Троцкий, Сталин и Политштурм

Троцкий, Сталин и Политштурм
~ 54 мин

Введение

В про­шлом году на Lenin Crew была опуб­ли­ко­вана работа «Троц­кий, Ста­лин и ком­му­низм», состо­я­щая из трёх частей: вот пер­вая, вто­рая и тре­тья. Ста­тья вызвала как поло­жи­тель­ные отклики, так и вполне ожи­да­е­мые отри­ца­тель­ные отзывы.

Боль­шую часть послед­них ком­мен­ти­ро­вать бес­смыс­ленно: часто аргу­мен­та­ция сво­дится к утвер­жде­нию, что «Сар­ма­тов неправ, потому что в ста­лин­ское время про Троц­кого писали по-​другому, а тогда писали все­гда и обо всём пра­вильно». Затем повто­ряют совет­ский офи­циоз 1930-​40-​х гг. Таковы, в част­но­сти, тек­сты за автор­ством пред­ста­ви­те­лей группы «Про­рыв».

Вышед­шая недавно на Полит­штурме ста­тья Павла Пона­ио­това «К кри­тике науч­ного цен­тра­лизма» вызвала у нас куда боль­ший инте­рес. Автор хочет опро­верг­нуть кон­цеп­цию науч­ного цен­тра­лизма, а потому обра­ща­ется к про­грам­мам «Про­рыва» и Lenin Crew, хотя наше пони­ма­ние НЦ сильно рас­хо­дится с про­ры­вов­ским. Пона­ио­тов мимо­хо­дом кри­ти­кует «Троц­кий, Ста­лин и ком­му­низм», пыта­ясь про­ил­лю­стри­ро­вать на её при­мере нена­уч­ность пози­ций сто­рон­ни­ков науч­ного цен­тра­лизма из Lenin Crew.

Ответ на кри­тику науч­ного цен­тра­лизма будет дан нами отдельно. И носить он будет харак­тер не столько поле­мики с Полит­штур­мом, сколько дора­ботки наших соб­ствен­ных пози­ций по поводу НЦ. А здесь будем гово­рить только о кри­тике работы «Троц­кий, Ста­лин и коммунизм». 

На при­мере этой кри­тики хорошо видно, что даже Полит­штурм, непло­хой левый ресурс, нахо­дится в плену исто­ри­че­ских иска­же­ний. Ост­рая борьба про­шлой эпохи создала мифо­ло­гию, кото­рая доста­лась нам в наслед­ство и теперь засти­лает глаза, мешая дви­гаться впе­ред и созда­вать акту­аль­ную теорию. 

Благие намерения или злой умысел?

Автор утвер­ждает, что ему непри­ятна «реа­би­ли­та­ция Троц­кого», якобы с оппор­ту­ни­сти­че­ских пози­ций вед­шего борьбу про­тив вер­ной марк­сист­ской поли­тики Ста­лина. Напом­ним, что целью мате­ри­ала «Троц­кий, Ста­лин и ком­му­низм» явля­ется раз­бор как дости­же­ний, так и оши­бок Троц­кого и Ста­лина, дока­за­тель­ство того, что марк­сист­ской кри­тики заслу­жи­вают они оба. Пона­ио­тов же делает акцент именно на оценке Троц­кого, как бы остав­ляя вопрос об отно­ше­нии к Ста­лину и его дей­ствиям за скоб­ками. Он берёт только один аспект ста­тьи, видимо, потому что для кри­тики Троц­кого у него есть при­выч­ный шаб­лон, и это для Пона­и­това самое про­стое дело. 

Повто­ряя тра­ди­ци­он­ные совет­ские обви­не­ния в адрес Троц­кого, каса­ю­щи­еся его «мел­ко­бур­жу­аз­но­сти», «враж­деб­но­сти тру­дя­щимся», анти­со­вет­ской дея­тель­но­сти, Пона­ио­тов, однако, оговаривается:

«Тут не важно, наме­ренно Троц­кий это делал или же из самых бла­гих наме­ре­ний, как он счи­тал и как это пыта­ется выста­вить автор».

