Ответ Прибою. Часть первая

Ответ Прибою. Часть первая
~ 53 мин

Вместо предисловия

Глав­ная при­чина наших раз­но­гла­сий состоит в том, что В. При­бой даёт невер­ную оценку объ­ек­тив­ному и субъ­ек­тив­ному фак­то­рам раз­ви­тия Рос­сии 1990-​х гг. в целом и её левого дви­же­ния в част­но­сти. Из-​за этого он делает непра­виль­ный вывод о том, что авторы мани­фе­ста пого­ря­чи­лись с огуль­ным оха­и­ва­нием левых сил — наших неве­зу­чих правопред­ше­ствен­ни­ков. 

При­ве­дём несколько цитат (в явном и неяв­ном виде), кото­рые отра­жают основ­ные мысли автора. 

«Были ли какие-​то объ­ек­тив­ные пред­по­сылки к тому, чтобы быстро осу­ще­ствить воз­врат к совет­ской модели соци­а­лизма, или же это была вред­ная, неосу­ще­стви­мая утопия?»

Мы это пони­маем так: только что слу­чи­лась рестав­ра­ция капи­та­лизма, но вме­сте с тем, воз­можно, появи­лись объ­ек­тив­ные усло­вия для воз­врата обратно к строю, кото­рый был 70 лет до этого. Воз­врат к соци­а­лизму по Марксу-​Энгельсу для нового, только фор­ми­ру­ю­ще­гося круп­ного капи­тала и нахо­дя­щихся при нём выс­ших госчи­нов­ни­ков — пря­мая угроза уни­что­же­ния бур­жу­а­зии как пра­вя­щего класса в ходе рево­лю­ци­он­ной ситу­а­ции и сле­ду­ю­щей за ней рево­лю­ции. Про объ­ек­тив­ные усло­вия, фор­ми­ру­ю­щие в бли­жай­шей пер­спек­тиве рево­лю­ци­он­ную ситу­а­цию, при­ме­ни­тельно к вер­хам писал Ленин в «Маёвке рево­лю­ци­он­ного про­ле­та­ри­ата»:

«Одно угне­те­ние, как бы велико оно ни было, не все­гда создаёт рево­лю­ци­он­ное поло­же­ние страны. Боль­шей частью для рево­лю­ции [в дан­ном слу­чае счи­таем, что здесь про­дол­жа­ется мысль о рев. ситу­а­ции, а не о соб­ственно рево­лю­ции — Ф. К.] недо­ста­точно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для неё тре­бу­ется еще, чтобы верхи не могли хозяй­ни­чать и управ­лять, как прежде».

Если пере­ве­сти это с рус­ского на рус­ский и при­ло­жить к началу 1990-​х, то, согласно пред­став­ле­ниям В. При­боя, мы можем рас­смот­реть два варианта. 

В пер­вом из них в СССР про­изо­шла рестав­ра­ция капи­та­лизма, новые бур­жу­аз­ные верхи для укреп­ле­ния сво­его поло­же­ния начали опе­ра­тивно про­во­дить реформы по всем направ­ле­ниям поли­тики (в первую оче­редь, социально-​экономической), и вдруг сразу же ока­за­лось, что таким путём дове­рие низов не удер­жать и надо пере­во­дить меро­при­я­тия в более «щадя­щее» русло, напри­мер, в «реформы по кейн­си­ан­скому типу», а то и соб­ствен­но­ручно вер­нуть соци­а­ли­сти­че­ские методы управ­ле­ния госу­дар­ством. Если рас­смат­ри­вать такой сце­на­рий, то, по автору, более зна­чи­тель­ную роль здесь должны были играть ради­калы как аван­гард масс, кото­рые сво­ими про­ти­во­за­кон­ными дей­стви­ями довели бы до насе­ле­ния, что дальше так жить нельзя. Поскольку массы и так были на грани, они должны были бы быстро дозреть. 

Если же рас­смат­ри­вать дру­гой вари­ант, при кото­ром объ­ек­тив­ные усло­вия слабо под­хо­дили для рево­лю­ции или отсут­ство­вали вообще, на пер­вый план выхо­дят уме­рен­ные как аван­гард масс, кото­рые посред­ством дан­ных им пол­но­мо­чий в орга­нах вла­сти, а также с помо­щью своих, сто­рон­них част­ных или госу­дар­ствен­ных СМИ, опять же, должны были дово­дить до масс реаль­ное поло­же­ние дел, чтобы взбу­до­ра­жить их потен­ци­аль­ное клас­со­вое созна­ние. Так как массы в этом вари­анте про­шлого поли­ти­че­ски инертны, то и вре­мени на это ушло бы больше, но в этом нет ничего страшного. 

В обоих вари­ан­тах, таким обра­зом, тре­бу­ется посред­ник между вер­хами и низами в лице некоей про­грес­сив­ной группы лиц.

О том, что про сами массы нельзя забы­вать, т. к. их состо­я­ние опре­де­ляет субъ­ек­тив­ные усло­вия рево­лю­ции, Ленин писал в «Крахе II Интер­на­ци­о­нала» и «Дет­ской болезни „левизны“ в ком­му­низме», соот­вет­ственно:

«Потому, что не из вся­кой рево­лю­ци­он­ной ситу­а­ции воз­ни­кает рево­лю­ция, а лишь из такой ситу­а­ции, когда к пере­чис­лен­ным выше объ­ек­тив­ным пере­ме­нам при­со­еди­ня­ется субъ­ек­тив­ная, именно: при­со­еди­ня­ется спо­соб­ность рево­лю­ци­он­ного класса на рево­лю­ци­он­ные мас­со­вые дей­ствия, доста­точно силь­ные, чтобы сло­мить (или над­ло­мить) ста­рое пра­ви­тель­ство, кото­рое нико­гда, даже и в эпоху кри­зи­сов, не „упа­дёт“, если его не „уро­нят“».

«Зна­чит, для рево­лю­ции надо, во-​1-​х, добиться, чтобы боль­шин­ство рабо­чих (или во вся­ком слу­чае боль­шин­ство созна­тель­ных, мыс­ля­щих, поли­ти­че­ски актив­ных рабо­чих) вполне поняло необ­хо­ди­мость пере­во­рота и готово было идти на смерть ради него».

Отме­тим также, что при обоих сце­на­риях, кото­рые зада­ются объ­ек­тив­ным фак­то­ром, воз­ни­кает зави­си­мость субъ­ек­тив­ного фак­тора от объ­ек­тив­ного, чего автор и не отри­цает. Это уже неплохо. 

Про­блема в том, что, по автору, и экс­тре­ми­сты, и «веж­ли­вые ком­му­ни­сты» имели в 90-​х общую стра­те­ги­че­скую цель — уни­что­же­ние капи­та­лизма. Кто прав, а кто не прав, гово­рит он нам, — зави­село не от них, а от объ­ек­тив­ного фак­тора. Сле­до­ва­тельно, взятки с них гладки при любом раскладе. 

Это, по нашему мне­нию, неубе­ди­тель­ный аргу­мент в защиту левых сил. Более того, это уход от ответа на глав­ный вопрос: какие истин­ные цели пре­сле­до­вал мас­сив левых сил в лихие 90-е? 

Такая поста­новка вопроса поз­во­ляет гово­рить о наших раз­но­гла­сиях с В. При­боем уже под дру­гим углом.

Мы счи­таем, что объ­ек­тив­ные усло­вия для рево­лю­ции не были созданы, а весь спектр левой швали как гаран­тов субъ­ек­тив­ного фак­тора в одних слу­чаях из-​за коли­че­ствен­ных (если тогда и суще­ство­вали какие-​либо гра­мот­ные левые группы, то их мар­ги­наль­ность поз­во­ляет ими здесь пре­не­бречь), а в дру­гих — из-​за каче­ствен­ных недо­стат­ков (тео­ре­ти­че­ская негра­мот­ность и/​или поли­ти­че­ская неста­биль­ность и про­даж­ность и выте­ка­ю­щее из них сле­до­ва­ние лич­ным инте­ре­сам) не заме­чал отсут­ствия таких усло­вий и играл в радио­игру с мас­сами на про­тя­же­нии всех 90-​х годов. Из-​за этого субъ­ек­тив­ные усло­вия для рево­лю­ции также не были созданы. 

То же каса­ется и раз­лич­ных сце­на­риев капи­та­лизма от якобы враж­ду­ю­щих груп­пи­ро­вок пра­вя­щего класса: гаранты объ­ек­тив­ного фак­тора тех­нично мани­пу­ли­ро­вали обще­ствен­ным созна­нием посред­ством мол­ние­носно раз­ви­вав­шихся и под­кон­троль­ных им СМИ, точно так же играя в радио­игру и анон­си­руя друг друга как спа­си­те­лей Рос­сии и поли­ти­че­ских пре­ступ­ни­ков. На самом же деле это про­сто была борьба за эко­но­ми­че­ское и выте­ка­ю­щее из него поли­ти­че­ское влияние.

Отме­тим отдельно: мы не пра­во­при­ме­ни­тели из орга­нов бур­жу­аз­ной вла­сти, поэтому для нас неважно, осо­знанно дей­ство­вали левые силы или «по неосто­рож­но­сти». Мера ответ­ствен­но­сти в обоих слу­чаях оди­на­ко­вая — отри­ца­ние нашего правопре­ем­ства по отно­ше­нию к тем, кому, по мне­нию автора, «про­сто не повезло», и забве­ние этих несчаст­ных в одно­сто­рон­нем порядке.

Всё это мы и соби­ра­емся жесто­чай­шим обра­зом дока­зы­вать с помо­щью дан­ного цикла заметок.

***

Немного по поводу верхов. 

Под вер­хами мы пони­маем кон­со­ли­ди­ро­вав­шихся для реше­ния общих фун­да­мен­таль­ных задач пред­ста­ви­те­лей круп­ного капи­тала и выс­ших госу­дар­ствен­ных чинов­ни­ков как испол­ни­те­лей воли капи­тала. Инте­ре­суют нас, соот­вет­ственно, их дей­ствия по отно­ше­нию к массам. 

