гиб­кую мето­до­ло­гию раз­ра­ботки. Здесь при­ме­ня­ется всё, что угодно: от тош­но­твор­ных вну­ше­ний типа «мы одна команда» до довольно хит­рых меха­низ­мов регу­ли­ро­ва­ния спо­ров между заказ­чи­ком и испол­ни­те­лем. Но это, конечно же, не может вполне решить кон­фликт интересов.

Также заме­тим, что из-​за нару­ше­ния прин­ци­пов, похо­жих на прин­ципы НЦ, в итоге нередко недо­воль­ными оста­ются и буржуа-​заказчик (полу­чил не то, что хотел), и буржуа-​начальник (про­сел по сро­кам и поте­рял в день­гах), и сами работ­ники (при­шлось рабо­тать дольше, лиш­нее напря­же­ние). И даже тот факт, что, в отли­чие от работ­ни­ков, каж­дый из двух бур­жуа может ком­пен­си­ро­вать свои потери, ничего в сущ­но­сти не меняет.

Немного разо­брав­шись с совре­мен­ным про­из­вод­ством, перей­дём, нако­нец, непо­сред­ственно к прак­тике нашего журнала.

Практика практической практики

С чего начи­на­ется НЦ? В слу­чае с нашим жур­на­лом — с учеб­ного кружка. Именно там потен­ци­аль­ного члена LC обу­чают (точ­нее, помо­гают начать учиться само­сто­я­тельно) и делают после­до­ва­тель­ным его марк­сист­ское миро­воз­зре­ние, именно там он подробно зна­ко­мится с про­грамм­ными поло­же­ни­ями, именно там закла­ды­ва­ется пони­ма­ние того, как рабо­тает организация. 

Стоит ого­во­риться, что неко­то­рые при­хо­дят в кол­лек­тив, минуя кружки. Однако к таким людям уже на входе предъ­яв­ляют высо­кие тре­бо­ва­ния к созна­тель­но­сти и обра­зо­ван­но­сти и не дове­ряют им до конца, пока они не пока­жут себя в деле.

Как при­хо­дят в кру­жок? Невероятным обра­зом — исклю­чи­тельно доб­ро­вольно. Причём нужно не про­сто захо­теть где-​нибудь поучиться: для вступ­ле­ния при­дётся согла­ситься с не самыми попу­ляр­ными в «левом движе» про­грамм­ными поло­же­ни­ями, то есть уже выбор нашей орга­ни­за­ции тре­бует от чело­века более или менее созна­тель­ного под­хода к делу. 

Если жела­ю­щий запи­саться в кру­жок не схо­дится с LC по важ­ным вопро­сам, он не попа­дёт в кру­жок. Если жела­ю­щий про­де­мон­стри­рует неадек­ват­ность в про­цессе собе­се­до­ва­ния, он не попа­дёт в кру­жок. Если жела­ю­щий решил зайти от нечего делать и это выяс­нится на ран­них ста­диях обще­ния, он не попа­дёт в кру­жок или быстро оттуда выле­тит. Как можно заме­тить, никто никого не застав­ляет (и не может заста­вить) при­нять НЦ. Скорее про­ис­хо­дит неко­то­рый пер­вич­ный отбор из числа тех, кто уже скло­ня­ется к этому орга­ни­за­ци­он­ному принципу.

Что про­ис­хо­дит дальше? Дальше про­ис­хо­дит год обу­че­ния. Да-​да, год. В про­грамме кружка — дис­ци­плины, кото­рые LC счи­тает необ­хо­ди­мыми для базо­вого обра­зо­ва­ния марк­си­ста. Читать при­дется много. Разумеется, будут и лек­ции, но ника­кого постра­нич­ного зачи­ты­ва­ния тру­дов клас­си­ков на них не пред­по­ла­га­ется. Кружковец дол­жен иметь моти­ва­цию учиться и быть более-​менее само­сто­я­тель­ным в этом вопросе. Иначе как он будет про­дол­жать осво­е­ние марк­сизма дальше?

Разумеется, одним чте­нием дело не огра­ни­чи­ва­ется. В кружке регу­лярно ведутся обсуж­де­ния, люди спо­рят и задают вопросы, и всё это при­вет­ству­ется и вся­че­ски поощ­ря­ется. Это поз­во­ляет не только понять, что круж­ко­вец усвоил верно, а что под­ме­нил соб­ствен­ными выдум­ками или «здра­вым смыс­лом», но и выра­ба­ты­вает у него уме­ние и при­вычку обос­но­вы­вать свою позицию.

Споры могут идти как между самими круж­ков­цами, так и между ними и чле­нами LC. И до тех пор пока круж­ко­вец обос­но­вы­вает свою пози­цию или задаёт вопросы внятно и аргу­мен­ти­ро­ванно, к нему не может быть пре­тен­зий. Никто никого не выго­нит за вопросы, никто никого не выго­нит за дис­кус­сию. По край­ней мере, пока она ведется адек­ватно. Несложно понять, что в такой обста­новке круж­ковцы волей-​неволей учатся и тому самому несо­кры­тию раз­но­гла­сий, и уме­нию спо­рить ради истины, но спо­рить аргу­мен­ти­ро­ванно и в подо­ба­ю­щем тоне.

Если члены LC, кото­рые ведут кру­жок, будут без при­чин сыпать оскорб­ле­ни­ями или совер­шать иные явно необос­но­ван­ные дей­ствия, таким пове­де­нием они легко отвра­тят от себя самых пер­спек­тив­ных и пода­ю­щих надежды круж­ков­цев, поте­ряют авто­ри­тет в их гла­зах и, есте­ственно, потен­ци­ально полез­ные кадры для орга­ни­за­ции. То есть адек­ват­ность дей­ствий веду­щих кружка обу­слов­лена не только и не столько морально-​этическими, сколько праг­ма­ти­че­скими при­чи­нами. Таким обра­зом, заин­те­ре­со­ван­ность LC в том, чтобы полу­чить новые кадры, смы­ка­ется с жела­нием любого нор­маль­ного чело­века к адек­ват­ной оценке своих дей­ствий и слов.

Конечно, науча­ются при этом не все. Достаточное коли­че­ство круж­ков­цев по дороге отсе­и­ва­ется по самым раз­ным при­чи­нам: от лич­ных про­блем и нехватки вре­мени до соб­ствен­ного хам­ского пове­де­ния и неспо­соб­но­сти аргу­мен­ти­ро­ванно вести диалог.

Но и это ещё не всё. Редакция LC при­вет­ствует напи­са­ние заме­ток по мере нали­чия сил и воз­мож­но­стей. Кружковцы при этом и учатся писать связ­ные тек­сты, и при­но­сят пользу жур­налу, если заметка хорошо напи­сана и под­хо­дит для пуб­ли­ка­ции. Журнал при­вет­ствует и помощь тех­ни­че­ского харак­тера: с пере­во­дами, гра­фи­че­ским дизай­ном и тыся­чей дру­гих дел, кото­рые хотят и могут делать круж­ковцы. Разумеется, никто никого не застав­ляет. Да и как это было бы воз­можно, если вдуматься?