Отме­тим, что даже такая пози­ция про­ти­во­ре­чит ортодоксально-​сталинистской1 . Согласно послед­ней, как она выра­жена в «Исто­рии ВКП(б). Крат­кий курс» и дру­гих про­па­ган­дист­ских мате­ри­а­лах вто­рой поло­вины 1930-​х гг., всё одно­значно: Троц­кий все­гда был созна­тель­ным про­тив­ни­ком ком­му­низма, в Граж­дан­скую войну только вре­дил Крас­ной армии, в 1918 г. участ­во­вал в орга­ни­за­ции поку­ше­ния на Ленина, с пер­вых лет Совет­ской вла­сти рабо­тал на раз­ведки импе­ри­а­ли­сти­че­ских стран. Обра­тимся, напри­мер, к заметке, опуб­ли­ко­ван­ной в газете «Правда» в 1940 г. по поводу убий­ства Троц­кого, чер­но­вик кото­рой с прав­ками Ста­лина сохра­нился в архиве:

«…мень­ше­вик Троц­кий (Ста­лин добав­ляет: „не разору­жился“), ни на минуту не пре­кра­тил борьбы про­тив Ленина (Ста­лин про­дол­жил: „и вошёл в нашу пар­тию для того, чтобы взо­рвать её изнутри“).
Уже через несколько меся­цев после Вели­кой октябрь­ской (Ста­лин зачерк­нул: „соци­а­ли­сти­че­ской“) рево­лю­ции вес­ной 1918 года Троц­кий, вме­сте с груп­пой так назы­ва­е­мых „левых“ ком­му­ни­стов и левых эсе­ров орга­ни­зует зло­дей­ский заго­вор про­тив Ленина, стре­мясь аре­сто­вать и физи­че­ски уни­что­жить вождей про­ле­та­ри­ата Ленина, Ста­лина и Сверд­лова. Как и все­гда, сам Троц­кий — про­во­ка­тор, орга­ни­за­тор убийц, интри­ган и аван­тю­рист — оста­ётся в тени. Его руко­во­дя­щая роль в под­го­товке этого зло­де­я­ния, к сча­стью неудав­ше­гося, пол­но­стью вскры­ва­ется лишь через два деся­ти­ле­тия на про­цессе анти­со­вет­ского „право-​троцкистского блока“ в марте 1938 года. Только через два­дцать лет гряз­ный клу­бок пре­ступ­ле­ний Троц­кого и его при­спеш­ни­ков был окон­ча­тельно рас­пу­тан.
В годы граж­дан­ской войны, когда страна Сове­тов отра­жала натиск мно­го­чис­лен­ных пол­чищ бело­гвар­дей­цев и интер­вен­тов, Троц­кий сво­ими пре­да­тель­скими дей­стви­ями и вре­ди­тель­скими при­ка­зами вся­че­ски ослаб­лял силу сопро­тив­ле­ния Крас­ной Армии, ввиду чего ему было вос­пре­щено Лени­ным посе­щать Восточ­ный и Южный фронты. Обще­из­ве­стен факт, когда Троц­кий, в силу сво­его враж­деб­ного отно­ше­ния к ста­рым боль­ше­вист­ским кад­рам, пытался рас­стре­лять целый ряд неугод­ных ему ответ­ствен­ных коммунистов-​фронтовиков, дей­ствуя этим на руку врагу.
На том же про­цессе анти­со­вет­ского „право-​троцкистского блока“ был перед всем миром вскрыт весь пре­да­тель­ский, измен­ни­че­ский путь Троц­кого: под­су­ди­мые на этом про­цессе, бли­жай­шие спо­движ­ники Троц­кого, при­зна­лись, что и они, и вме­сте с ними и их шеф Троц­кий уже с 1921 года были аген­тами ино­стран­ных раз­ве­док, были меж­ду­на­род­ными шпи­о­нами. Они во главе с Троц­ким рев­ностно слу­жили раз­вед­кам и гене­раль­ным шта­бам Англии, Фран­ции, Гер­ма­нии, Япо­нии».

Кстати говоря, за «бла­гие наме­ре­ния Троц­кого» и «свет­лые моменты» в его твор­че­стве более орто­док­саль­ные, нежели Полит­штурм, ста­ли­нист­ские орга­ни­за­ции навер­няка обви­нили бы Пона­ио­това как мини­мум в «полут­роц­кизме». 

Троц­кий в совет­ской про­па­ганде и у нынеш­них «чистых ста­ли­ни­стов» — это не про­сто оппор­ту­нист, это фашист и лакей импе­ри­а­ли­сти­че­ских госу­дарств. Эти заяв­ле­ния не имеют под собой реаль­ных осно­ва­ний: ника­ких доку­мен­таль­ных дока­за­тельств реаль­ного суще­ство­ва­ния «правот­роц­кист­ских бло­ков», сго­вора троц­ки­стов с фаши­стами нет даже после рас­сек­ре­чи­ва­ния массы доку­мен­тов той эпохи. Орто­док­саль­ным ста­ли­ни­стам оста­ётся либо упо­вать на «сек­рет­ные архив­ные доку­менты», кото­рые все вла­сти — от Хру­щёва до Путина — ста­ра­тельно пря­чут, либо заяв­лять, что «слова Ста­лина доста­точно, он обма­ны­вать тру­дя­щихся не мог». Видимо, зная об этом и не желая ска­ты­ваться в такой же фарс, автор из Полит­штурма невольно вынуж­ден при­ни­мать уча­стие в нена­вист­ной «реа­би­ли­та­ции Троц­кого», ого­ва­ри­ва­ясь насчёт «свет­лых моментов».