У автора доста­точно много тек­стов о недав­нем рос­сий­ском про­шлом, однако в них он ни разу не рас­смат­ри­вал эти самые дей­ствия вер­хов подробно. В текстах, конечно, есть намёки на то, что «что-​то там бур­жу­а­зия делает», но что кон­кретно — неясно: это оста­ётся за кад­ром. Кри­тика МНЦ не стала исключением. 

С чем это свя­зано, неиз­вестно, но это и неважно. 

Важно то, что рас­смот­ре­ние именно этих дей­ствий может про­яс­нить состо­я­ние вер­хов — могут они что-​то или ещё (уже) нет. А при нали­чии такой инфор­ма­ции будет легче сде­лать пра­виль­ные выводы и о низах.

Выше мы отме­тили, что объ­ек­тив­ный фак­тор — в том числе и дей­ствия груп­пи­ро­вок пра­вя­щего класса, кото­рые забы­вали ста­рые обиды и кон­со­ли­ди­ро­ва­лись для реше­ния общеклас­со­вых задач. Вне­сём тут уточ­не­ние: явная кон­со­ли­да­ция в 1990-​х про­ис­хо­дила только перед выбо­рами 1996 года. Осталь­ные же «раз­борки» такого уровня про­ис­хо­дили при уча­стии раз­об­щён­ных груп­пи­ро­вок. При этом каж­дая из них во время про­ти­во­сто­я­ний пред­став­ляла обще­ствен­но­сти свои дей­ствия как един­ственно пра­виль­ные и искрен­ние, как то, бла­го­даря чему новая капи­та­ли­сти­че­ская Рос­сия очень быстро под­ни­мется с колен. 

Извест­ные нам раз­но­гла­сия такого рода были в:

  • 1991-1992 и 1994 годах во время при­ва­ти­за­ции в Москве; 
  • 1996 году во время пред­вы­бор­ной кам­па­нии Ель­цина внутри самой команды Ельцина;
  • 1999 году во время про­ти­во­сто­я­ния услов­ной груп­пи­ровки Примакова-​Лужкова и команды Ельцина.

Во время этих собы­тий мас­сам навя­зы­ва­лось посред­ством СМИ, что что-​то должно изме­ниться: при­ва­ти­за­цию отме­нят или хотя бы изме­нят и народ­ное добро сохра­нят, сна­чала аре­стуют пло­хого мэра Попова (1991-1992), потом — сни­мут с работы пло­хого феде­раль­ного при­ва­ти­за­тора Чубайса (1994), спу­стя два года — аре­стуют его же, уже как поли­ти­че­ского пре­ступ­ника (1996), Зюга­нов, а если не он, то Примаков-​Лужков, побе­дит, ком­му­низм вер­нут (1996/1999) и тому подобное…

В этом тек­сте мы рас­смот­рим пре­лю­дию к 1994 году. 

«Моя приватизация лучше твоей!»

До Луж­кова мэром Москвы с лета 1991-​го по лето 1992-​го был его кол­лега и сорат­ник по пред­ше­ство­вав­шим собы­тиям Гав­риил Попов. Сам же Луж­ков зани­мал тогда пост вице-​мэра и пред­се­да­теля Пра­ви­тель­ства Москвы — эти долж­но­сти в рас­смат­ри­ва­е­мый период были зазем­лены на него. 

Но этими дво­ими город­ская власть тогда не огра­ни­чи­ва­лась: в сто­лич­ной мэрии была, в част­но­сти, гос­пожа Пия­шева, кото­рая раз­ра­ба­ты­вала про­ект реформ, свя­зан­ных с при­ва­ти­за­цией в Москве. В пост­со­вет­ское время Лариса Ива­новна Пия­шева была убеж­дён­ной сто­рон­ни­цей крайне либе­раль­ных взгля­дов, при­чём впо­след­ствии она даже кри­ти­ко­вала команду Гай­дара за «жёст­кое, часто умыш­ленно гипер­тро­фи­ро­ван­ное госу­дар­ствен­ное регу­ли­ро­ва­ние» при осу­ществ­ле­нии либе­раль­ных реформ:

«Мно­же­ству про­со­вет­ски настро­ен­ных рос­сий­ских граж­дан, для кото­рых и ныне „что Гай­дар, что Явлин­ский, что Попов — одна шайка-​лейка“, трудно себе пред­ста­вить, что есть такие ради­каль­ные либе­ралы, для кото­рых и Гай­дар — соци­а­лист, и Ель­цин — совет­ский чело­век. К числу таких либе­ра­лов при­над­ле­жала и Лариса Пия­шева. <…> В своих послед­них интер­вью Пия­шева „при­кла­ды­вала“ Гай­дара и Чубайса так, как не вся­кому ком­му­ни­сту уда­ва­лось»1 .

Сей­час люди с подоб­ными взгля­дами на слуху: они пре­иму­ще­ственно не очень зре­лого воз­раста, отзы­ва­ются на всем извест­ную кличку «либер­та­ри­анцы» и ведут мар­ги­наль­ный образ жизни. А тогда такие экзем­пляры, да ещё и в сто­лич­ных орга­нах испол­ни­тель­ной вла­сти, были в диковинку. 

Где-​то к ноябрю 1991-​го Пия­шева дозрела и пред­ло­жила сле­ду­ю­щее ноу-​хау: за два месяца (по дру­гим источ­ни­кам — за две недели) раз­дать пред­при­я­тия тор­говли и сферы услуг тру­до­вым кол­лек­ти­вам с опла­той в рас­срочку (по дру­гим дан­ным — бес­платно), после чего сразу при­сту­пить к при­ва­ти­за­ции по этой же схеме опто­вой тор­говли, госпо­ста­вок и круп­ной сто­лич­ной соб­ствен­но­сти — про­мыш­лен­но­сти, в том числе обо­рон­ных пред­при­я­тий. Хочешь купить? Нет ничего проще: подал заявку во вновь создан­ный центр при­ва­ти­за­ции Москвы во главе с Лари­сой Ива­нов­ной, заклю­чил акт купли-​продажи — и ты ста­но­вишься чест­ным пред­при­ни­ма­те­лем со своим поме­ще­нием, только рас­срочку выпла­чи­вай поти­хоньку да не меняй вид дея­тель­но­сти сво­его пред­при­я­тия в тече­ние года. А чтобы дей­стви­тельно уло­житься в обо­зна­чен­ный срок и под­стег­нуть част­ную ини­ци­а­тиву, было заяв­лено, что если тру­до­вые кол­лек­тивы не сде­лают пер­вый шаг, их места работы уйдут через аук­ци­оны в чужие и нечест­ные руки.

Всё в этой схеме хорошо, да только есть про­ти­во­ре­чие. Зачем надо было созда­вать под при­ва­ти­за­цию новую струк­туру, под­чи­нён­ную только мэру, да ещё и давать ей рас­ши­рен­ные пол­но­мо­чия — и на приём заявок на при­ва­ти­за­цию, и на про­дажу? Ведь уже были и Мос­ко­ми­му­ще­ство (приём заявок), и Фонд иму­ще­ства (про­дажа). Да, Фонд иму­ще­ства нахо­дился в под­чи­не­нии якобы «чуж­дому и сов­ко­вому» Мос­со­вету, но ведь Мос­ко­ми­му­ще­ство — свои, детище мэрии. Жур­на­ли­сты попы­та­лись сде­лать выводы из этого, но недо­кру­тили ситу­а­цию до конца и оста­но­ви­лись на этом:

«…Веро­ятны два вари­анта. Это может быть про­сто так­ти­че­ским обхо­дом рос­сий­ского закона о при­ва­ти­за­ции, где функ­ции коми­тета по иму­ще­ству опре­де­лены доста­точно чётко и не поз­во­ляют при­дать ему ещё и функ­ции фонда (то есть про­давца). Совер­шенно новая орга­ни­за­ция — центр при­ва­ти­за­ции — не преду­смот­рена ника­кими зако­нами и, сле­до­ва­тельно, при опре­де­лён­ных юри­ди­че­ских воз­зре­ниях, может быть наде­лена любыми пра­вами.

Не исклю­чён и дру­гой вари­ант — раз­но­гла­сия с руко­вод­ством Мос­ко­ми­му­ще­ства»2 .

Если посмот­реть пер­во­ис­точ­ник — Рас­по­ря­же­ние от 6 сен­тября 1991 года 231-РВМ «О Коми­тете по управ­ле­нию город­ским иму­ще­ством Москвы», то ока­зы­ва­ется, что лицо, ответ­ствен­ное за созда­ние этой струк­туры, — вице-​мэр Юрий Луж­ков, и вновь создан­ное Мос­ко­ми­му­ще­ство нахо­дится в его под­чи­не­нии. В этом слу­чае отпа­дает вопрос о при­чине якобы излиш­ней абстракт­но­сти рас­суж­де­ний началь­ника этой струк­туры — Елены Вик­то­ровны Кото­вой — на тему спра­вед­ли­во­сти при­ва­ти­за­ции в «Мос­ков­ских ново­стях»: её мысли и дей­ствия были согла­со­ваны с буду­щим «чле­ном семьи своей жены». Ниже — пол­ная вер­сия сен­тябрь­ской ста­тьи в сто­лич­ной газете. Про­смот­рите её: дальше мы будем на неё ссылаться.

19 ноября на засе­да­нии мэрии про­грамму фор­си­ро­ван­ной при­ва­ти­за­ции Пия­ше­вой «завер­нули» и поста­но­вили, что «…тор­говля и обще­пит пере­да­ются в част­ные руки, но хозя­ева тор­го­вых и ресто­ран­ных фирм могут быть лишь арен­да­то­рами зани­ма­е­мых поме­ще­ний»3 . По мне­нию мэрии, огра­ни­чен­ное право поль­зо­ва­ния поме­ще­нием должно было поме­шать соб­ствен­нику биз­неса менять про­филь, сда­вая свою пло­щадь в аренду дея­те­лям по типу Сер­гея Мав­роди, и, таким обра­зом, помочь сохра­нить сферу услуг в Москве. 