И всё это, напомню, про­ис­хо­дит целый год. Год варишься в кол­лек­тиве при плот­ном вза­и­мо­дей­ствии с чле­нами LC. Год учишься, дис­ку­ти­ру­ешь и по воз­мож­но­сти помо­га­ешь жур­налу. Год вра­ща­ешься в бла­го­при­ят­ной для обу­че­ния и раз­ви­тия среде. Год «при­ме­ря­ешь на себя» НЦ на практике.

Не очень-​то похоже на жут­кую тира­нию, правда? Скорее уж на уни­вер­си­тет или на под­го­то­ви­тель­ные курсы от пред­при­я­тия, кото­рые про­во­дятся по месту буду­щей работы.

Но что же про­изой­дёт дальше, когда ты закон­чишь кру­жок и ста­нешь чле­ном LC (если, конечно, доста­точно хорошо себя про­явишь в работе)? Чем ты будешь занят? Примерно тем же самым, но уже во «взрос­лом» режиме. Ты будешь про­дол­жать само­об­ра­зо­вы­ваться, писать ста­тьи и заметки, выпол­нять дру­гую полез­ную для жур­нала работу. Возможно, именно ты ста­нешь одним из «круж­ко­во­дов» LC при сле­ду­ю­щем наборе и уви­дишь, как выгля­дит про­цесс с дру­гой сто­роны. И, разу­ме­ется, ты про­дол­жишь обсуж­де­ние с това­ри­щами раз­лич­ных вопро­сов — теперь в том числе и тех, кото­рые вли­яют на работу и курс орга­ни­за­ции. С той самой обя­за­тель­ной аргу­мен­та­цией, с той самой куль­ту­рой дис­кус­сии и с тем самым веде­нием обсуж­де­ния до дости­же­ния еди­но­гла­сия по прин­ци­пи­аль­ным момен­там. Всё так, как учили. Тот, кто всё это делает систе­ма­ти­че­ски и успешно, имеет все шансы войти в редак­цию: люди там все­гда нужны, рук вечно не хва­тает, глав­ное, чтобы были сто­я­щие кандидаты.

Конечно, теперь к тебе будет больше тре­бо­ва­ний, ведь ты уже не учащийся-​кружковец. Но ты уже нала­дил обще­ние с чле­нами кол­лек­тива, полу­чил зна­ния и, воз­можно, даже нашел себе направ­ле­ние дея­тель­но­сти по душе и спо­соб­но­стям. И через это стал куда силь­нее и сво­бод­нее, чем был за год до того. И всё это — на пользу дела осво­бож­де­ния про­ле­та­ри­ата! Мы ведь ради этого собра­лись, верно?

Итого: 

  • марк­сист­ская гра­мот­ность, общая адек­ват­ность и актив­ная работа как кри­те­рии при­ёма в организацию; 
  • взра­щи­ва­ние созна­тель­ных кадров; 
  • тре­бо­ва­ние посто­ян­ного само­об­ра­зо­ва­ния и саморазвития; 
  • обя­за­тель­ность уча­стия в дис­кус­сиях с при­ве­де­нием суще­ствен­ных аргументов; 
  • приём к све­де­нию всех обос­но­ван­ных мнений; 
  • вер­ти­каль­ная мобильность. 

Обратите вни­ма­ние, что всё это пишет не член редак­ции, а рядо­вой участ­ник кол­лек­тива, закон­чив­ший кру­жок минув­шим летом.

Вроде бы ни одного упо­ми­на­ния пяти­де­сяти покло­нов вождям каж­дое утро. Что же тут пугает тех левых и ком­му­ни­стов, кото­рые не состо­яли в орга­ни­за­ции, сто­я­щей на прин­ци­пах НЦ? 

Можно было бы пред­по­ло­жить, что в созда­нии образа НЦ как «хора пса­лом­щи­ков» (о чём у LC была отдель­ная ста­тья) сыг­рала роль небезыз­вест­ная группа «Прорыв». Однако, как бы ни был заман­чив план сва­лить всё на Валерия Подгузова, этого явно недо­ста­точно. Придётся разбираться.

Как совали, так и будем

Прежде чем мы перей­дем к рас­смот­ре­нию опыта ДЦ, стоит оста­но­виться на тех­ни­че­ской сто­роне голо­со­ва­ний как тако­вых. Под голо­со­ва­нием здесь и далее будет иметься в виду при­ня­тие реше­ний боль­шин­ством голо­сов, а не про­це­дура опроса мне­ний людей, име­ю­щих право участ­во­вать в при­ня­тии решения.

Почему «голо­со­ва­ний» во мно­же­ствен­ном числе, спро­сит кто-​то? Потому что голо­со­ва­ние может про­ис­хо­дить по-​разному. Наиболее извест­ный и понят­ный спо­соб — т. н. «система отно­си­тель­ного боль­шин­ства с одним побе­ди­те­лем» (first past the post или FPTP), когда голос отда­ётся одному кан­ди­дату, а побеж­дает тот кан­ди­дат, кото­рый набрал больше голо­сов, чем каж­дый из оппо­нен­тов по отдель­но­сти. Под кан­ди­да­том в дан­ном слу­чае мы будем под­ра­зу­ме­вать как чело­века, так и реше­ние, за кото­рое голо­суют. Другой спо­соб - «рей­тин­го­вое» или «аль­тер­на­тив­ное» голо­со­ва­ние (instant-​runoff voting или IRV), при кото­ром кан­ди­да­тов рас­по­ла­гают в порядке пред­по­чти­тель­но­сти, и побеж­дает тот, кто наби­рает больше 50 про­цен­тов голо­сов за пер­вое место. Если такого кан­ди­дата нет, из голо­со­ва­ния уда­ля­ется тот, кто занял послед­нее место, а затем про­цесс повто­ря­ется. Есть и дру­гие спо­собы, но подробно раз­би­рать каж­дый нет ника­кого смысла.

К чему это всё? К тому, что бур­жу­аз­ные иссле­до­ва­тели, несмотря на узкую «клас­со­вую линзу», далеко не дураки и дога­да­лись, что с голо­со­ва­нием не всё гладко. Учёные обна­ру­жили, что, даже если исклю­чить такие «незна­чи­тель­ные» фак­торы, как мошен­ни­че­ство, под­куп, нера­вен­ство воз­мож­но­стей кан­ди­да­тов и сам факт выбора из убо­гих аль­тер­на­тив, кото­рые прин­ци­пи­ально ничем не отли­ча­ются, сами системы голо­со­ва­ния «в чистом виде» содер­жат проблемы.

В каче­стве при­мера можно при­ве­сти всем извест­ный «эффект спой­лера», кото­рый рабо­тает при FPTP. Кратко его можно опи­сать так: при сорев­но­ва­нии двух попу­ляр­ных кан­ди­да­тов менее попу­ляр­ный из них может исполь­зо­вать под­став­ного кан­ди­дата, близ­кого по рито­рике к его оппо­ненту, для «воров­ства» голо­сов у послед­него. По сути люди, кото­рые при отсут­ствии выбора голо­со­вали бы за одного чело­века, при нали­чии допол­ни­тель­ного вари­анта раз­де­лятся, и часть их голо­сов перей­дёт к кан­ди­дату с более раз­мы­той рито­ри­кой. Есть такие при­меры и для дру­гих систем голо­со­ва­ния: для инте­ре­су­ю­щихся дадим ссылку на непло­хой мате­риал по вопросу. Помимо самого тек­ста, там есть интер­ак­тив­ная реа­ли­за­ция модели голо­со­ва­ния с воз­мож­но­стью «поиг­рать» с параметрами.