Вме­сте с тем, по поводу «ортодоксально-​сталинистских» обви­не­ний в адрес Троц­кого Пона­ио­тов мол­чит, несмотря на то, что не под­дер­жи­вает их. Неуди­ви­тельно: на этих обви­не­ниях стро­ятся оценки Троц­кого Ста­ли­ным, кото­рые защи­щает Пона­ио­тов; кри­ти­куя одно, ему при­шлось бы кри­ти­ко­вать и вто­рое, то есть соб­ствен­ную пози­цию. Даже если допу­стить, что Ста­лин в целом пра­вильно боролся про­тив оппортуниста-​меньшевика Троц­кого, воз­ни­кает вопрос: зачем нужно было наве­ши­вать на него ещё и явно вымыш­лен­ные обви­не­ния, про­во­дить Мос­ков­ские процессы-​спектакли, вешать лапшу на уши всему миру? Может быть, потому, что и про­чие обви­не­ния были ложными?

В исто­рии рос­сий­ской рево­лю­ции было немало людей, кото­рые, будучи когда-​то марк­си­стами, дей­стви­тельно затем стали вра­гами ком­му­низма, в отли­чие от Троц­кого. Вспом­нить хотя бы Геор­гия Пле­ха­нова, Юлия Мар­това, дру­гих лиде­ров мень­ше­вист­ской пар­тии, осу­див­ших про­ле­тар­скую рево­лю­цию за «аван­тю­ризм» и «преж­де­вре­мен­ность». Но пред­ста­вим: чеки­сты, напри­мер, в 1920-​м году аре­сто­вы­вают Юлия Мар­това и застав­ляют при­знаться в том, что он даже в годы «Союза борьбы за осво­бож­де­ние рабо­чего класса» и «ста­рой Искры» вёл вре­ди­тель­скую работу про­тив марк­си­стов, будучи под­куп­лен цар­ской охран­кой. Подоб­ные дей­ствия тре­бо­вали бы самого суро­вого осуж­де­ния как наг­лый обман тру­дя­щихся, кото­рый бро­сает тень на всю поли­тику Совет­ской вла­сти, в том числе и в плане борьбы с мень­ше­виз­мом, вне зави­си­мо­сти от того, что Мар­тов начала 1920-​х гг. — несо­мнен­ный про­тив­ник ком­му­низма. А ведь такой бес­пре­це­дент­ный обман и осу­ще­ствило ста­лин­ское руко­вод­ство в 1930-​х гг., даже если при­знать пра­виль­ными более ран­ние обви­не­ния в адрес Троц­кого, зву­чав­шие до убий­ства Кирова, кото­рое открыло вак­ха­на­лию по поводу «троцко-​фашизма».

Впро­чем, в слу­чае Троц­кого позд­няя ложь была лишь про­дол­же­нием ран­ней, в русле кото­рой мыс­лит, в част­но­сти, и Понаиотов.

Троцкий как коммунист. Оппозиция 20-​х гг.

Автор Полит­штурма умуд­рился не заме­тить всех при­ве­дён­ных в нашем мате­ри­але при­ме­ров именно ком­му­ни­сти­че­ских взгля­дов и соот­вет­ству­ю­щей работы Троц­кого. Пона­ио­тов пишет:

«Всё стро­ится лишь на допу­ще­нии, что Лев Дави­до­вич был после­до­ва­тель­ным ком­му­ни­стом. А как и почему, в чём кон­кретно это выра­жа­лось и т. д. — неиз­вестно и никого уже не волнует».

Созда­ётся впе­чат­ле­ние, что он не читал нашу работу цели­ком, а лишь загля­нул в выводы. Что ж, поне­воле нам при­дётся кое-​где повториться.