Сразу воз­ни­кает вопрос: что мешает предпринимателю-​арендатору сда­вать своё поме­ще­ние в субаренду кому угодно? Похоже, ничто. Это ста­вит под сомне­ние серьёз­ность аргу­мен­та­ции пра­ви­тель­ства Москвы: ско­рее уж им про­сто надо было ска­зать хоть что-​то, чтобы убрать с адми­ни­стра­тив­ной поляны либе­раль­ного роман­тика г-​жу Пия­шеву, дабы та не мешала вопло­щать в жизнь инте­ресы дру­гой груп­пи­ровки пра­вя­щего класса. Тем более, в её про­грамме вообще не было ника­кой кон­кре­тики по поводу реа­ли­за­ции — сплош­ные декларации.

Луж­ков ожи­да­емо выска­зался резко про­тив про­граммы Пияшевой.

На пер­вый взгляд, эти собы­тия выгля­дят как серьёз­ные идео­ло­ги­че­ские раз­но­гла­сия между мэром и вице-мэром: 

  • пер­вый хотел мак­си­мально быстро раз­ру­шить меха­низмы, по кото­рым функ­ци­о­ни­ро­вала совет­ская номен­кла­тура, и так же быстро реа­ли­зо­вать свои идеи о том, что кухарка может управ­лять и капи­та­ли­сти­че­ским госу­дар­ством в лице его раз­лич­ных предприятий;
  • вто­рой же хотел спра­вед­ли­во­сти и после­до­ва­тель­но­сти: чтобы субъ­екты хозяй­ство­ва­ния пере­да­ва­лись не абы как и не абы кому — только в аренду и только эффек­тив­ным хозяй­ствен­ни­кам, таким же креп­ким, как и он; уж такие меры нико­гда не допу­стят раз­ру­ше­ния сто­лич­ной тор­говли и сферы услуг, а наобо­рот, рас­ши­рят и углу­бят свою совет­скую правопредшественницу.

У нас дру­гое мнение.

26 ноября Попову всё-​таки уда­лось про­да­вить два офи­ци­аль­ных доку­мента — Рас­по­ря­же­ние и Поста­нов­ле­ние. Они были анон­си­ро­ваны как ком­про­мисс между про­грам­мами Попова-​Пияшевой и Лужкова-​Котовой. С пол­ным тек­стом актов чита­тель может озна­ко­миться по ссыл­кам, здесь же — глав­ные штрихи.

  1. Согласно рас­по­ря­же­нию, «Мага­зины пло­ща­дью менее 150 кв. м и пред­при­я­тия пита­ния менее 50 поса­доч­ных мест, пави­льоны, палатки, киоски, тор­го­вые авто­маты и дру­гая мел­ко­роз­нич­ная сеть, а также пред­при­я­тия быто­вого обслу­жи­ва­ния (с пер­во­на­чаль­ной балан­со­вой сто­и­мо­стью актив­ных фон­дов менее 300 тыс. руб­лей), — при­ва­ти­зи­ру­ются рабо­чими груп­пами, созда­ва­е­мыми Цен­тром при пре­фек­ту­рах и муни­ци­паль­ных окру­гах». Все, что выхо­дит за рамки, «при­ва­ти­зи­ру­ются Цен­тром, сов­местно с рабо­чими груп­пами, созда­ва­е­мыми при пре­фек­ту­рах и муни­ци­паль­ных окру­гах». Объ­екты же уровня ГУМ или ЦУМ, а также пред­при­я­тия опто­вой и оптово-​розничной тор­говли при­ва­ти­зи­ру­ются только Цен­тром. Это тот самый Центр при­ва­ти­за­ции из про­граммы Пия­ше­вой, только сама Пия­шева уже не имеет к нему отно­ше­ния. Пере­во­дим на рус­ский: за реа­ли­за­цию при­ва­ти­зи­ро­ван­ных незна­чи­тель­ных объ­ек­тов соб­ствен­но­сти отве­чали тер­ри­то­ри­аль­ные отде­ле­ния Цен­тра, за чуть более солид­ные активы — ТО вме­сте с Цен­тром, за самые лако­мые куски — только Центр. Это, мягко говоря, не соот­вет­ствует кон­цеп­ции Пия­ше­вой «взял всё и отдал».
  2. То, что чуть солид­нее, изна­чально пере­да­ва­лось не в соб­ствен­ность, а в огра­ни­чен­ное право поль­зо­ва­ния с пра­вом выкупа через год. А вот ГУМы и «Дет­ские миры» акци­о­ни­ро­ва­лись, при­чём ново­яв­лен­ные пред­при­ни­ма­тели пус­ка­лись во вла­де­ние, поль­зо­ва­ние и рас­по­ря­же­ние только на чет­верть или меньше: дру­гая чет­верть оста­ва­лась за мэрией, а остав­ша­яся поло­вина и то, что не смог взять пред­при­ни­ма­тель­ский кол­лек­тив (часть от его чет­верти), реа­ли­зо­вы­ва­лись Цен­тром через аук­ци­оны «в порядке, опре­де­ля­е­мом Цен­тром», то есть непо­нятно как и непо­нятно кому (или же известно, как и кому — как посмотреть).
  3. Если на любое при­ва­ти­зи­ру­е­мое пред­при­я­тие до 8 декабря 1991 не посту­пит заявка на при­ва­ти­за­цию, его реа­ли­зует Центр через аукционы.
  4. Забавно, что предпринимателям-​собственникам запре­щено в тече­ние 1 года менять про­филь, но предприниматели-​арендаторы могут пере­дать свои права и обя­зан­но­сти дру­гому пред­при­ни­ма­телю — сдать поме­ще­ние в суб­аренду, напри­мер. А уж суб­арен­да­тор может менять что угодно, и про­филь в том числе: для субарендаторов-​то права и обя­зан­но­сти в доку­менте не регламентируются.
  5. Ещё забав­ная деталь. Осно­ва­ние для при­ва­ти­за­ции — заве­рен­ный отде­лом кад­ров про­то­кол собра­ния тру­до­вого кол­лек­тива, фик­си­ру­ю­щий 51 про­цен­том голо­сов состав пред­при­ни­ма­тель­ского кол­лек­тива. Напри­мер, на мел­ком пред­при­я­тии, под­ле­жа­щем при­ва­ти­за­ции, 10 работ­ни­ков — 6 под­чи­нён­ных и 4 началь­ника (дирек­тор, глав­бух, зав­хоз, началь­ник отдела кад­ров). Под­чи­нён­ные хотят стать такими же соб­ствен­ни­ками, как осталь­ные. Началь­ники счи­тают иначе. Что мешает им впи­сать самих себя в про­то­кол, доба­вить двух совер­шенно посто­рон­них людей для кво­рума и заве­рить самих себя, а потом, во время реги­стра­ции уже капи­та­ли­сти­че­ской фирмы, рас­пре­де­лить доли/​акции под себя, а тех посто­рон­них — выки­нуть? Ничего, потому что мос­ков­скими актами не рас­крыты подроб­но­сти кор­по­ра­тив­ных дей­ствий внутри пред­при­я­тий: про­сто не было этих самых дей­ствий тогда, как и бур­жу­аз­ного кор­по­ра­тив­ного права в целом. 
  6. В Поста­нов­ле­нии — тоже весё­лые вещи: до 5 декабря 1991 «Мос­ко­ми­му­ще­ству над­ле­жит обес­пе­чить пере­дачу ранее при­ня­тых заявок на при­ва­ти­за­цию в Центр по при­ва­ти­за­ции». Помните, под чьим нача­лом рабо­тает эта структура?
  7. Центр имеет широ­кие пол­но­мо­чия и про­из­во­дит при­ва­ти­за­цию «под ключ» — от при­ёма доку­мен­тов до при­ня­тия реше­ния о том, в какой форме будет тот или иной част­ный бизнес.

Дальше нача­лись про­воды Попова на почёт­ную поли­ти­че­скую пен­сию, замас­ки­ро­ван­ные под затяж­ное и хао­тич­ное поли­ти­че­ское банк­рот­ство. Сна­чала про­дви­ну­тые им офи­ци­аль­ные доку­менты были отме­нены Мосгор­ду­мой (в то время — орган внутри Мос­со­вета)4 , затем он вста­вал в позу, говоря, что ни Мосгор­дума, ни Мос­со­вет, ни кто-​либо дру­гой ему не указ, потом выяс­ни­лось, что по факту при­ва­ти­за­цией зани­ма­ется Мос­ко­ми­му­ще­ство… Чуть позже про­дол­жи­лись5 сло­вес­ные дуэли с Мос­со­ве­том при посред­стве пре­зи­дента: на сло­вах послед­ний ука­зал Попову рас­ши­рить пол­но­мо­чия, Мос­со­вет же рас­пу­стить. В январе сле­ду­ю­щего года его нена­долго взял6 под защиту Ель­цин, однако это не имело каких-​либо поло­жи­тель­ных послед­ствий для Попова и его инте­ре­сов. А тут парал­лельно и Луж­ков начал пере­тря­хи­вать7 состав сто­лич­ного пра­ви­тель­ства под себя. В итоге всё это завер­ши­лось8 отстав­кой Попова.

Пер­вый (в обоих смыс­лах) мэр новой Рос­сии про­сто хотел зазем­лить часть финан­со­вых пото­ков, кото­рые полу­ча­лись бы от дохо­дов с при­ва­ти­за­ции в его испол­не­нии, на себя. Для этого он и пла­ни­ро­вал создать струк­туру со своим чело­ве­ком во главе и под­чи­нён­ную ему самому. Вице-​мэр, в свою оче­редь, не под­дер­жи­вал такое раз­ви­тие собы­тий и мето­дично оття­ги­вал оде­яло на себя. Правда, Луж­ков, будучи в то время по доку­мен­там вто­рым номе­ром, дей­ство­вал не напря­мую, а через Котову: про­грамма анон­си­ро­ва­лась как её соб­ствен­ная и не имела нор­ма­тив­ного закреп­ле­ния в виде мос­ков­ских актов (после отставки Попова Луж­ков испра­вил это недо­ра­зу­ме­ние). При этом про­граммы при­ва­ти­за­ции у того и дру­гого суще­ственно не отли­ча­лись и по смыслу во мно­гом пере­кли­ка­лись друг с дру­гом. Тем не менее, для масс это выгля­дело, как серьёз­ная борьба за луч­шее буду­щее для Москвы. 