В чём же фун­да­мен­таль­ная при­чина подоб­ных про­блем с систе­мами голо­со­ва­ния? В том же, в чём их силь­ная сто­рона и удоб­ство (вот, дед, это и есть диа­лек­тика!). Голосование сво­дит мно­же­ство каче­ственно раз­лич­ных аргу­мен­тов в пользу того или иного кан­ди­дата к коли­че­ству обез­ли­чен­ных голо­сов в его пользу. Не так важно, почему вы голо­су­ете: важно лишь то, за кого. С одной сто­роны, это делает голо­со­ва­ние отно­си­тельно быст­рым про­цес­сом (даже если оно мно­го­этап­ное). С дру­гой, такой пере­ход ведёт к тому, что люди выби­рают не то, что счи­тают опти­маль­ным, а всего лишь то, что меньше всего их мне­нию на этот счёт про­ти­во­ре­чит, к упро­ще­нию, огруб­ле­нию и иска­же­нию дей­стви­тель­ных мне­ний людей каса­тельно того или иного кан­ди­дата. Это, кроме про­чего, откры­вает и про­стор для мани­пу­ля­ций: чтобы сде­лать выбор в таких усло­виях, не обя­за­тельно видеть кар­тину цели­ком. То есть можно сде­лать обос­но­ван­ное пред­по­ло­же­ние, что, как бы мы ни ста­ра­лись сде­лать «иде­аль­ный спо­соб голо­со­вать», резуль­тат всё равно будет отра­жать мне­ния с очень боль­шой долей условности.

Здесь важно отме­тить, что опи­сан­ное выше — это не только про­блема, но и пре­иму­ще­ство голо­со­ва­ния, потому что задача, под кото­рую оно зато­чено, — не поиск истины, а при­ня­тие еди­ного реше­ния при кон­фликте инте­ре­сов. Например, два рав­но­силь­ных кон­ку­ри­ру­ю­щих моно­по­ли­ста, каж­дый из кото­рых про­дви­гает сво­его кан­ди­дата, не смо­гут прийти к еди­ному мне­нию, про­сто дого­во­рив­шись. И в этом слу­чае побо­роться через голо­со­ва­ние — вполне адек­ват­ное реше­ние. Голосующим здесь вовсе не нужно пони­мать суть про­ис­хо­дя­щего, более того, для дости­же­ния постав­лен­ных нашими бур­жуа целей это даже вредно. Важно отме­тить, что то же будет касаться и совер­шенно искренне рату­ю­щего за общее дело ком­му­ни­ста. Какая раз­ница, пони­мают твои тезисы или нет, если ты счи­та­ешь их пра­виль­ными и достой­ными вопло­ще­ния в жизнь, а для такого вопло­ще­ния необ­хо­димо набрать голоса — набрать любой ценой?

Какова же аль­тер­на­тива, спро­сит насто­ро­жен­ный читатель?

Альтернатива при­ня­тию реше­ний боль­шин­ством голо­сов — кон­сен­сус по ито­гам обсуж­де­ния про­блемы. При исполь­зо­ва­нии голо­со­ва­ния обсуж­де­ние сво­дится к предо­став­ле­нию каж­дой сто­ро­ной аргу­мен­тов в свою пользу, после чего каж­дый может выбрать то, что посчи­тал более похо­жим на правду, и со спо­кой­ной душой пойти зани­маться сво­ими делами. Здесь же дис­кус­сия идёт до тех пор, пока не будет рас­крыта дей­стви­тель­ная при­рода раз­ных взгля­дов и раз­но­гла­сия не удастся преодолеть.

По сути такой меха­низм — это про­ти­во­по­лож­ность голо­со­ва­ния. Неважно, за чью пози­цию ты высту­па­ешь. Важно, то, какие у тебя доводы за неё, какие про­тив дру­гих вари­ан­тов. При этом под­ра­зу­ме­ва­ется, что все обсуж­да­ю­щие хотят одного и того же резуль­тата, а не пыта­ются решить кон­фликт инте­ре­сов. Собственно, у ком­му­ни­стов так и должно быть.

В LC исполь­зу­ется «еди­но­глас­ная» вер­сия кон­сен­суса, то есть все члены ядра должны прийти к еди­ному реше­нию. В прин­ципе же суще­ствуют и дру­гие вари­анты, когда прийти к еди­ному реше­нию должны не абсо­лютно все участ­ники, а только часть, напри­мер, все, кроме одного. Не стоит путать этот спо­соб с голо­со­ва­нием с пра­вом вето, когда неко­то­рый участ­ник (любой или какой-​то кон­крет­ный) может бло­ки­ро­вать реше­ние, ска­зав «нет». Единогласие через кон­сен­сус не пред­по­ла­гает воз­мож­но­сти бло­ки­ро­вать реше­ние без доста­точ­ного к тому осно­ва­ния, то есть предо­став­ле­ния вес­ких аргу­мен­тов против.

Очевидно, что такой спо­соб куда более точ­ный и не пола­га­ется на огруб­лён­ные оценки. Но есть и минусы. К кон­сен­сусу при­хо­дят не так быстро. Голосование не тре­бует под­го­товки и осу­ществ­ля­ется проще. Правда, серьёз­ные и важ­ные реше­ния в нор­маль­ной ситу­а­ции и не тре­бу­ется при­ни­мать за пять минут с бухты-барахты.

Стоит также заме­тить, что эффек­тив­ность при­ня­тия реше­ний кон­сен­су­сом тре­бует ком­пе­тент­но­сти участ­ни­ков обсуж­де­ния в вопросе. Иначе сами аргу­менты не будут сто­ить выеден­ного яйца и будет проще про­го­ло­со­вать, кому что больше нра­вится, чем пре­пи­раться вокруг таких тези­сов. Также здесь важна опора на один и тот же метод, чтобы аргу­менты могли быть услы­шаны. В слу­чае же с голо­со­ва­нием ком­пе­тент­ность и мето­до­ло­ги­че­ское един­ство в обя­за­тель­ном порядке не тре­бу­ются. Зачем это нужно, если задача — про­сто отдать голос? 

Применительно к LC стоит также доба­вить, что реше­ния по ито­гам общего обсуж­де­ния при­ни­ма­ются не всеми чле­нами, а Редакцией, ядром орга­ни­за­ции — то есть всё при­мерно так же, как у инже­не­ров из при­мера выше. Однако попро­буйте себе пред­ста­вить ситу­а­цию, когда ядро злостно игно­ри­рует доводы снизу и коман­дует «надо» вопреки тому, что осталь­ные с ней кате­го­ри­че­ски несо­гласны. Помните, как выгля­дит обу­че­ние в круж­ках? Думаете, люди, кото­рые про­шли через весь этот про­цесс, про­мол­чат и покорно ска­жут «есть»? Для людей, в кото­рых пла­но­мерно и кро­пот­ливо взра­щи­вали чув­ство ответ­ствен­но­сти за свои слова и дей­ствия, кото­рых учили быть ком­пе­тент­ными, учиться у ком­пе­тент­ных и при­слу­ши­ваться к ком­пе­тент­ным, тира­ния ядра будет не только оче­видна, но и не будет иметь ника­ких оправ­да­ний. Рядовые члены НЦ-​организации не голо­со­вали за лиде­ров на выбо­рах, они не под­дер­жи­вали их, исходя из шкур­ных инте­ре­сов, не выда­вали им карт-​бланш леги­тим­но­сти на осно­ва­нии какого-​то фор­маль­ного кри­те­рия. Они при­со­еди­ни­лись к ним, посчи­тав их разум­ными, даль­но­вид­ными и зна­ю­щими. То есть лидеры обя­заны соот­вет­ство­вать сво­ему ста­тусу по той про­стой при­чине, что в про­тив­ном слу­чае они нена­долго задер­жатся в лидерах.