Отме­тим сразу, что мы в работе «Троц­кий, Ста­лин и ком­му­низм» назы­ваем Троц­кого после­до­ва­тель­ным ком­му­ни­стом, лишь начи­ная с 1917 года, после Фев­раль­ской рево­лю­ции и при­со­еди­не­ния его к боль­ше­вист­ской пар­тии. До этого он допус­кал немало оппор­ту­ни­сти­че­ских коле­ба­ний, хотя в рам­ках рос­сий­ской социал-​демократии после сво­его раз­рыва с мень­ше­виз­мом в 1904 году мень­ше­ви­кам он идейно был ещё более чужд, чем боль­ше­ви­кам2 .

Что каса­ется пери­ода дея­тель­но­сти Троц­кого с 1917 г. до отхода Ленина от работы в 1923 г., то это «допу­ще­ние» имеет под собой не только работы Троц­кого за эти годы, но и прак­тику — его дея­тель­ность в каче­стве одного из руко­во­ди­те­лей Октябрь­ской рево­лю­ции, а затем Совет­ского госу­дар­ства. Про­ци­ти­руем нашу работу:

«После­до­вав­шая затем Октябрь­ская рево­лю­ция и Граж­дан­ская война были звёзд­ным часом боль­ше­вика Троц­кого. В сен­тябре 1917 года он воз­гла­вил Пет­ро­град­ский Совет, став затем одним из поли­ти­че­ских руко­во­ди­те­лей Октябрь­ского вос­ста­ния. В пер­вые после­ре­во­лю­ци­он­ные годы его выда­ю­щи­еся заслуги в этом деле не оспа­ри­ва­лись никем. В газете „Правда“ от 6 ноября 1918 года Ста­лин писал:
„Вся работа по прак­ти­че­ской орга­ни­за­ции вос­ста­ния про­ис­хо­дила под непо­сред­ствен­ным руко­вод­ством пред­се­да­теля Пет­ро­град­ского совета Троц­кого. Можно с уве­рен­но­стью ска­зать, что быст­рым пере­хо­дом гар­ни­зона на сто­рону Совета и уме­лой поста­нов­кой работы Военно-​Революционного Коми­тета пар­тия обя­зана прежде всего и глав­ным обра­зом т. Троц­кому“.
Затем, в ходе Граж­дан­ской войны, Троц­кий стал одним из созда­те­лей Крас­ной Армии, при­чём про­явил себя как сто­рон­ник жёст­кой дис­ци­плины и репрес­сив­ных мер по её наве­де­нию. Однако, несмотря на все кон­фликты, нападки т. н. „воен­ной оппо­зи­ции“, Ленин нико­гда не ста­вил вопрос об отставке Троц­кого с поста Народ­ного комис­сара по воен­ным и мор­ским делам»
.

Доба­вим, что даже извест­ные раз­но­гла­сия Ленина с Троц­ким в период дис­кус­сий по Брест­скому миру и по роли проф­со­ю­зов при Совет­ской вла­сти не при­вели к уда­ле­нию Троц­кого из числа выс­ших руко­во­ди­те­лей государства. 

Свое­об­раз­ным ито­гом его работы в эти годы стала извест­ная харак­те­ри­стика Ленина в «Письме к съезду», где он ото­звался о Троц­ком как о «самом спо­соб­ном чело­веке в насто­я­щем ЦК», спе­ци­ально выде­лив его и Ста­лина как наи­бо­лее выда­ю­щихся вождей в партии.

Как пишет наш това­рищ в ста­тье, посвя­щён­ной «Письму к съезду»:

«Важ­ный момент идёт чуть ниже:
„Я не буду дальше харак­те­ри­зо­вать дру­гих чле­нов ЦК по их лич­ным каче­ствам. Напомню лишь, что октябрь­ский эпи­зод Зино­вьева и Каме­нева, конечно, не являлся слу­чай­но­стью, но что он также мало может быть ста­вим им в вину лично, как неболь­ше­визм Троц­кому“.
Это можно трак­то­вать так: октябрь­ский эпи­зод Зино­вьева и Каме­нева — это не слу­чай­ность, как и то, что Троц­кий не был боль­ше­ви­ком до 1917 года. И то, и дру­гое нельзя ста­вить им лично в вину.
Речь идёт именно о про­шлом и вот почему: во-​первых, речь о Троц­ком ведётся в том же пред­ло­же­нии, где упо­ми­на­ется инци­дент, свя­зан­ный с Зино­вье­вым и Каме­не­вым, кото­рый был в про­шлом. Во-​вторых, член Полит­бюро, согласно Ленину, один из двух самых спо­соб­ных людей в руко­вод­стве пар­тии, да и к тому же „тов. Троц­кий, пожа­луй, самый спо­соб­ный чело­век в насто­я­щем ЦК“, — и вдруг в то же время неболь­ше­вик? Такое сложно пред­ста­вить»
.