Не надо думать, что вице-​мэр дей­ство­вал в своём про­ти­во­сто­я­нии с началь­ни­ком еди­но­лично — это будет явным пре­уве­ли­че­нием его роли в этой исто­рии как отдель­ной лич­но­сти. Но тогда встаёт вопрос: кто же дёр­гал за верёвочки?

Выше мы пока­зали, как Луж­ков про­дви­гал свои инте­ресы через Мос­ко­ми­му­ще­ство и Котову, стро­чив­шую ста­тьи. К сожа­ле­нию, нам не уда­лось уста­но­вить соб­ствен­ника «Мос­ков­ских ново­стей» по состо­я­нию на сен­тябрь 1991: такой факт был бы хоро­шим веще­ствен­ным дока­за­тель­ством тому, что нахо­дя­ща­яся за кад­ром бур­жу­а­зия сразу же после раз­ру­ше­ния СССР начала при­би­рать к рукам клю­че­вые СМИ, чтобы вли­ять на редак­ци­он­ную поли­тику и укреп­лять своё поло­же­ние. Есть све­де­ния только об одном из акци­о­не­ров (или участ­ни­ков) газеты — Горбачёв-​фонде, но они нам ничего не дают. 

Впро­чем, мы отко­пали кое-​что дру­гое, не менее интересное.

Есть такой дея­тель — Михаил Пол­то­ра­нин. В начале 1991 он был мини­стром печати, и ему для его струк­туры нужны были поме­ще­ния. Он при­шёл к Попову на приём, тот ото­слал его к Луж­кову… Далее при­во­дим цитату из книги Полторанина:

«…А в тот день Гав­риил Хари­то­но­вич на мою просьбу о поме­ще­ниях ска­зал:

— Конечно, надо помочь. Но все хозяй­ствен­ные вопросы я пере­до­ве­рил Луж­кову. Решай с ним.

Он позво­нил Юрию Михай­ло­вичу, и через несколько минут я был у того в каби­нете.

Тоже дру­же­ский приём: чай, при­ка­за­ние сек­ре­тарше пока ни с кем не соеди­нять. Но раз­го­вор какой-​то ват­ный, неопре­де­лён­ный:

— Да, мос­ков­ская власть обя­зана решать, но сво­бод­ных пло­ща­дей нет.

Я назвал пер­вый адрес: мно­го­этаж­ное зда­ние пустует, его только что осво­бо­дило упразд­нён­ное мини­стер­ство.

— Трудно, — ска­зал Луж­ков, — зда­ние уже пере­дано советско-​американской группе „МОСТ“.

Назвал ему вто­рой адрес — там уже тоже „МОСТ“. Назвал тре­тий — и снова „МОСТ“»
.

Что это за мост такой? Идём дальше:

«Было начало 91-​го, и до встречи с Юрием Михай­ло­ви­чем я нико­гда не слы­шал об этой фирме. Гораздо позже её назва­ние стало у всех на слуху, а вла­де­лец „МОСТа“ Вла­ди­мир Гусин­ский пре­вра­тился в круп­ного оли­гарха и полу­хо­зя­ина Воруй-​города.

<…>

…я спро­сил у Луж­кова: что же это за все­силь­ная струк­тура, если из-​за неё похе­ри­ва­ются дого­во­рён­но­сти с рос­сий­ской вла­стью.

<…>

Юрий Михай­ло­вич изоб­ра­зил на лице глу­бо­чай­шее сожа­ле­ние и ска­зал, что он здесь ни при чём. Он был бы рад сде­лать для нас доб­рое дело, да его воз­мож­но­стей не хва­тает. А „МОСТ“ вме­сте с Гусин­ским ему ни сват ни брат — ничего общего у руко­вод­ства сто­лицы с ним нет»
.

Боль­шин­ство думает, что Вла­ди­мир Гусин­ский начал агрес­сив­ный захват сто­лич­ной соб­ствен­но­сти под брен­дом АО «Группа „Мост“» (тогда уже — без ино­стран­ного уча­стия) и при попу­сти­тель­стве Лужкова-​мэра, начи­ная где-​то с 1992-1993 годов, в резуль­тате чего появился на свет его самый извест­ный актив — НТВ. Но нет: первую и удач­ную попытку взять под кон­троль выс­ших госу­дар­ствен­ных чинов­ни­ков, зало­жив пер­вые кир­пичи в стро­е­ние рос­сий­ского государственно-​монополистического капи­та­лизма, бур­жу­а­зия пред­при­няла почти парал­лельно с раз­ру­ше­нием СССР. Однако самое инте­рес­ное вот:

«…в ноябре того же года эта „зараза“ выдала себя с голо­вой: в Кон­суль­ское управ­ле­ние МИДа Рос­сии посту­пили две заявки от Вла­ди­мира Гусин­ского на поездку в Вели­ко­бри­та­нию боль­шой группы кон­суль­тан­тов „МОСТа“.

При­гла­ше­ние было оформ­лено адво­кат­ской кон­то­рой „Camecon Markby Hewwitt“, активно сотруд­ни­чав­шей с „МОСТом“. Сроки поездки сов­па­дали с рож­де­ствен­скими празд­ни­ками в Лон­доне. Но не в этом соль.

Кого же за при­леж­ную работу поощ­рил Гусин­ский такой коман­ди­ров­кой? Вот состав выез­жав­ших:
Юрий Луж­ков с женой Еле­ной Бату­ри­ной, его зам. Вла­ди­мир Ресин с женой Гали­ной Фро­ло­вой, пред­се­да­тель коми­тета по управ­ле­нию иму­ще­ством Москвы Елена Котова с сыном Юрием, управ­де­лами пра­ви­тель­ства сто­лицы Васи­лий Шах­нов­ский и др. офи­ци­аль­ные лица. Желез­ный прин­цип оли­гар­хов: „Поку­пай чинов­ни­ков, а соб­ствен­ность при­дёт тебе в руки сама!“, ока­зы­ва­ется, дей­ство­вал еще до явле­ния народу Чубайса!»

И до явле­ния народу Бере­зов­ского, надо заме­тить, кото­рый позже вывел этот прин­цип на феде­раль­ный уро­вень. Напом­ним: ста­тья Кото­вой вышла в сен­тябре 1991, а уже через два месяца и она, и её кол­леги и началь­ники были заслу­женно награж­дены спон­со­рами. Как раз в это же время ини­ци­а­тивы Попова были отме­нены. Что это, как не чистая и неза­мут­нён­ная дик­та­тура бур­жу­а­зии? Обычно-​то капи­тал очень тех­ни­чен в своём ста­ра­нии быть за кад­ром: массы должны быть уве­рены, что это эко­но­мика обслу­жи­вает поли­тику, и про­блема, соот­вет­ственно, в пло­хих поли­ти­ках, кото­рые задают непра­виль­ное направ­ле­ние капи­та­лизму. Но, как мы видим, в 90-​е пред­ста­ви­тели ново­яв­лен­ной бур­жу­а­зии вообще были лишены таких недо­стат­ков, как скром­ность и конспиративность.

Дадим послед­ний штрих к порт­рету Попова. Он, в общем, тоже зря вре­мени не терял и в тече­ние всей своей про­лон­ги­ро­ван­ной отставки вер­шил дела:

«…В начале 90-​х новые „демо­кра­ти­че­ские“ вла­сти про­сла­ви­лись целым рядом фан­тас­ма­го­ри­че­ских про­жек­тов. Одним из самых пока­за­тель­ных был про­ект „КНИТ-​Калужская застава“, по кото­рому город пере­да­вал в аренду на 50 лет Нескуч­ный сад и при­ле­га­ю­щие тер­ри­то­рии за… 99 дол­ла­ров США неко­ему советско-​французскому пред­при­я­тию. Под какую-​то невра­зу­ми­тель­ную застройку, якобы чрез­вы­чайно выгод­ную городу. При­чём тогдаш­ний мэр, попу­ляр­ный профессор-​экономист Гав­риил Попов уве­рял и горо­жан, и осо­бенно депу­та­тов Мос­со­вета, что имеет место обыч­ная, при­ня­тая в циви­ли­зо­ван­ном мире прак­тика. Но на самом деле эта прак­тика имела место только в Рос­сии.

<…>

В кулу­а­рах Мос­со­вета ходили слухи о фан­та­сти­че­ских „отка­тах“, кото­рые полу­чили сто­лич­ные чинов­ники за лоб­би­ро­ва­ние про­екта „КНИТ-​Калужская застава“, я сам как пресс-​секретарь Мос­со­вета писал раз­гром­ные ста­тьи в „Мос­ков­ской правде“ и дру­гих сто­лич­ных газе­тах. Но пока не появи­лась ста­тья во фран­цуз­ском еже­не­дель­нике „Эвен­ман дю Жеди“, а затем в Москву с лек­цией для депу­та­тов Мос­со­вета при­е­хал Кен Ливинг­стон, тепе­реш­ний мэр Лон­дона, а тогда депу­тат бри­тан­ского пар­ла­мента, и не заявил, что в любой циви­ли­зо­ван­ной стране авторы такого про­екта (он назвал имя Г. Попова) сидели бы в тюрьме, про­екты ещё пыта­лись про­толк­нуть»
9 .

Эта весен­няя акция 1992 года — финаль­ный аккорд Попова на своей долж­но­сти, уже перед самой отстав­кой. И хотя в учре­ди­тель­ных доку­мен­тах сов­мест­ного пред­при­я­тия с рос­сий­ской сто­роны сто­яли под­писи и Попова, и Луж­кова, усло­вия сделки, судя по её роман­ти­че­скому духу, видимо, про­дик­то­ваны воз­зре­ни­ями мэра, а не его заместителя.