Мы разо­бра­лись в отли­чиях сво­бод­ного демо­кра­ти­че­ского реше­ния масс от дик­та­тор­ского про­из­вола вели­ких вождей. Теперь наконец-​то перей­дем к ДЦ.

Свобода, равенство, ДЦ!

Оговорюсь, что мы сей­час будем гово­рить именно про типо­вую ситу­а­цию в совре­мен­ном рос­сий­ском «движе», ведь именно людей из него мы видим в рядах кри­ти­ков НЦ. Разумеется, воз­можны и ДЦ-​группы, у кото­рых нет каких-​то из этих черт. 

Как сего­дня выгля­дит путь ком­му­ни­ста в ДЦ-​организацию? В зави­си­мо­сти от мест­ной спе­ци­фики он может начи­наться с учеб­ного кружка, с мест­ной ячейки или с пози­ции сторонника/​сочувствующего. Принципиальных раз­ли­чий между этими вари­ан­тами нет, потому что к обра­зо­ва­нию кад­ров в боль­шин­стве орга­ни­за­ций отно­сятся не очень щепе­тильно. Конечно, базо­вые тек­сты могут потре­бо­вать про­чи­тать, но в общем слу­чае это не счи­та­ется приоритетным.

Образовательные кружки нередко выгля­дят, как схема «недо­учки учат недо­учек», в особо запу­щен­ных слу­чаях — как клуб по инте­ре­сам, куда при­хо­дят раз­вле­че­ния ради. Члены орга­ни­за­ции нередко не отли­ча­ются по уровню тео­ре­ти­че­ской под­го­товки от новоприбывших.

Взамен марк­сист­ского обра­зо­ва­ния на выбор пред­ла­га­ется широ­кий спектр дея­тель­но­сти: рас­клейка листо­вок и раз­дача их на заво­дах, уча­стие в улич­ных акциях, проф­со­юз­ная работа. Вариантов много, есть даже отно­си­тельно экзо­ти­че­ские вроде борьбы за эко­ло­гию. Это объ­яс­няет и мень­ший упор на тео­ре­ти­че­скую под­го­товку в таких груп­пах: чтобы зани­маться всем пере­чис­лен­ным, не нужна тео­ре­ти­че­ская гра­мот­ность, тут играют основ­ную роль дру­гие навыки и способности. 

Всё это, разу­ме­ется, оправ­ды­ва­ется не только мни­мой эффек­тив­но­стью в отно­ше­нии аги­та­ции и про­па­ганды, но и спло­че­нием кол­лек­тива. Совместная работа, какова бы она ни была, дей­стви­тельно спла­чи­вает. Правда, если работа такая, как мы опи­сали абза­цем выше, то спло­че­ние выхо­дит не на еди­ной идей­ной плат­форме, а на осно­ва­нии голь­ной групповщины.

Конечно, дем­цен­тра­лизм как тако­вой не под­ра­зу­ме­вает то, что в орга­ни­за­цию берут чуть ли не всех под­ряд — тут речь ско­рее о сло­жив­шейся типич­ной практике. 

Разумеется, кри­те­рий ком­пе­тент­но­сти при при­ёме в группу и в целом ори­ен­та­ция на каче­ство кад­ров умень­шают веро­ят­ность того, что всё пой­дёт не так, и при ДЦ. Разумеется, не отри­цает ДЦ сам по себе и важ­но­сти широ­кой дис­кус­сии перед при­ня­тием решений. 

Но между тем, чтобы давать право реша­ю­щего голоса (даже по одному только вопросу о выборе руко­вод­ства) лишь дей­стви­тельно луч­шим, и тем, чтобы это право было у каж­дого, кто про­хо­дит мини­маль­ный порог для вступ­ле­ния в группу, всё-​таки есть боль­шая раз­ница. Точно так же никуда не дева­ется и спе­ци­фика при­ня­тия реше­ний этим самым руко­вод­ством: мы уже обсу­дили харак­тер­ные черты голо­со­ва­ния. Наконец, ДЦ не под­ра­зу­ме­вает само­вос­про­из­вод­ства поло­же­ния дел, при кото­ром неком­пе­тент­ные лица не полу­чают права голоса, и при любом удоб­ном слу­чае цензы будут обхо­диться: ведь голо­со­ва­ние как раз зато­чено на то, чтобы люди могли раз­ре­шать кон­фликт инте­ре­сов в свою пользу всеми прав­дами и неправ­дами. Поэтому даже ДЦ-​организация, кото­рая оза­бо­чена тео­ре­ти­че­ским уров­нем и лич­ными каче­ствами участ­ни­ков, не ста­но­вится схо­жей с НЦ-организацией. 

Впрочем, такие орга­ни­за­ции опре­де­лённо не вно­сят в наше инфор­ма­ци­он­ное поле боль­шого вклада. Так что про­дол­жим о тех, от кого мы слы­шим об НЦ-​перерождении чаще всего.

***

Вариантов пути у ново­при­быв­шего два:

  1. Новоприбывший оста­ётся при­мерно в том же каче­стве, в каком был, когда при­шёл. Он зани­ма­ется рутин­ной дея­тель­но­стью в уме­рен­ном темпе, обща­ется с людьми, не пыта­ется залезть выше и повли­ять на поли­тику группы и при этом чув­ствует себя нормально.
  2. Новоприбывший ока­зы­ва­ется актив­ным, про­яв­ляет инициативу.

В пер­вом слу­чае, оче­видно, ника­ких про­блем у чело­века не воз­ни­кает и ника­кой НЦ ему не нужен: дви­же­ние ради дви­же­ния про­ис­хо­дит, в руко­вод­стве вроде как нор­маль­ные ребята, чего ещё надо? Ну или не очень нор­маль­ные, но делать что-​то с этим жела­ния всё равно нет, осо­бенно идти к каким-​то НЦ-​шникам с их сомни­тель­ной репутацией. 

Во вто­ром же слу­чае появ­ля­ется новая развилка:

  1. Инициативный ком­му­нист ногами, язы­ком и напо­ри­сто­стью выби­ва­ется чуть выше, чем сред­ний член орга­ни­за­ции, делая карьеру по «пар­тий­ной линии», — нередко за счёт того, что в реги­оне нет или почти нет дру­гих актив­ных людей.
  2. Инициативный ком­му­нист наты­ка­ется на пре­пят­ствие. Конфликт с това­ри­щем или выше­сто­я­щим руко­вод­ством, неор­га­ни­зо­ван­ность или серьёз­ные раз­но­гла­сия по поводу про­грамм­ных поло­же­ний орга­ни­за­ции. Возможно, он попа­дал в орга­ни­за­цию в «непро­стое время», когда её и без него раз­ры­вают про­ти­во­ре­чия между людьми и иде­ями. А может быть и так, что чело­век про­сто недо­ста­точно хариз­ма­ти­чен, чтобы заин­те­ре­со­вать дру­гих, хотя с голо­вой у него всё и в порядке.