Если верить Ста­лину, выхо­дит, Ленин дер­жит оппор­ту­ни­ста в выс­шем руко­вод­стве в самые слож­ные годы, а в конце своей работы харак­те­ри­зует «врага тру­дя­щихся» как самого спо­соб­ного члена ЦК. 

Созда­ётся ощу­ще­ние, что Ленин, праг­ма­тик от поли­тики, в кад­ро­вых вопро­сах вне­запно глу­пел и окру­жал себя пре­да­те­лями. Один лишь това­рищ Ста­лин вовремя раз­гля­дел и распознал!

Но, может быть, Троц­кий пере­стал быть ком­му­ни­стом в 1923 г., с нача­лом внут­ри­пар­тий­ной борьбы? 

И это утвер­жде­ние не имеет под собой ника­ких осно­ва­ний. Левая оппо­зи­ция вела борьбу именно с капи­та­ли­сти­че­скими эле­мен­тами в совет­ской эко­но­мике и обще­ствен­ной жизни, обли­чала пар­тий­ное руко­вод­ство за потвор­ство этим эле­мен­там. В рядах актив­ных участ­ни­ков Левой оппо­зи­ции было несколько тысяч ком­му­ни­стов, и ещё десятки тысяч сочув­ству­ю­щих, что при­зна­вало и пар­тий­ное руководство.

«Ясно, что эле­менты троц­кизма и тен­ден­ция к троц­кист­ской идео­ло­гии име­ются у нас внутри пар­тии. Кажется, до четы­рёх тысяч чело­век голо­со­вало про­тив нашей плат­формы во время дис­кус­сии перед XV съез­дом пар­тии. (Голос: „Десять тысяч“.) Я думаю, что если десять тысяч голо­со­вало про­тив, то два­жды десять тысяч сочув­ству­ю­щих троц­кизму чле­нов пар­тии не голо­со­вало вовсе, так как не при­шли на собра­ния», — заяв­лял Ста­лин на Пле­нуме ЦК ВКП(б) в ноябре 1928 г.3

Согласно доку­мен­там, эти ком­му­ни­сты имели раз­ное соци­аль­ное поло­же­ние, в том числе зна­чи­тель­ный про­цент из них отно­сился к рабочим:

«На осно­ва­нии обра­ботки био­гра­фи­че­ских спра­вок полу­чены сле­ду­ю­щие дан­ные: рабо­чих 39 %, кре­стьян — 2 %, слу­жа­щих 31 %, осталь­ные уча­щи­еся и пр. По дан­ным отчёта ЦКК от 14.07.28 име­ются сле­ду­ю­щие дан­ные: рабо­чих — 36,4 %, слу­жа­щих 33,3 %, кре­стьян 1,7 %, уча­щихся — 26,5 %, про­чих — 12,7 %. Сле­дует обра­тить вни­ма­ние на то, что ста­ти­стика, полу­чен­ная при обра­ботке дан­ных из био­гра­фий троц­ки­стов, прак­ти­че­ски сов­па­дает со ста­ти­че­скими дан­ными отчёта ЦКК. Из при­ве­дён­ной ста­ти­стики сле­дует, что кре­стьян­ство троц­кизм явно не под­дер­жи­вало. Основ­ная масса участ­ни­ков оппо­зи­ции, это слу­жа­щие и уча­щи­еся (46 %). Но рабо­чие также активно участ­во­вали в оппо­зи­ции, о чём сви­де­тель­ствуют 36−39 %», — такие дан­ные при­во­дит в своём иссле­до­ва­нии К. Скор­кин 4

Что каса­ется идей­ных пози­ций сто­рон­ни­ков Троц­кого, то вспом­ним хотя бы самый извест­ный доку­мент Левой оппо­зи­ции — «Плат­форму оппо­зи­ции (большевиков-​ленинцев)», состав­лен­ную в 1927 году. Неле­галь­ное рас­про­стра­не­ние доку­мента стало пово­дом для репрес­сий про­тив оппо­зи­ци­о­не­ров. Напом­ним, что пере­ход к неле­галь­ной дея­тель­но­сти был вынуж­ден­ным: печа­тать Плат­форму в прессе пар­тий­ное руко­вод­ство отка­за­лось, тем самым запре­тив оппо­зи­ции выска­зать свои взгляды широ­ким массам. 

Это про­ти­во­ре­чило нор­мам пар­тий­ной жизни, суще­ство­вав­шим ранее, в пер­вые годы Совет­ской вла­сти, когда оппо­зи­ци­он­ные тече­ния в РКП(б) не имели пре­пят­ствий для обна­ро­до­ва­ния своих платформ.