После отставки Попов не стал дис­си­ден­том, узни­ком сове­сти, журналистом-​разоблачителем, да и вообще не стал бед­ство­вать: Луж­ков пода­рил ему, уже как учё­ному и обще­ствен­ному дея­телю, более чем солид­ный актив в цен­тре Москвы:

Да, это был именно актив. И зда­ние, и поме­ще­ния в нём, и земель­ный уча­сток, на кото­ром рас­по­ло­жено зда­ние, стали не только соб­ствен­но­стью науч­ной струк­туры Попова: всё это хозяй­ство могло сда­ваться в аренду, чем това­рищ про­фес­сор опе­ра­тивно и вос­поль­зо­вался. Вот инфор­ма­ция об одном из таких арендаторов:

Непло­хие отступ­ные за годо­вую игру во внут­рен­нюю оппозицию.

Таким обра­зом, мы видим, что в этот период гаранты объ­ек­тив­ного фак­тора сде­лали всё для укреп­ле­ния сво­его поло­же­ния и, соот­вет­ственно, мини­ми­за­ции шан­сов на воз­ник­но­ве­ние рево­лю­ции. Гаран­ти­ро­вали невоз­ник­но­ве­ние объ­ек­тив­ных её усло­вий, дру­гими сло­вами. Этому спо­соб­ство­вали опе­ра­тив­ное нала­жи­ва­ние бур­жу­а­зией свя­зей с выс­шими сто­лич­ными чинов­ни­ками и после­ду­ю­щий захват клю­че­вых объ­ек­тов соб­ствен­но­сти. При­чём если, забе­жав впе­рёд, взять начало луж­ков­ского пери­ода, то ситу­а­ция стала более мно­го­гран­ной: сто­лич­ные активы отчуж­да­лись как част­ным струк­ту­рам Вла­ди­мира Гусин­ского или, к при­меру, Вла­ди­мира Вино­гра­дова (зна­ме­ни­тый ИНКОМ­БАНК), чуть позже — струк­ту­рам Миха­ила Ходор­ков­ского (МЕНА­ТЕП) (все трое — буду­щие члены так назы­ва­е­мой Семи­бан­кир­щины), так и про­да­ва­лись мэрией самой себе через мно­же­ствен­ные част­ные фирмы, учре­ди­те­лем кото­рых она в той или иной мере являлась.

Более подробно о мос­ков­ской при­ва­ти­за­ции со всеми её нюан­сами можно про­честь, напри­мер, у пред­ста­ви­теля совсем не левых сил Андрея Саве­льева в его книге «Мятеж номен­кла­туры». В те вре­мена он был в Мос­со­вете и наблю­дал всю ситу­а­цию изнутри. Это довольно полез­ный фак­ти­че­ский мате­риал — без­от­но­си­тельно взгля­дов г-​на Саве­льева, — после про­чте­ния кото­рого окон­ча­тельно рас­кры­ва­ется сущ­ность государственно-​монополистического капи­та­лизма — сра­ще­ние част­ных струк­тур с госу­дар­ствен­ными (в дан­ном слу­чае — реги­о­наль­ными) для сов­мест­ного полу­че­ния прибыли.

Мос­со­вет как тако­вой тоже был не прочь при­ва­ти­зи­ро­вать10 соб­ствен­ность под нужды своих под­опеч­ных и, конечно, соба­чился11 по не очень зна­чи­тель­ным вопро­сам со сто­лич­ным пра­ви­тель­ством. Вообще не надо думать, что мос­ков­ские руди­менты совет­ских орга­нов вла­сти, взя­тые в целом, пред­при­ни­мали хоть что-​то для отмены при­ва­ти­за­ции вообще. Глав­ной их мис­сией было не допу­стить вывода из-​под при­ва­ти­за­ци­он­ной кор­мушки сво­его Фонда иму­ще­ства и сохра­нить функ­ции Мос­ко­ми­му­ще­ства, моти­ви­руя это тем, что обе струк­туры дей­ствуют в соот­вет­ствии с Зако­ном РСФСР «О при­ва­ти­за­ции…», в отли­чие от фоку­сов Попова-Пияшевой.

Из этого выхо­дит, что услов­ной груп­пи­ровке Луж­кова такие дей­ствия Мос­со­вета, как отмена12 попов­ских тези­сов, были выгодны, т. к. мос­со­ве­товцы пре­сле­до­вали общие с Луж­ко­вым и ком­па­нией цели — при­оста­но­вить попов­скую при­ва­ти­за­цию, а за выга­дан­ное время выра­бо­тать свою кон­крет­ную про­грамму и на её осно­ва­нии выпу­стить в свет новые акты по при­ва­ти­за­ции. Мос­со­вет, таким обра­зом, в этой исто­рии был союз­ни­ком буду­щего отца мос­ков­ских наро­дов, а не тре­тьей силой.

Пара слов о левых

А что же субъ­ек­тив­ный фактор? 

Наши оппо­ненты ска­жут: пусть всё так, но ведь навер­няка были левые силы, кото­рые пыта­лись вос­пре­пят­ство­вать дей­ствиям выше­озна­чен­ных лиц. Что ж, давайте их поищем. 

В 1991-1992 годах были депу­таты «пер­вого в исто­рии демо­кра­ти­че­ски избран­ного» Мос­со­вета, среди кото­рых, надо пола­гать, и дол­жен был засе­дать этот аван­гард субъ­ек­тив­ного фак­тора. Если гово­рить про отдель­ных более-​менее извест­ных пер­сон, из сто­лич­ных левых в Мос­со­вете бази­ро­ва­лись Вик­тор Анпи­лов, Ана­то­лий Бара­нов и Борис Кагар­лиц­кий. Двое послед­них тогда дей­ство­вали в Мос­со­вете в составе так назы­ва­е­мых «Мос­ков­ских левых» и «Фрак­ции труда», Анпи­лов же состоял во фрак­ции ком­му­ни­стов «Москва». Какое у них было мне­ние на счёт мос­ков­ской при­ва­ти­за­ции, какие дей­ствия они пред­при­ни­мали, чтоб вос­пре­пят­ство­вать ей? Попро­буем найти их пока­за­ния, из кото­рых будет видна их реак­ция на происходящее. 

Когда около 10 лет назад Попов полу­чил почёт­ную долж­ность совет­ника Собя­нина, Борис Кагар­лиц­кий выска­зы­вался по этому поводу и заодно выдал такую ретроспекцию:

«Попов — это то, избав­ле­ние от чего сде­лало Луж­кова попу­ляр­ным. <…> Могу вам ска­зать, это было тогда очень важ­ным собы­тием. Потому что с Попо­вым свя­зан раз­вал города, а с Луж­ко­вым свя­заны неко­то­рые всё-​таки шаги к нор­ма­ли­за­ции жизни. Дру­гой вопрос, насколько раз­вал был исклю­чи­тель­ной заслу­гой Гав­ри­ила Хари­то­но­вича, а вос­ста­нов­ле­ние — заслу­гой Юрия Михай­ло­вича. Это, конечно, не так про­сто. Но, тем не менее, в созна­нии моск­ви­чей, это очень чётко было тогда свя­зано. Уход Попова озна­чал надежду, что при­дёт мэр, кото­рый не будет всё ломать и раз­ру­шать, а что-​то, нако­нец, построит»

<…>

«Я помню, когда я был депу­та­том, мы с кол­ле­гой Вла­ди­ми­ром Кон­дра­то­вым на пер­вых стра­ни­цах одной из пер­вых про­грамм при­ва­ти­за­ции про­чли, что один кор­пус гости­ницы „Цен­траль­ная“ на Твер­ской будет при­ва­ти­зи­ро­ван за $1 тыс. Мы пошли в эту гости­ницу, обна­ру­жили там — люстра рос­кош­ная XIX века висит в фойе. Спро­сили у анти­квара, сколько стоит люстра. Он отве­тил: $1200. Мы при­ки­нули, что можно про­ник­нуть в гости­ницу, снять люстру, доне­сти её до бли­жай­шего анти­квар­ного мага­зина, про­дать и полу­чить 20 % при­были и саму гости­ницу в при­дачу. Это я изло­жил потом на засе­да­нии Мос­со­вета. Гав­риил Хари­то­но­вич был очень мра­чен. Пункт поста­вили на пере­смотр, а меня больше нико­гда за время прав­ле­ния Попова нико­гда не пус­кали на мос­ков­ское теле­ви­де­ние»
13 .

Вот так несча­стье: Попов лишил Кагар­лиц­кого воз­мож­но­сти тор­го­вать лицом на МТК14 , а ведь иначе Борис Юлье­вич обя­за­тельно бы рас­ска­зал мос­ков­скому рабо­чему классу, что… А что бы он сказал? 

Бой­ко­ти­ро­вать при­ва­ти­за­цию, не пода­вать заявки? Но тогда соб­ствен­ность будет идти с молотка. Или, может, он счи­тает своим дости­же­нием попытку завер­нуть один из пунк­тов плана роман­тич­ной при­ва­ти­за­ции? Так это ничего не изме­нило: при­ва­ти­за­ция нача­лась и про­дол­жала осу­ществ­ляться, Мос­ко­ми­му­ще­ство ломи­лось от заявок, город запол­нялся ком­мер­че­скими струк­ту­рами буду­щих олигархов. 

Занятно, что г-​н Кагар­лиц­кий в этих собы­тиях счи­тает Попова пло­хим, а Луж­кова — хоро­шим, разу­ме­ется, не без сво­его фир­мен­ного «не всё так одно­значно». Мы успели затро­нуть спа­са­тель­ские каче­ства Луж­кова уже в этой внут­ри­мос­ков­ской предыс­то­рии, а ведь впе­реди раз­борки уже между Моск­вой и феде­раль­ными орга­нами госу­дар­ствен­ной вла­сти по этому же вопросу. А меха­ни­че­ское раз­де­ле­ние по при­знаку «либерал-​разбазариватель земель московских/​государственник-​их соби­ра­тель» свой­ственно боль­шин­ству левых вообще, и Борис Юлье­вич здесь — не зако­но­да­тель мод. 