Во вто­ром слу­чае това­рищ сполна хлеб­нёт душ­ных интриг, мут­ных схем с голо­со­ва­нием или баналь­ного про­из­вола. И если после этого он оста­нется в орга­ни­за­ции, не рас­те­ряет веру в людей и не отка­жется от ком­му­низма, то при упо­ми­на­нии НЦ, сле­дуя рас­хо­жему сте­рео­типу, он будет думать что-​то вроде «то есть это ЕЩЁ менее демократично?».

Те же, кто оказался-​таки в руко­вод­стве и даже кое-​как рабо­тает с про­чими коман­ди­рами в уни­сон, видят все эти затруд­не­ния и склоки ещё более отчёт­ливо и, кроме того, гораздо чаще. Для них мифи­че­ская отчёт­ность перед рядо­выми чле­нами оста­ётся сво­его рода спа­са­тель­ным меха­низ­мом про­тив обостре­ний ситу­а­ции в этом бед­ламе: «если всё ста­нет совсем плохо, низы же раз­бе­рутся, правда?» Только вот есть нюанс: чтобы низы хотя бы попы­та­лись, в них должна быть кри­ти­че­ская масса таких людей, кото­рые одно­вре­менно соче­тают в себе сле­ду­ю­щие качества:

  • им не всё равно;
  • они умеют орга­ни­зо­вать людей вокруг себя;
  • они могут рас­по­знать про­блему и отыс­кать ее корни;
  • они могут сфор­му­ли­ро­вать сколь-​либо адек­ват­ное реше­ние про­блемы (или хотя бы понять, что сфор­му­ли­ро­ван­ное дру­гими реше­ние — не шлак), кото­рое смо­гут пред­ло­жить руко­вод­ству в каче­стве альтернативы.

Воспроизводство таких людей в совре­мен­ных левых груп­пах на поток не постав­лено. Это, конечно, не зна­чит, что их нет совсем, но пас­сив­ные явно пре­ва­ли­руют, а таких чисто по инер­ции и в силу авто­ри­тета проще увлечь тем, кто и так наверху. По опыту, нерав­но­душ­ные чаще поки­дают подоб­ные орга­ни­за­ции, нежели что-​то в них меняют — соб­ственно, так LC и появился. В общем, меха­низм в име­ю­щихся усло­виях откро­венно нера­бо­чий. И тут вновь появ­ля­ется то же, что у преды­ду­щего пер­со­нажа: «если даже у нас это не рабо­тает, то как же тогда всё у НЦ-​шников плохо?»

Разумеется, могут быть в руко­вод­стве и откро­вен­ные често­любцы и карье­ри­сты, выбив­ши­еся туда за счёт под­ве­шен­ного языка и харизмы, кото­рые в НЦ-​организации ско­рее всего про­сто оста­лись бы не у дел, но этот слу­чай мы оста­вим за скобками.

Выходит, деци­сты либо верят в рас­хо­жие сте­рео­типы о том, что НЦ — это «реви­зи­о­низм», «иде­а­лизм» и «дик­та­тура вождей», к кото­рой даже при­ка­саться нельзя, либо вздра­ги­вают при мысли о том, что при НЦ ещё меньше демо­кра­тии (то есть воз­мож­но­сти про­дви­нуть свою точку зре­ния), чем они видят в своей орга­ни­за­ции. Очевидно, что в такой ситу­а­ции зло­бо­днев­ный вопрос о пере­рож­де­нии будет зада­ваться снова и снова… Ведь эта про­блема стоит при ДЦ куда ост­рее, чем может пока­заться на пер­вый взгляд. Низкая гра­мот­ность чле­нов, типич­ная для совре­мен­ных рос­сий­ских орга­ни­за­ций, отсут­ствие при­вычки серьёзно аргу­мен­ти­ро­вать свою пози­цию в соче­та­нии со све­де­нием выра­же­ния пози­ции к голосу порож­дают и про­из­вол вождей, и пас­сив­ность рядо­вых чле­нов, и нередко всё это ведёт к вырож­де­нию внут­рен­ней демо­кра­тии. И все эти про­блемы впо­след­ствии при­пи­сы­вают НЦ.

Но, может, НЦ — это и правда жут­кая дик­та­тура вождей, где несо­глас­ных съе­дают заживо?

А где же гарантии?!

В каче­стве бонуса пого­во­рим об одном попу­ляр­ном воз­ра­же­нии, кото­рое встре­ча­ется чаще, чем любое дру­гое. Суть его можно выра­зить очень коротко: «Образование не даёт гаран­тий от перерождения».

И дей­стви­тельно, на пер­вый взгляд воз­ра­же­ние зву­чит весьма разумно. Есть много при­ме­ров весьма обра­зо­ван­ных марк­си­стов, кото­рые закон­чили свой путь пре­да­тель­ством рабо­чего класса. Плеханов, Каутский — наи­бо­лее яркие при­меры. Если уж «пер­вого рус­ского марк­си­ста» не убе­регло обра­зо­ва­ние, на что наде­яться нам, про­стым смерт­ным, верно?

Верно… если не утруж­дать себя раз­мыш­ле­ни­ями над вопро­сом хотя бы на пять минут.

Если всё же про­де­лать это неза­мыс­ло­ва­тое умствен­ное уси­лие, то можно неожи­данно выйти на более гло­баль­ный вопрос: а что вообще даёт гаран­тии от пере­рож­де­ния? Пролетарское про­ис­хож­де­ние? Очевидно, нет: кон­крет­ных про­ле­та­риев точно так же можно обма­нуть, запу­гать или купить. Давний рево­лю­ци­он­ный стаж? Нет, тут можно взять того же Плеханова в каче­стве контр­при­мера. Демократические про­це­дуры? Рабочие вполне демо­кра­ти­че­ски под­дер­жи­вали и поль­скую «Солидарность», и Горбачёва, не говоря уже о под­держке про­дав­шихся социал-​демократов, а то и кого похуже, в начале про­шлого века. Тогда что же даёт гаран­тии? Клятва на томике Маркса? Диаматическая совесть с клас­со­вым чутьём? Может, хотя бы стра­хо­вой полис?!

Печальный, но чест­ный ответ на этот вопрос — ничто. Не суще­ствует спо­соба гаран­ти­ро­ванно убе­речься от пере­рож­де­ния. Более того, его не может суще­ство­вать в прин­ципе, если не счи­тать победы миро­вой рево­лю­ции. Все, что мы можем сде­лать до момента окон­ча­тель­ной победы ком­му­низма на пла­нете, — попы­таться как-​то мини­ми­зи­ро­вать риски, поста­раться сде­лать так, чтобы пере­рож­де­ние отдель­ных пар­тий­цев, какими бы умными и гра­мот­ными они ни были, не вело к кри­зису в партии.

Как же это сде­лать? Попробуем порассуждать.