Уже из вве­де­ния к «Плат­форме оппо­зи­ции (большевиков-​ленинцев)» хорошо видно, про­тив каких именно сил в СССР боро­лись сто­рон­ники Троцкого:

«Когда Ленин гово­рил, что машина часто идёт туда, куда её направ­ляют враж­деб­ные нам силы, он тем самым обра­щал вни­ма­ние всех нас на два важ­ней­ших обсто­я­тель­ства. Во-​первых, на то, что в нашем строе суще­ствуют эти враж­деб­ные нашему делу силы, — кулак, нэп­ман, бюро­крат, исполь­зу­ю­щие нашу отста­лость и ошибки нашей поли­тики и фак­ти­че­ски опи­ра­ю­щи­еся при этом на весь меж­ду­на­род­ный капи­та­лизм. Во-​вторых, на то, что эти силы обла­дают таким зна­че­нием, что могут под­тал­ки­вать нашу госу­дар­ствен­ную и хозяй­ствен­ную машину не туда, куда это нужно, а в даль­ней­шем даже пытаться — сперва в при­кры­той форме — ухва­титься за руль этой машины.
Слова Ленина обя­зы­вали всех нас: 1) вни­ма­тельно сле­дить за ростом враж­деб­ных сил — кулака, нэп­мана, бюро­крата; 2) отдать себе отчёт в том, что по мере общего подъ­ёма страны, эти силы будут стре­миться к спло­че­нию, к вне­се­нию своих „попра­вок“ в наши планы, к уси­лен­ному дав­ле­нию на нашу поли­тику, к про­ве­де­нию своих инте­ре­сов через наши аппа­раты; 3) при­ни­мать меры к тому, чтобы вся­че­ски осла­бить рост, спло­че­ние и дав­ле­ние этих враж­деб­ных сил, пре­пят­ствуя им создать то поло­же­ние фак­ти­че­ского, хотя бы под­спуд­ного двое­вла­стия, к кото­рому они стре­мятся, и 4) гово­рить об этих клас­со­вых про­цес­сах рабо­чему классу и всем тру­дя­щимся всю правду пол­но­стью. В этом и состоит сей­час основа вопроса о „тер­ми­до­ри­ан­ской“ опас­но­сти и о борьбе с нею»
.

А вот, напри­мер, уже цити­ро­вав­шийся нами в работе «Троц­кий, Ста­лин и ком­му­низм» отры­вок, посвя­щён­ный поли­тике пар­тии в отно­ше­нии крестьянства:

«Реви­зия лени­низма в кре­стьян­ском вопросе идёт со сто­роны группы Сталина-​Бухарина по сле­ду­ю­щим глав­ней­шим линиям.
1) Отход от одного из основ­ных поло­же­ний марк­сизма о том, что только мощ­ная соци­а­ли­сти­че­ская инду­стрия может помочь кре­стьян­ству пре­об­ра­зо­вать сель­ское хозяй­ство на нача­лах кол­лек­ти­визма.
2) Недо­оценка батра­че­ства и дере­вен­ской бед­но­сти, как соци­аль­ной базы дик­та­туры про­ле­та­ри­ата в деревне.
3) Ставка в сель­ском хозяй­стве на так назы­ва­е­мого „креп­кого“ кре­стьян­ства, то есть, по суще­ству, на кулака.
4) Игно­ри­ро­ва­ние или пря­мое отри­ца­ние мел­ко­бур­жу­аз­ного харак­тера кре­стьян­ской соб­ствен­но­сти и кре­стьян­ского хозяй­ства, что обо­зна­чает отход от пози­ций марк­сизма к тео­риям эсе­ров.
5) Недо­оценка капи­та­ли­сти­че­ских эле­мен­тов раз­ви­тия нынеш­ней деревни и зату­шё­вы­ва­ние рас­сло­е­ния кре­стьян­ства.
6) Созда­ние усып­ля­ю­щей тео­рии, будто „кулаку и кулац­ким орга­ни­за­циям всё равно некуда будет податься, ибо общие рамки раз­ви­тия в нашей стране зара­нее даны строем про­ле­тар­ской дик­та­туры“ (Буха­рин, „Путь к соци­а­лизму и рабоче-​крестьянский союз“, стр. 49).
7) Курс на врас­та­ние „кулац­ких коопе­ра­тив­ных гнёзд в нашу систему“ (Буха­рин, там же, стр. 49). „Про­блема ста­вится так, что нужно раз­вя­зать хозяй­ствен­ные воз­мож­но­сти зажи­точ­ных кре­стьян, хозяй­ствен­ные воз­мож­но­сти кула­ков“ („Правда“, 24 апреля 1925 года).
8) Попытки про­ти­во­по­ста­вить ленин­ский „коопе­ра­тив­ный план“ ленин­скому плану элек­три­фи­ка­ции, кото­рые у самого Ленина только в соче­та­нии своем обес­пе­чи­вают пере­ход к соци­а­лизму»
.