Также Кагар­лиц­кий засве­тился в акции, целью кото­рой было опоз­да­ние сотруд­ни­ков мэрии на работу в озна­чен­ную дату. Правда, в лозун­гах выступ­ле­ния не было ничего про приватизацию:

«…Поли­ти­че­ский аван­гард мос­ков­ских проф­со­ю­зов — Пар­тия труда — про­вела сове­ща­ние, в кото­ром при­няли уча­стие пред­ста­ви­тели дру­гих левых пар­тий и дви­же­ний. „Пото­лок зар­платы еще не под­няли, а крыша уже поехала у всех“, — опре­де­лил ситу­а­цию в Москве лидер Пар­тии труда Борис Кагар­лиц­кий. Собра­ние левых пар­тий одоб­рило лозунг „Ника­кого дове­рия пра­ви­тель­ствам Ельцина-​Гайдара, Попова-​Лужкова“ и наме­тило план кон­крет­ных дей­ствий. 6 декабря рабо­чие пикеты бло­ки­ро­вали подъ­езд­ные пути в мэрию. Чтобы попасть на работу, сотруд­ни­кам аппа­рата мэра при­хо­ди­лось выле­зать из своих машин и про­би­раться сквозь толпу, настро­ен­ную не слиш­ком дру­же­любно. Как сооб­щают оче­видцы, пре­фект Цен­траль­ного округа Москвы Алек­сандр Музы­кант­ский надви­нул мехо­вую шапку на глаза и попы­тался про­ник­нуть в мэрию инког­нито. Однако эта мера предо­сто­рож­но­сти не помогла. Пре­фект был раз­об­ла­чён, после чего ему при­шлось долго слу­шать, что думают рабо­чие Москвы о мэрии и ее пре­фек­тах»15 .

Довольно сме­лый и отча­ян­ный посту­пок. Тем более, что позже аван­гард был опе­ра­тивно лока­ли­зо­ван при­быв­шими сотруд­ни­ками мили­ции, пред­по­ло­жи­тельно — в про­стор­ных сало­нах мили­цей­ских авто­бу­сов, где проф­со­юз­ни­ков пре­ду­пре­дили, что в сле­ду­ю­щий раз будет хуже и их поса­дят. Правда, здесь пред­ста­ви­тели мэрии с угро­зами про­счи­та­лись: Борису Юлье­вичу сидеть было не привыкать.

Через пять дней была пред­при­нята вто­рая попытка объ­яс­нить сто­лич­ным мас­сам, как жить дальше, на сей раз — у стен Мос­со­вета и Белого Дома. Сам Кагар­лиц­кий в ново­сти не упо­ми­на­ется, зато пер­вый раз было про­из­не­сено слово «при­ва­ти­за­ция»:

«…Собрав­ши­еся раз­вер­нули лозунги: „При­ва­ти­за­ция без уча­стия проф­со­ю­зов недо­пу­стима“, „В отставку Луж­кова и Попова“, „Обеды рабо­чим по доступ­ным ценам". Малое коли­че­ство участ­ни­ков пикета было объ­яс­нено неже­ла­нием спро­во­ци­ро­вать „несанк­ци­о­ни­ро­ван­ный митинг“ и вызвать мили­цей­ские репрес­сии: как заявили проф­ак­ти­ви­сты, у МФП име­ется воз­мож­ность выве­сти на улицы весь шести­мил­ли­он­ный отряд чле­нов проф­со­ю­зов. Вече­ром к пикет­чи­кам вышли пред­ста­ви­тели Думы и про­ин­фор­ми­ро­вали собрав­шихся, „что их тре­бо­ва­ния услы­шаны и можно рас­хо­диться“. Дума под­дер­жала пози­цию проф­со­ю­зов, а пра­ви­тель­ство Москвы согла­си­лось сесть за стол пере­го­во­ров. По мос­ков­скому каналу ТВ было рас­про­стра­нено сооб­ще­ние, что Мос­со­вет и мэрия, а также Кон­вен­ция пред­при­ни­ма­те­лей нако­нец нашли ком­про­мисс и дого­во­ри­лись о сов­мест­ных дей­ствиях в кри­зис­ной ситу­а­ции»16 .

Если Кагар­лиц­кий был на этом меро­при­я­тии, то в том числе и он постриг под одну гре­бёнку и Попова, и Луж­кова, как видно из цитаты, верно? Спу­стя 20 лет же он раз­де­ляет их на зло и добро. Непо­сле­до­ва­тель­ное какое-​то выра­же­ние граж­дан­ского протеста. 

«При­ва­ти­за­ция только с раз­ре­ше­ния проф­со­ю­зов» — нам в этом видится недо­воль­ство проф­со­юз­ных струк­тур. Учи­ты­вая, что ФНПР, в кото­рую вхо­дили и мос­ков­ские проф­со­юз­ники, парал­лельно с этим про­во­дила17 18 про­це­дуру без­воз­мезд­ного насле­до­ва­ния иму­ще­ства сво­его пра­во­пред­ше­ствен­ника ВЦСПС, недо­воль­ство было вполне оправ­дан­ным: а вдруг кто-​то уве­дёт из под проф­со­юз­ных носов активы совет­ского наследодателя?

В любом слу­чае, бунт был плавно све­дён на нет:

«Однако на сле­ду­ю­щий день эйфо­рия, вызван­ная сов­мест­ным заяв­ле­нием, улег­лась.

Ни мэрия, ни Мос­со­вет, ни проф­со­юзы пока не дез­аву­и­ро­вали свои преды­ду­щие заяв­ле­ния, сви­де­тель­ству­ю­щие о том, что про­ти­во­сто­я­ние в мос­ков­ских струк­ту­рах вла­сти будет про­дол­жаться — и не только на почве еды. Вице-​мэр Юрий Луж­ков заявил, что лидеру МФП Шма­кову через суд будет предъ­яв­лен иск за про­ве­де­ние в Москве несанк­ци­о­ни­ро­ван­ных демон­стра­ций и митин­гов»
19 .

Хорошо, пой­дём дальше. Вик­тор Анпи­лов. Он не вер­телся в совет­ский период в лево-​диссидентских кру­гах, а при­над­ле­жал к числу «орто­док­саль­ных ком­му­ни­стов» из КПСС. В опи­сы­ва­е­мый период он более крепко дру­жил с голо­вой, чем неко­то­рые дру­гие «ста­рые боль­ше­вики». Этому есть под­твер­жде­ние в виде его мне­ний (тоже, правда, в порядке ретро­спек­ции) о мэре и вице-​мэре, ещё когда они были пред­се­да­те­лями Мос­со­вета и Мосгор­ис­пол­кома соот­вет­ственно (1990 год):

«Луж­кова заки­дали вопро­сами. Анпи­лов, про­шед­ший в Мос­со­вет под деви­зом „Родину не про­да­вать!“, поин­те­ре­со­вался, за какую эко­но­мику высту­пает Луж­ков — рыноч­ную или соци­а­ли­сти­че­скую. „Я не только за рыноч­ную эко­но­мику, я счи­таю, если рынок това­ров — зна­чит, и рынок капи­тала, а если рынок капи­тала — зна­чит, и рынок труда“, — отре­зал Луж­ков под недо­воль­ный гул ком­му­ни­стов из фрак­ции „Москва“. Анпи­лов в воз­му­ще­нии вышел из зала — в Луж­кове он без­оши­бочно раз­га­дал непри­ми­ри­мого клас­со­вого врага. „Попов тихо и вкрад­чиво гово­рил о какой-​то рыноч­ной эко­но­мике, — рас­ска­зы­вает Анпи­лов. — А Луж­ков выра­зил идеи демо­кра­тов гораздо силь­нее, ярче, понят­нее. Ни у одного здра­во­мыс­ля­щего слу­ша­теля не оста­ва­лось сомне­ний, что с такими руко­во­ди­те­лями соци­а­лизм обре­чён“».

Точ­ное и лако­нич­ное выра­же­ние мысли. И это пол­но­стью согла­су­ется с тем, что мы дово­дим до чита­те­лей: Попов как вре­мен­ная про­кладка между мас­сами, ради­каль­ными демо­кра­тами и быв­шим совет­ским функ­ци­о­не­ром, кото­рый и совер­шал все реаль­ные дела по укреп­ле­нию капи­та­лизма в отдельно взя­той сто­лице. Странно, что только выра­же­нием мне­ния всё у него и огра­ни­чи­лось — мы не нашли каких-​либо фак­тов актив­ного сопро­тив­ле­ния Анпилова-​депутата при­ва­ти­за­ци­он­ным меро­при­я­тиям. Кроме того, его послед­нее мне­ние о Луж­кове укла­ды­ва­ется во взгляд типич­ного рос­сий­ского «пат­ри­о­ти­че­ского левого» на окру­жа­ю­щий мир:

«Луж­ков всё-​таки зна­чи­тельно пере­шел влево, в первую оче­редь по вопро­сам выбор­но­сти. Затем это вопрос не вступ­ле­ния в ВТО, Луж­ков отста­и­вал само­сто­я­тель­ный путь Рос­сии не всту­пать в ВТО, вот что послу­жило основ­ным толч­ком отре­ше­ния Луж­кова от вла­сти. Мы также одоб­ряем и все­гда будем пом­нить о том, что Луж­ков защи­щал рус­ский Сева­сто­поль».