Допустим, у нас завёлся обра­зо­ван­ный и тео­ре­ти­че­ски под­ко­ван­ный пре­да­тель рабо­чего класса или про­сто «авто­ри­тет­ный това­рищ», кото­рого все знают и ува­жают за неко­то­рые «былые заслуги». Например, он, бли­стая бла­го­род­ными седи­нами, рас­ска­зы­вает об ино­стран­ном госу­дар­стве, кото­рое на вид демо­кра­ти­че­ское, но на самом деле… явля­ется рас­сад­ни­ком экс­пор­ти­ру­е­мого фашизма! И по его сло­вам выхо­дит, что борьба с этим ино­стран­ным госу­дар­ством куда важ­нее, чем с соб­ствен­ным, кото­рое, полу­ча­ется, даже более прогрессивно.

И вот этот умный, обра­зо­ван­ный и под­ко­ван­ный дедушка смот­рит с хит­рым при­щу­ром на моло­дого пролетария-​партийца, кото­рый только заик­нулся было о неже­ла­нии под­дер­жи­вать «род­ное началь­ство». И спра­ши­вает дедушка с лег­кой гру­стью в голосе: «Каково это — быть пре­да­те­лем ком­му­низма, сынок?». И ладно ещё если только одному про­ле­та­рию. А если таких десять? Сто? Тысяча? Несколько тысяч? Как выхо­дить из этой ситу­а­ции? Как сде­лать так, чтобы наш авто­ри­тет­ный дедушка не под­вёл под пре­да­тель­ство других?

Очевидно, есть два спо­соба реше­ния, кото­рые вза­имно допол­няют друг друга.

Первый заклю­ча­ется в том, чтобы либо сде­лать саму массу пар­тий­цев доста­точно под­ко­ван­ной, чтобы те могли хотя бы усо­мниться в его сло­вах, либо обес­пе­чить нали­чие в их окру­же­нии гра­мот­ных това­ри­щей, кото­рые знают немного больше, чем то, что «есть два класса», и смо­гут помочь менее обра­зо­ван­ным. Особо стоит под­черк­нуть, что для про­стого рас­по­зна­ния того, где неко­гда твер­до­ка­мен­ный марк­сист врёт и совер­шает под­лог, нужно самому быть гра­мот­ным марк­си­стом. Иначе выбор будет делаться исклю­чи­тельно по не име­ю­щим отно­ше­ния к вопросу при­зна­кам. Вот знает наш про­ле­та­рий этого дедушку уже давно — и верит ему, ведь раньше-​то тот всё верно гово­рил! Разве ж такой соврёт?

Второй — если уро­вень гра­мот­но­сти «парт­массы» пока недо­ста­то­чен, то те немно­гие под­ко­ван­ные това­рищи, кото­рые име­ются, должны не только выве­сти дедушку на чистую воду, но и исклю­чить его пагуб­ное воз­дей­ствие на неокреп­шие умы во что бы то ни стало, невзи­рая на то, насколько дан­ного пер­со­нажа любят сопар­тийцы. Ведь если масса пар­тий­ных про­ле­та­риев негра­мот­ная, а дедушка умеет кра­сиво гово­рить, то про­стым воле­изъ­яв­ле­нием и дол­гими уве­ще­ва­ни­ями ничего не добиться. Недостаточно обра­зо­ван­ный пар­тиец может не уви­деть раз­ницы между вер­ными взгля­дами и реак­ци­он­ной дря­нью, если след­ствия из этих взгля­дов не про­яв­ля­ются сразу и непосредственно.

Конечно, мно­гие из про­чи­тав­ших пред­ше­ству­ю­щий отры­вок уви­дят в нём при­зыв игно­ри­ро­вать волю масс или рядо­вых чле­нов орга­ни­за­ции. Это обсто­я­тель­ство печа­лит нас, и мы можем лишь под­черк­нуть, что вто­рой спо­соб — это край­няя мера, кото­рая нужна тогда, когда общая масса пар­тий­цев негра­мотна. Чем выше сред­ний уро­вень пар­тий­цев, тем меньше необ­хо­димо репрес­сий сверху для отсе­че­ния таких вот «деду­шек».

А теперь давайте вер­нёмся к нашему изна­чаль­ному воз­ра­же­нию («гра­мот­ность не спа­сает от пере­рож­де­ния») и поду­маем: насколько такая уста­новка полезна марк­си­стам на прак­тике? Мало того, что сама фраза не имеет смысла: как мы уже пока­зали выше, она ещё и импли­цитно пред­по­ла­гает, что гра­мот­ность марк­си­сту не очень-​то и нужна! Действительно, если гра­мот­ность от пере­рож­де­ния не спа­сает, то зачем вообще замо­ра­чи­ваться? Не лучше ли быть про­сто чест­ным това­ри­щем с горя­щим серд­цем, кото­рый всей душой за пар­тию и за дело ком­му­низма? Вон, среди боль­ше­ви­ков было не так уж много мощ­ных тео­ре­ти­ков, а революцию-​то сделали!

Что ж, давайте пого­во­рим об опыте большевиков.

Как справлялись большевики?

Описанная выше ситу­а­ция слу­ча­лась с ком­му­ни­стами и без нашего гипо­те­ти­че­ского дедушки и его «фашизма на экс­порт». Достаточно вспом­нить исто­рию борьбы с махиз­мом в пар­тии в начале про­шлого века.

Для мно­гих совре­мен­ных ком­му­ни­стов эта борьба пред­став­ля­ется довольно в про­стом свете: среди марксистов-​большевиков завёлся махист Богданов, кото­рого Ленин изоб­ли­чил и рас­кри­ти­ко­вал в работе «Материализм и эмпи­рио­кри­ти­цизм», после чего махи­сты в пар­тии вроде как и закон­чи­лись, остав­шись разве что в виде исключения.

В реаль­но­сти все обсто­яло несколько иначе. Это не среди большевиков-​марксистов завёлся махист Богданов. Это среди большевиков-​махистов завёлся марк­сист Ленин. Да-​да, именно так. Большевистский ЦК в основ­ном состоял из убеж­дён­ных махи­стов и их сто­рон­ни­ков. Ленин и сото­ва­рищи были в явном мень­шин­стве. Вот как это опи­сы­вает фило­соф С. Н. Корсаков4 :

«Посмотрим на соот­но­ше­ние сил махи­стов и сто­рон­ни­ков Ленина в пар­тии боль­ше­ви­ков. На сто­роне Ленина были: И.Ф. Дубровинский, кото­рому Ленин пору­чил высту­пить с «вопро­сами к рефе­ренту», В.Ф. Горин-​Галкин, кото­рому Ленин давал читать руко­пись «Материализма и эмпи­рио­кри­ти­цизма», В.И. Невский, кото­рому Ленин потом пору­чит напи­сать после­сло­вие ко вто­рому изда­нию своей книги. Вот и всё. Интеллектуальное боль­шин­ство пар­тии боль­ше­ви­ков либо раз­де­ляло взгляды махи­стов, либо соблю­дало ней­тра­ли­тет, небла­го­при­ят­ный по отно­ше­нию к Ленину. Сталин об этой борьбе выска­зался как о «буре в ста­кане воды» и заявил, что у махизма есть «хоро­шие стороны».

Но уж дедушка Ленин-​то решил вопрос демо­кра­ти­че­ски, правда? 

Что же он сде­лал в этой ситуации?

Сначала Ленин демо­кра­ти­че­ски про­да­вил исклю­че­ние Богданова из Большевистского цен­тра (тоже очень демо­кра­ти­че­ский орган, кстати говоря). Затем Богданов был очень демо­кра­ти­че­ски исклю­чён из ЦК бла­го­даря дав­ле­нию все того же Ленина. А через три года Богданова не менее демо­кра­ти­че­ски устра­нили из газеты «Правда».