И так — по всем под­ня­тым в «Плат­форме» вопро­сам. Тем не менее, Пона­ио­тов с «недо­уме­нием» пишет:

«Неиз­вестно, как именно левая оппо­зи­ция пред­став­ляла инте­ресы про­ле­та­ри­ата, в чём именно это выра­жа­лось, почему они именно лени­ни­сты и т. д.»

Всё пре­красно известно: Левая оппо­зи­ция боро­лась за инте­ресы рабо­чего класса и бед­ного кре­стьян­ства про­тив пра­вого крыла пар­тии во главе с Буха­ри­ным и Рыко­вым и быв­шей одно время в блоке с пра­выми ста­лин­ской группы.

Это выра­жа­лось в кон­крет­ных мерах, пред­ла­гав­шихся оппо­зи­цией: они были направ­лены на то, чтобы не допус­кать спол­за­ния пар­тии к рестав­ра­ции капи­та­лизма, к потвор­ству бур­жу­аз­ным слоям совет­ского обще­ства пери­ода НЭПа. Лени­ни­стами сто­рон­ники Троц­кого были, потому что, как и про­ти­во­по­лож­ная сто­рона, исхо­дили из зако­но­мер­но­сти Октябрь­ской рево­лю­ции и необ­хо­ди­мо­сти стро­и­тель­ства соци­а­лизма в СССР, не ска­ты­ва­ясь к мень­ше­вист­ским поло­же­ниям о «преж­де­вре­мен­но­сти» и «неиз­беж­но­сти рестав­ра­ции капи­та­лизма». Раз­но­гла­сия насчёт «соци­а­лизма в отдельно взя­той стране» не выхо­дили за пре­делы боль­ше­визма: обе сто­роны опи­ра­лись тут на ленин­ское насле­дие, что и пока­зано в нашей работе «Троц­кий, Ста­лин и коммунизм».

Троцкий за границей

Послед­ний этап дея­тель­но­сти Троц­кого начался в 1929 г., когда он не по своей воле ока­зался за пре­де­лами СССР. За сле­ду­ю­щие 11 лет он пере­жил эво­лю­цию взгля­дов, однако оста­вался верен прин­ципу «под­дер­жи­вать всё ком­му­ни­сти­че­ское в СССР, про­ти­во­сто­ять всему капи­та­ли­сти­че­скому, иду­щему из ста­рого общества». 

Левых кри­ти­ков СССР было и в те годы довольно много, однако Троц­кий резко высту­пал про­тив тех, кто отвер­гал огульно весь совет­ский опыт, назы­вая обще­ствен­ный строй в СССР «госу­дар­ствен­ным капи­та­лиз­мом» и т. д. Харак­тер­ный при­мер — извест­ное интер­вью, кото­рое Троц­кий дал в 1932 г. аме­ри­кан­ской бур­жу­аз­ной газете «Либерти». В нём Троц­кий выска­зы­ва­ется по поводу обще­ствен­ного строя СССР и пози­ции его немарк­сист­ских кри­ти­ков, вклю­чая «левых»:

«Один и тот же класс может в зави­си­мо­сти от усло­вий гос­под­ство­вать при помощи раз­ных поли­ти­че­ских систем и мето­дов. Так, бур­жу­а­зия на про­тя­же­нии сво­его пути гос­под­ство­вала через абсо­лют­ную монар­хию, через бона­пар­тизм, через пар­ла­мент­скую рес­пуб­лику и через фашист­скую дик­та­туру. Гер­ман­ская бур­жу­а­зия гос­под­ствует даже через гос­по­дина фон Папена. Все эти формы гос­под­ства, как они ни раз­личны сами по себе, сохра­няют капи­та­ли­сти­че­ский харак­тер, поскольку в руках бур­жу­а­зии оста­ются сосре­до­то­чен­ными глав­ные богат­ства нации, управ­ле­ние сред­ствами про­из­вод­ства, шко­лами и прес­сой и поскольку законы охра­няют прежде всего бур­жу­аз­ную соб­ствен­ность.
Совет­ский режим озна­чает гос­под­ство про­ле­та­ри­ата, неза­ви­симо от того, как широк слой, в руках кото­рого непо­сред­ственно сосре­до­то­чена власть. Та поли­ти­че­ская фрак­ция, к кото­рой я при­над­лежу, не одоб­ряет режима, уста­нов­лен­ного ста­лин­ской бюро­кра­тией, и про­ти­во­по­став­ляет ему тре­бо­ва­ние рас­ши­ре­ния совет­ской демо­кра­тии. Но поскольку госу­дар­ствен­ный режим харак­те­ри­зу­ется в основе своей фор­мами соб­ствен­но­сти, Совет­ский Союз оста­ётся госу­дар­ством пролетариата…»