Да, в начале 1992 года РКРП под руко­вод­ством Анпи­лова воз­гла­вила сто­лич­ную демон­стра­ци­он­ную сти­хию, в лозун­гах кото­рой в том числе зву­чали слова про­тив при­ва­ти­за­ции. Но по сути ника­кой кон­кре­тики про сущ­ность мос­ков­ской при­ва­ти­за­ции он до масс не дово­дил. Под­твер­жде­ние наших слов — заметка из Неза­ви­си­мой газеты о пред­сто­я­щем митинге:

Всё в духе постсовет­ского Анпи­лова: эмо­ци­о­наль­ные декла­ра­ции и созда­ние тене­вого красно-​коричневого каби­нета (чуть позд­нее этот эле­мент бур­жу­аз­ной полит­тех­но­ло­гии пере­нял Вла­ди­мир Жири­нов­ский и его «офи­ци­аль­ная оппо­зи­ци­он­ная» партия).

Ну да Маркс ему судья.

Пози­цию Ана­то­лия Бара­нова по этому вопросу мы при­во­дили выше: именно он напи­сал ста­тью про сдачу мос­ков­ским пра­ви­тель­ством в аренду Нескуч­ного сада за 99 дол­ла­ров на 50 лет.

Негу­сто? Да. Напом­ним, что в Мос­со­вет избра­лось порядка 500 депу­та­тов (учи­ты­вая дву­крат­ные повтор­ные выборы). 

К сожа­ле­нию, рытьё в откры­тых источ­ни­ках по больше ничего мос­со­ве­тов­ским не дало. Это при том, что суще­ствуют про­екты типа «Насле­дия Мос­со­вета». В таких местах собо­лез­нуют умер­шим депу­та­там «пер­вого демо­кра­ти­че­ского», состав­ляют списки депутатов-​участников ВОВ, обо­зре­вают меро­при­я­тия с уча­стием заслу­жен­ных слуг народа и так далее. Всё, как видите, очень «полезно».

Правда, есть там и раз­дел с кни­гами. И вот там в нали­чии непло­хие мате­ри­алы про мос­ков­скую при­ва­ти­за­цию. Среди них — уже упо­ми­нав­ша­яся книга Андрея Саве­льева, а также дай­джест газеты Мос­со­вета «Дума». Обе мы реко­мен­дуем к про­чте­нию, если есть жела­ние изу­чить сто­лич­ную при­ва­ти­за­цию подробно. Но только есть одна про­блема: и Саве­льев, и депу­таты — авторы пуб­ли­ка­ций про пер­вые шаги при­ва­ти­за­ции, что из дай­дже­ста — не имеют к левым силам ника­кого отношения.

Были, однако, и дру­гие источ­ники, кото­рые всё-​таки жур­чали якобы в левом направ­ле­нии. Жур­нал «Аль­тер­на­тивы» был создан как раз в 1991 году, и один из его номе­ров был почти цели­ком посвя­щён при­ва­ти­за­ции в целом и мос­ков­ским меро­при­я­тиям в част­но­сти. Нам уда­лось тайно выне­сти экзем­пляр сего номера из редак­ции «Аль­тер­на­тив», что на Ста­рой пло­щади, дом 4. Как же про­счи­ты­вали ситу­а­цию тогдаш­ние люди, похо­жие на марк­сист­ских теоретиков? 

Наи­боль­ший инте­рес вызы­вает текст неко­его г-​на Маре­нича Ю20 . — «Рас­про­дажа Москвы». Пер­вые две трети тек­ста пест­рят полез­ной инфор­ма­цией о сути мос­ков­ской при­ва­ти­за­ции, при­чём среди участ­ни­ков хит­ро­ум­ных схем попа­да­ются юри­ди­че­ские лица со зна­ко­мыми назва­ни­ями, к при­меру, ВЭА «Интер­рос». Это струк­тура тогда ещё начи­на­ю­щего, но уже весьма успеш­ного пред­при­ни­ма­теля Вла­ди­мира Пота­нина. В том же 1991, что и Гусин­ский, он начал захва­ты­вать мос­ков­ские активы под свою моло­дую и дина­мично раз­ви­ва­ю­щу­юся внеш­не­тор­го­вую дея­тель­ность (разу­ме­ется, в связке с Попо­вым и Луж­ко­вым). Вот ещё одно дока­за­тель­ство опе­ра­тив­ной пере­груп­пи­ровки вче­раш­них мел­ких позднесоветских/​позднепартийных функ­ци­о­не­ров, коопе­ра­то­ров, фар­цов­щи­ков и цехо­ви­ков в буду­щий пра­вя­щий класс. При­чём дока­за­тель­ство не из опи­сан­ных выше мему­а­ров Пол­то­ра­нина, к кото­рым можно при­драться («Пол­то­ра­нин под Ель­ци­ным, он анга­жи­ро­ван»), а из тео­ре­ти­че­ского жур­нала левой направленности.

Верна его пози­ция и в отно­ше­нии ново­яв­лен­ных демо­кра­ти­че­ских поли­ти­ков, кото­рые до полу­че­ния депу­тат­ских ман­да­тов и мини­стер­ских порт­фе­лей гово­рили одно, а после заня­тия ответ­ствен­ных постов отка­зы­ва­лись от преж­них пока­за­ний. Совет­ские тру­дя­щи­еся не были в курсе пере­до­вых бур­жу­аз­ных полит­тех­но­ло­гий, обыч­ных за оке­а­ном, и такой лик­без мог бы пойти наём­ным работ­ни­кам на пользу: напри­мер, они бы не про­го­ло­со­вали за этих самых демо­кра­тов. Правда, здесь встаёт уже дру­гой вопрос: кто читал изда­ния по типу «Аль­тер­на­тивы» в 1991 году?

А вот с выво­дами у Маре­нича не очень. Всё это без­об­ра­зие, ока­зы­ва­ется, из-​за того, что при­ва­ти­за­цию надо было про­во­дить по-​другому, через демо­но­по­ли­за­цию совет­ской соб­ствен­но­сти. А кто был её фак­ти­че­ским соб­ствен­ни­ком? Верно, выс­шее пар­тий­ное руко­вод­ство. Оче­видно в связи с этим, что вопрос о потреб­но­сти в хоть какой-​нибудь при­ва­ти­за­ции не ставится. 

Ста­рая песня про госкап в СССР, бюро­кра­тию как класс и моло­дую Рос­сию как про­дол­жа­тель­ницу совет­ских полусоциалистических-​полукапиталистических-​полуфеодальных (нуж­ное под­черк­нуть) дел. Да ещё с при­ме­сью либе­раль­ной рито­рики — намё­ками на тота­ли­та­ризм и пра­виль­ный капи­та­лизм за океаном. 

В част­но­сти, по Маре­ничу, В СССР система сове­тов была про­клад­кой между пар­тий­ным руко­вод­ством реги­она и жите­лями реги­она в вопросе сов­мест­ного поль­зо­ва­ния соб­ствен­но­стью с помо­щью орга­нов народ­ного пред­ста­ви­тель­ства. Это поз­во­ляло про­стым совет­ским тру­дя­щимся хоть на какую-​то часть участ­во­вать во вла­де­нии обще­на­род­ной соб­ствен­но­стью, но, конечно, тота­ли­тар­ного госкапа не отме­няло. А после раз­ру­ше­ния СССР советы стали лиш­ними, потому что якобы пре­пят­ство­вали полу­че­нию нуж­ными людьми быв­шей обще­на­род­ной соб­ствен­но­сти (фак­ти­че­ски — не обще­на­род­ной, по Маре­ничу) в обыч­ную част­ную соб­ствен­ность. Остав­ляя за скоб­ками не марк­сист­ский под­ход к осве­ще­нию про­блемы, отме­тим, что в слу­чае с мос­ков­скими «совет­чи­ками» это, мягко говоря, не так: они, повто­римся, и сами не прочь были поучаст­во­вать в при­об­ре­те­нии сто­лич­ного иму­ще­ства и были поме­хой пра­ви­тель­ству Москвы только как кон­ку­ренты в борьбе за эко­но­ми­че­ское влияние.

Завер­шим нашу повесть парой слов о мос­ков­ских профсоюзах. 

Нам доступны сви­де­тель­ства Алек­сандра Тара­сова о нали­чии раци­о­наль­ной кри­тики ситу­а­ции от людей из газеты «Соли­дар­ность»: в ней были, в част­но­сти, те же Бара­нов и Кагар­лиц­кий, а главре­дом на тот момент был анархист-​единоросс Андрей Исаев. Каса­емо нашего вопроса, «… „Соли­дар­ность“ ещё в конце 1992 года печа­тала очень рез­кие ста­тьи, обли­чав­шие Луж­кова как кор­руп­ци­о­нера …»21 . На тот момент, если верить Тара­сову, изда­ние ста­ра­лось быть неза­ви­си­мым от ФНПР, несмотря на дав­ле­ние послед­ней через свою «дочку» и одно­вре­менно учре­ди­теля газеты — Мос­ков­скую феде­ра­цию проф­со­ю­зов, при­вле­кало к себе талант­ли­вых левых пуб­ли­ци­стов и в целом выхо­дило за рамки поли­тики осве­ще­ния только тру­до­вых новостей.

Мы не можем про­ве­рить инфор­ма­цию о каче­стве кри­ти­че­ских зари­со­вок о мос­ков­ской при­ва­ти­за­ции, про­сто потому что в откры­тых источ­ни­ках нет ска­нов «Соли­дар­но­сти» за лето 1991-​лето 1992 года. Однако сви­де­тель­ства Тара­сова, тем не менее, дают нам кос­вен­ные улики в пользу того, что редак­ци­он­ная поли­тика газеты, какой бы она ни была, явля­лась след­ствием про­яв­ле­ния лич­ных амби­ций Иса­ева. И он их успешно начал реа­ли­зо­вы­вать, по ходу дея­тель­но­сти изда­ния войдя в прав­ле­ние МФП. При­ве­дём преды­ду­щую цитату в более пол­ном виде:

«Пока ФНПР мед­ленно и неуве­ренно пре­вра­ща­лась в само­сто­я­тель­ную поли­ти­че­скую силу, пугая пра­ви­тель­ство своей „излиш­ней“ неза­ви­си­мо­стью, МФП пре­вра­ща­лась в покор­ный при­да­ток мос­ков­ских вла­стей. Руко­вод­ство МФП заклю­чило Трёх­сто­рон­нее согла­ше­ние с пра­ви­тель­ством Москвы во главе с Юрием Луж­ко­вым и с Мос­ков­ской кон­фе­де­ра­цией про­мыш­лен­ни­ков и пред­при­ни­ма­те­лей (кото­рая в реаль­но­сти также пол­но­стью зави­села от Луж­кова).