Для осо­зна­ния всей демо­кра­тич­но­сти ситу­а­ции про­ци­ти­руем харак­тер­ное письмо Ленина от 1913 года в редак­цию «Правды», кото­рое каса­ется уже «впе­рё­довца» Богданова5 :

«Я насто­я­тельно тре­бую, чтобы при­ла­га­е­мая моя заметка была поме­щена пол­но­стью [Здесь и далее выде­лено В.И. Лениным, в ори­ги­нале — кур­си­вом — И.Д.]. Я все­гда предо­став­лял редак­ции право изме­не­ний по-​товарищески, но с этой ста­тьёй, после письма г. Богданова, я права на изме­не­ния и т. п. не даю. Если не поме­стите, от­дайте в "Просвещение", а я сохра­няю за собой пол­ную сво­боду войны по поводу иска­жения исто­рии партии.»

Важно доба­вить, что Богданов был не про­сто «какой-​то пар­тиец, впав­ший в иде­а­лизм». Это был вид­ный боль­ше­вик, сорат­ник Ленина и даже «вто­рой чело­век в пар­тии»! Вот что писал о нём М.Н. Покровский6 :

«А. А. Богданов — это был вели­кий визирь этой боль­ше­вист­ской дер­жавы. Поскольку он управ­лял непо­сред­ственно и посто­янно сидел в России, тогда как Ильич до рево­лю­ции 1905 г. был в эми­гра­ции, постольку Богданов больше влиял на поли­тику пар­тии, и та угло­ва­тая линия ЦК, кото­рая выра­жа­лась в том, что людям на каж­дом шагу ста­вили уль­ти­ма­тум — или ты наш, или не наш, при­чём не наши были близко к тем, кто не знает Авенариуса и Маха и т. д., — эта линия — не линия Ильича, она слиш­ком на него непо­хожа, — это линия Богданова, и она гос­под­ство­вала до октября 1905 г.»

Не менее важ­ным явля­ется и то, что для борьбы с махистами-​большевиками Ленин вынуж­ден был бло­ки­ро­ваться (только в фило­соф­ском вопросе, конечно) с мень­ше­ви­ками, напри­мер, с Плехановым! Вот насколько Ленин был демократичным!

Подытожим: Ленин, поль­зу­ясь своим авто­ри­те­том, еди­но­лично про­да­вил реше­ние выгнать вид­ного боль­ше­вика откуда только было можно. И даже после этого про­дол­жал изо всех сил чинить пре­пят­ствия остав­шимся махи­стам. Нарушил демо­кра­ти­че­ский цен­тра­лизм, полу­ча­ется? Надо было оста­вить Богданова на откуп боль­шин­ству, кото­рое было на его сто­роне в вопросе фило­со­фии? Так получается?

Самое же мрач­ное во всей этой исто­рии то, что ярост­ные попытки Ленина защи­тить марк­сизм от пози­ти­вист­ских и про­чих извра­ще­ний не сра­бо­тали в пол­ной мере. Можно было устра­нить Богданова, но нельзя было устра­нить всех осталь­ных! Если весь твой ЦК так или иначе стоит на бог­да­нов­ских или близ­ких к ним пози­циях, ника­кого лич­ного авто­ри­тета не хва­тит! А извра­ще­ния марк­сист­ской фило­со­фии были дей­стви­тельно рас­про­стра­нены среди вид­ных боль­ше­ви­ков, кото­рые учили сле­ду­ю­щее поко­ле­ние пар­тий­цев. Учили с пози­ций фило­со­фии Юма, праг­ма­тизма и про­чих «нов­шеств», кото­рыми пред­ла­га­лось «допол­нить» марк­сизм. Ленин, впро­чем, снова вме­шался и отстра­нил от дел пер­вый состав преподавателей-​махистов, поста­вив на их место Деборина и Аксельрод, то есть опять «про­ме­няв» боль­ше­ви­ков на мень­ше­ви­ков. Но недо­ста­ток марк­сист­ской гра­мот­но­сти в пар­тии потом ей аук­нется, даже несмотря на такие колос­саль­ные меры. Чего стоят обви­не­ния тео­рии отно­си­тель­но­сти и неко­то­рых дру­гих наук в иде­а­лизме! Ставленнику же Ленина Деборину мень­ше­визм при­пом­нили уже в трид­ца­тых, и хотя сам он выжил (на пас­куд­ных усло­виях), его уче­ни­кам повезло гораздо меньше.7 8

Раз уж мы вообще заго­во­рили о том, какими мето­дами поль­зо­вался Ленин, не поме­шает при­ве­сти еще одну цитату, на этот раз о собы­тиях Пражской Конференции 1912 года9 :

«Приехали Залуцкий, Шварцман, Степан, Сурен. Из Лейпцига Пятницкий изве­стил, что один из явоч­ных адре­сов про­ва­лился и что часть деле­га­тов, веро­ятно, аре­сто­вана. Со дня на день ждали при­езда Ленина, Зиновьева, Каменева. Ознакомившись подробно с зару­беж­ными социал-​демократическими груп­пами, мы, рус­ские деле­гаты, решили, что кон­фе­рен­ция созы­ва­ется в очень узком и огра­ни­чен­ном составе, что неко­то­рые ина­ко­мыс­ля­щие тече­ния тоже должны при­нять уча­стие в наших рабо­тах. Взглядов их пред­ста­ви­те­лей мы не раз­де­ляли, но пола­гали, что для боль­шей авто­ри­тет­но­сти кон­фе­рен­ции, их сле­дует нам при­гла­сить. Мы послали при­гла­си­тель­ные письма Плеханову, Троцкому, Богданову, Луначарскому, Алексинскому.

Спустя несколько дней на квар­тиру, запы­хав­шись, при­бе­жал Серго, очень встревоженный.

— Одевайтесь, — ска­зал он, — при­е­хал това­рищ Ленин. Сердитый! Ай, ай, ай! — Серго цок­нул язы­ком, засви­стел и пока­чал голо­вой. — Ругается. Очень ругается.

Мы поспешно вышли на улицу. В ком­нате Серго мы застали Леонида и дру­гих деле­га­тов. Ленин сидел обособ­ленно на стуле, в чёр­ном пальто, застёг­ну­том на все пуго­вицы, глу­боко надви­нув на лоб коте­лок и опи­ра­ясь на трость. Рыжие усы у него топор­щи­лись. Он сдер­жанно и холодно поздо­ро­вался, вни­ма­тельно, не дру­же­любно и остро огля­дел нас, рас­пра­вил быст­рым и при­выч­ным жестом усы, поводя по ним ука­за­тель­ным паль­цем, сухо, отчуж­дённо и жёстко спросил:

— Ну, так как же: широ­кую кон­фе­рен­цию пред­по­ла­га­ете созвать? С Плехановым, может быть, с Мартовым и Даном?

Кто-​то отве­тил, что Мартова и Дана мы не при­гла­шали, а дру­гие социал-​демократические группы при­влечь сле­дует. Не отве­чая на защи­ти­тель­ные доводы, Ленин желчно перебил:

— Привлекайте, при­вле­кайте. Имеете все права при­вле­кать кого угодно. Жаль только, что вы не спро­сили пред­ва­ри­тельно нашу группу, хотим ли мы с при­гла­шён­ными вами сидеть за одним столом?

Решительно и поры­ви­сто под­няв­шись, он надви­нул ещё глубже коте­лок на лоб, опи­ра­ясь одной рукой на трость, ска­зал свар­ливо, но сильно и бес­по­щадно: — Вольному воля. Вы объ­еди­няй­тесь, а мы будем разъ­еди­няться. Вы откры­вайте свою кон­фе­рен­цию, а мы откроем свою, дру­гую, новую, не с вами и про­тив вас. До свиданья!

Он дви­нулся, не глядя на нас, к выходу. Серго стал в две­рях, рас­ста­вил широко руки. Мы окру­жили Ленина, нестройно и напе­ре­бой начали уго­ва­ри­вать его остаться. Ещё не поздно, недо­ра­зу­ме­ния можно ула­дить, нельзя сры­вать кон­фе­рен­цию и т. д. Ленин слу­шал, полу­за­крыв веками глаза, как бы утом­лён­ный. Мы оттес­нили его к столу. Он снова сел на преж­нее место, снял коте­лок, при­гла­дил ладо­нями обеих рук вен­чик рыже­ва­тых волос на голове, крепко потёр паль­цем возле левого уха, сощу­рился, обвёл нас хит­рым, мимо­лёт­ным взгля­дом и вдруг, зара­зи­тельно и весело улыб­нув­шись — отчего всё его лицо сразу осве­ти­лось, сде­ла­лось откры­тым и близ­ким, ска­зал наста­ви­тельно и примирительно:

— Эх вы, горе-​объединители… Ну, что же, будем вме­сте рас­хлё­бы­вать вашу похлёбку. — Он изло­жил свои взгляды на кон­фе­рен­цию и её задачи. Сейчас во что бы то ни стало, немед­ленно надо создать боль­ше­вист­ский, вполне рабо­то­спо­соб­ный цен­траль­ный коми­тет, прочно свя­зан­ный с груп­пами и орга­ни­за­ци­ями на местах. Надо поло­жить конец орга­ни­за­ци­он­ному раз­броду. Мы нака­нуне нового рево­лю­ци­он­ного подъ­ёма. Без креп­кого цен­тра мы не можем овла­деть дви­же­нием, не овла­деем им. В этом глав­ная осо­бен­ность момента. Ликвидаторы и кто не даёт им реши­тель­ного отпора до сих пор сры­вали, сры­вают и будут сры­вать наши попытки создать неле­галь­ный центр. За рубе­жом боль­ше­вики неод­но­кратно ста­ра­лись, пыта­лись, стре­ми­лись дого­во­риться с раз­ными груп­пами: дело ока­за­лось без­на­дёж­ным. Но путь сго­вора давно уже испро­бо­ван. Промежуточные тече­ния будут только тянуть на кон­фе­рен­ции в орга­ни­за­ци­он­ное болото, в лик­ви­да­тор­ское болото.»

Опять-​таки, очень демо­кра­тично и ни разу не авто­ри­тарно. Конечно, при доста­точ­ной гиб­ко­сти ума можно ска­зать, что и в этом слу­чае прин­ципы ДЦ были соблю­дены, ведь Ленин не угро­жал никому воро­нё­ным нага­ном, но тогда под прин­ци­пами ДЦ мы можем пони­мать вообще что угодно. Впрочем, вер­немся к нашим махистам.

Разумеется, можно ска­зать, что Богданов рас­хо­дился с Лениным не только в тео­рии. Можно все­рьёз осу­дить Ленина за нару­ше­ние прин­ци­пов ДЦ. Можно сде­лать мно­же­ство самых раз­но­об­раз­ных вещей, но мы лишь зада­дим вопрос: как так вышло, что в пар­тии на самом высо­ком уровне ока­за­лись при­вер­женцы махизма? Может быть, сама про­блема и необ­хо­ди­мость её жёст­кого реше­ния воз­никла именно из-​за того, что в пар­тии ока­за­лось не так уж много дей­стви­тельно под­ко­ван­ных марк­си­стов? Может быть, на самом деле это — глав­ная про­блема, а не воз­мож­ность гра­мот­ных пар­тий­цев переродиться?

Мы счи­таем именно так.

А ещё мы счи­таем, что каж­дый ком­му­нист дол­жен стре­миться быть таким же под­ко­ван­ным марк­си­стом, как Ленин или сам Маркс. А не оправ­ды­вать своё неве­же­ство сло­вами «обра­зо­ва­ние не даёт гарантий»!

Или за нас всё сде­лает клас­со­вое чутьё. Ведь мил­ли­оны про­ле­та­риев не могут оши­баться. А те ситу­а­ции, когда они ошиб­лись, ничего не значат.

И всё-​таки…

…что, если руко­вод­ство пере­ро­дится? Заметка подо­шла к концу, и самый глав­ный вопрос, кото­рый так бес­по­коит мно­же­ство левых и ком­му­ни­стов, наконец-​то полу­чит свой ответ!

Действительно, а что, если?

А что, если руко­вод­ство орга­ни­за­ции, мест­ное или высо­кое, будет при каж­дом удоб­ном слу­чае сго­нять на голо­со­ва­ние сто­рон­ни­ков своей пози­ции и ста­раться не допу­стить сто­рон­ни­ков чужой? А что, если руко­вод­ство, экс­плу­а­ти­руя систему голо­со­ва­ния, будет про­дав­ли­вать избра­ние своих? А что, если руко­вод­ство, поль­зу­ясь своим под­ве­шен­ным язы­ком, будет устра­нять из орга­ни­за­ции тех, кто пыта­ется оспо­рить его авто­ри­тет? А что, если руко­вод­ство, поль­зу­ясь негра­мот­но­стью рядо­вых чле­нов, пове­дёт всю орга­ни­за­цию на под­держку кро­ва­вой импе­ри­а­ли­сти­че­ской бойни, апел­ли­руя к пат­ри­о­тизму и носталь­гии по СССР?

А что, если ваша орга­ни­за­ция уже пере­ро­ди­лась, а вы из-​за своей негра­мот­но­сти даже не поняли этого?

Я не знаю. Вы мне ска­жите, товарищи.

Нашли ошибку? Выделите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

Примечания

  1. Манифест науч­ного цен­тра­лизма, Lenin Crew, 2020
  2. Наши пози­ции, Lenin Crew, 2022
  3. Научный цен­тра­лизм: неко­то­рые пояс­не­ния, Lenin Crew, 2020
  4. C. Н. Корсаков, Проблема фило­со­фии в марк­сизме (Россия – СССР, пер­вая треть XX века) с 306-307, Философия и идео­ло­гия: от Маркса до пост­мо­дерна, М.: Прогресс-​Традиция, 2018
  5. В.И. Ленин, ПСС, т.23, С. 247
  6. Ю.П. Шарапов, Ленин и Богданов: от сотруд­ни­че­ства к про­ти­во­сто­я­нию, 1997
  7. Подробнее о борьбе Ленина с махиз­мом и неко­то­рых ее послед­ствиях, помимо ука­зан­ной выше работы С.Н. Корсакова можно послу­шать в его лек­ции
  8. Р. Голобиани, Основной вопрос совет­ской фило­со­фии, 2017
  9. А.К. Воронский, За живой и мерт­вой водой, 1929