Несмотря на то, что „Соли­дар­ность“ ещё в конце 1992 года печа­тала очень рез­кие ста­тьи, обли­чав­шие Луж­кова как кор­руп­ци­о­нера <…>, М. Шма­ков
[на тот момент — пред­се­да­тель МФП — Ф. К.] поста­вил от имени МФП под­пись под согла­ше­нием, кото­рое фак­ти­че­ски пре­вра­тило мос­ков­ские проф­со­юзы в тотально зави­си­мого от Луж­кова „млад­шего брата“ <…>. Впо­след­ствии согла­ше­ния ана­ло­гич­ного содер­жа­ния пере­за­клю­ча­лись между Луж­ко­вым и МФП каж­дый год»22 .

Чем не под­твер­жде­ние того, что сия газета — всего лишь сред­ство дости­же­ния лич­ных целей кон­крет­ными людьми? Кри­тика якобы по суще­ству (кото­рая пре­кра­ти­лась сразу же после того, как редак­ции и МФП были пред­ло­жены луч­шие усло­вия к суще­ство­ва­нию)? Талант­ли­вые лите­ра­тур­ные негры (кото­рых по дости­же­нии цели разогнали)?

На это ведь можно взгля­нуть и с дру­гой сто­роны. Печа­та­ешь наро­чито ост­рые кри­ти­че­ские мате­ри­алы — зако­но­мерно при­вле­ка­ешь вни­ма­ние сто­лич­ных вла­стей, не так ли? Но 1992-​й ведь не 1937-​й, вовсю рас­цве­тают сто цве­тов демо­кра­тии, не надо никого уби­вать, можно дого­во­риться, верно? И вот после про­ве­дён­ных дипло­ма­ти­че­ских меро­при­я­тий ты обес­пе­чи­ва­ешь себе без­опас­ность в усло­виях новой фор­ма­ции, раз­ме­няв бур­ную багрово-​чёрную удаль на лич­ную ста­биль­ность, правильно?

Пра­вильно.

Впо­след­ствии «Соли­дар­ность» пре­вра­ти­лась в обыч­ный рупор мос­ков­ского отде­ле­ния ФНПР. А ещё немного погодя — и вовсе моно­по­ли­зи­ро­вала повестку жёл­той проф­со­юз­ной дея­тель­но­сти, став орга­ном ФНПР.

Сам Исаев под­нялся до зам­преда ФНПР и заодно про­лез в Гос­думу, в кото­рой пре­бы­вает по сей день, став обыч­ным для рос­сий­ского поли­ти­че­ского мэйн­стрима дебо­ши­ром феде­раль­ного мас­штаба. Удач­ный же поли­ти­че­ский старт ему обес­пе­чило моло­дое и дина­мично раз­ви­ва­ю­ще­еся Оте­че­ство

Каза­лось бы, при чём тут Лужков?..

Счи­таем, что выше­ска­зан­ное поз­во­ляет нам заочно поста­вить под сомне­ние пользу от мате­ри­а­лов «Соли­дар­но­сти», выхо­див­ших по инте­ре­су­ю­щей нас теме.

***

Что тут ска­зать? Как мы видим, дей­ствия гаран­тов субъ­ек­тив­ного фак­тора огра­ни­чи­ва­лись скром­ной или вовсе без­зу­бой кри­ти­кой и рабо­чим акти­виз­мом. Пер­вое в силу скром­но­сти и без­зу­бо­сти мас­сами игно­ри­ро­ва­лось, вто­рое опе­ра­тивно пре­се­ка­лось сто­лич­ными вла­стями. Как мы уже гово­рили, раз объ­ек­тив­ных усло­вий в этот период не было (а всё, как мы видим, на это ука­зы­вает), глав­ную роль в борьбе должны были играть не улич­ные ради­калы, а уме­рен­ные дея­тели. При этом для нас вовсе не уди­ви­тельно, что пред­ста­ви­тели уме­ренно левого спек­тра в целом не дёр­га­лись и поти­хоньку накап­ли­вали свой лич­ный поли­ти­че­ский капитал.

Те же люди, кото­рые давали подроб­ный обзор ситу­а­ции в Москве, пред­на­зна­чен­ный для широ­кой ауди­то­рии (книги, газеты), тоже погоды для масс не сде­лали, поскольку:

  1. Во-​первых, к левому спек­тру они или имели услов­ное отно­ше­ние (Маре­вич), или не имели его вовсе (Саве­льев).
  2. Во-​вторых, мате­риал того же Саве­льева, как и мно­гие дру­гие, ретро­спек­ти­вен: это 1995 год выпуска.
  3. В-​третьих, во всех текстах из вер­ных фак­тов сле­дуют невер­ные выводы или не сле­дует выво­дов вовсе, а про­сто идёт подроб­ное опи­са­ние (напри­мер, дай­джест мос­со­ве­тов­ской газеты).

На это можно воз­ра­зить что-​то типа «это тебе легко гово­рить из 2020-​го, а тогда из-​за недо­статка инфор­ма­ции дать опе­ра­тив­ную марк­сист­скую точку зре­ния было сложно».

Гос­пода левые, так вы были не абы где, а в орга­нах сто­лич­ной вла­сти, в жур­на­лах, кото­рые созда­ва­лись чле­нами ЦК КПСС, и доступ к опе­ра­тив­ной инфор­ма­ции имели, поскольку в той или иной мере были встро­ены в систему. Но обла­дать инфор­ма­цией — одно дело, и совсем дру­гое — то, как её будут пре­под­но­сить мас­сам, и будут ли вообще.

А вдруг это ока­жет отри­ца­тель­ное воз­дей­ствие на поли­ти­че­скую карьеру?

Про­дол­же­ние следует.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Лео­нид Смир­нов: Зиг­заги эко­но­ми­че­ской сво­боды // Рос­балт, 2011
  2. АНТОН ЛЮБО­МУД­РОВ: Лариса Пия­шева раз­даст всё в две недели // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 44 от 18.11.1991.
  3. МИХАИЛ РОГОЖ­НИ­КОВ, ВИК­ТО­РИЯ ХАР­НАС, ГЛЕБ ПЬЯ­НЫХ: При­ва­ти­за­ция в Москве // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 45 от 25.11.1991.
  4. АНТОН ЛЮБО­МУД­РОВ: При­ва­ти­за­ция в Москве: фор­си­ро­ван­ная уже кон­чи­лась. Насто­я­щая пока гото­вится // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 47 от 09.12.1991
  5. СЕР­ГЕЙ МИТ­РО­ФА­НОВ: Закан­чи­ва­ется отставка Попова // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 50 от 30.12.1991
  6. ЛЕО­НИД ЗЛО­ТИН, ЛЕВ СИГАЛ: Ель­цин опять рас­ши­рил пол­но­мо­чия Попова // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 101 от 06.01.1992
  7. СЕР­ГЕЙ МИТ­РО­ФА­НОВ, ЛЕВ СИГАЛ: Новое пра­ви­тель­ство Москвы: роки­ровка пеш­ками? // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 102 от 13.01.1992
  8. ЛЕВ СИГАЛ: Бес­по­пов­щина // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 123 от 08.06.1992
  9. Ана­то­лий Бара­нов: НЕ НАДО ПОД­ПРАВ­ЛЯТЬ БОГА РЕШЕ­НИЕМ ПРЕ­ФЕК­ТУРЫ // Pravda.ru, 22.11.2001 11:10
  10. ВИК­ТО­РИЯ ХАР­НАС: Луж­ков пожа­лел пар­тий­ных и про­дал им крышу по дешёвке // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 33 от 19.08.1991
  11. НИКО­ЛАЙ ЛУКЬЯН­ЧУК: Мос­ков­ские при­ва­ти­за­торы подра­лись, а попа­дёт, кажется, пред­при­ни­ма­те­лям // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 44 от 18.11.1991
  12. ВИК­ТО­РИЯ ХАР­НАС, МИХАИЛ РОГОЖ­НИ­КОВ: При­ва­ти­за­ции в Москве снова не будет // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 46 от 02.12.1991
  13. Лео­нид Смир­нов: Вто­рое при­ше­ствие Попова // Rosbalt.ru, 26 сен­тября 2011, 23:58.
  14. Пред­теча совре­мен­ного ТВЦ, мос­ков­ский канал в соб­ствен­но­сти мэрии — Ф. К.
  15. АЛЕК­САНДРА КИТА­ЕВА: Мос­ков­ские рабо­чие на грани бунта // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 47 от 09.12.1991
  16. СЕР­ГЕЙ МИТ­РО­ФА­НОВ: Рабо­чий бунт в Москве пере­но­сится на 25 декабря // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 48 от 16.12.1991.
  17. Ека­те­рина Мир­ная: Бога­тые бед­ные тру­же­ники. Куда ухо­дят проф­со­юз­ные взносы? // Еже­не­дель­ник «Аргу­менты и Факты» № 36. Когда закон сле­по­глу­хо­нем 04/09/2013.
  18. Алек­сандр Тара­сов. «ФНПР Corp.» // Saint-​Juste, 11 октября 1998 — 25 октября 2006.
  19. СЕР­ГЕЙ МИТ­РО­ФА­НОВ: Рабо­чий бунт в Москве пере­но­сится на 25 декабря // Жур­нал «Ком­мер­сантъ Власть» № 48 от 16.12.1991.
  20. Тоже депу­тат Мос­со­вета, но непо­нятно, кто по жизни — Ф. К.
  21. Алек­сандр Тара­сов. «ФНПР Corp.» // Saint-​Juste, 11 октября 1998 — 25 октября 2006.
  22. Алек­сандр Тара­сов. «ФНПР Corp.» // Saint-​Juste, 11 октября 1998 — 25 октября 2006.