По вопросу о «рос­ко­ше­ству­ю­щей номен­кла­туре» Троц­кий берёт под защиту сво­его глав­ного оппонента:

«Несо­мненно, что извест­ным долж­но­стям, помимо скром­ного жало­ва­нья, при­сво­ены боль­шие при­ви­ле­гии: сек­ре­тари, авто­мо­били и пр. Поскольку это вызы­ва­ется инте­ре­сами дела, такие пре­иму­ще­ства не встре­чают воз­ра­же­ний со сто­роны обще­ствен­ного мне­ния тру­дя­щихся масс. Что каса­ется рос­кош­ных одежд и штата слуг, то это явное измыш­ле­ние. Разу­ме­ется, и в Совет­ском Союзе встре­ча­ются зло­упо­треб­ле­ния своим поло­же­нием. Но дело идёт об исклю­че­ниях, а не о пра­виле. В част­но­сти, упо­мя­ну­тый в вопросе Ста­лин ведёт совер­шенно скром­ный образ жизни, как и все ста­рые рево­лю­ци­о­неры, про­шед­шие опре­дё­лен­ную школу и не чув­ству­ю­щие потреб­но­сти менять свои вкусы и при­вычки».

Клас­со­вая направ­лен­ность кри­тики Троц­ким нега­тив­ных явле­ний в СССР в дан­ном тек­сте видна одно­значно. Сохра­ни­лась она и в даль­ней­шем: та же «Пре­дан­ная рево­лю­ция» осно­вана именно на кри­тике всего отста­лого и неком­му­ни­сти­че­ского, что сохра­ня­лось в СССР, и на что, с какого-​то момента, совет­ская про­па­ганда стала обра­щать всё меньше вни­ма­ния. Как известно, угроза рестав­ра­ции капи­та­лизма в СССР с сере­дины 1930-​х гг. вовсе исче­зает из совет­ской идео­ло­гии, за исклю­че­нием воз­мож­но­сти пора­же­ния СССР в войне с импе­ри­а­лиз­мом. «Враг народа» из-​за гра­ницы как мог исправ­лял это упу­ще­ние, вызван­ное «голо­во­кру­же­нием от успехов».

Автор Полит­штурма пыта­ется ули­чить Троц­кого в анти­марк­сизме, вспо­ми­ная извест­ный тер­мин «про­ле­тар­ский бона­пар­тизм», кото­рым Лев Дави­до­вич харак­те­ри­зо­вал совет­ский строй. Пона­ио­тов пишет:

«Тео­рия про­ле­тар­ского бона­пар­тизма наглядно пока­зы­вает всю науч­ность пози­ции Троц­кого. Эта тео­рия стро­ится на под­ло­гах, при­чём наме­рен­ных, т. к. Лев Дави­до­вич пре­красно знал, что нужно для бона­пар­тизма и в чём его сущ­ность, но в своих рабо­тах по СССР вообще про это не пишет. К при­меру, бона­пар­тизм рож­да­ется на основе рав­но­ве­сия между клас­сами внутри опре­де­лён­ного обще­ства, но ни в рабо­тах Троц­кого, ни в самом СССР мы не най­дём этого рав­но­ве­сия. Это не мешает Льву Дави­до­вичу гово­рить про бона­пар­тизм».

«Про­ле­тар­ский бона­пар­тизм» — дей­стви­тельно неудач­ное выра­же­ние, если иметь в виду «бона­пар­тизм» как кон­крет­ный исто­ри­че­ский тер­мин. Однако свою тер­ми­но­ло­гию, в ответ на зву­чав­шую кри­тику, Троц­кий объ­яс­нял сле­ду­ю­щим образом:

«Дело ослож­ня­ется, когда мы при­ме­няем тер­мин бона­пар­тизм к режиму Ста­лина и гово­рим о „совет­ском бона­пар­тизме“. — „Нет, — вос­кли­цают наши кри­тики, — у вас ока­зы­ва­ется слиш­ком много ‚бона­пар­тиз­мов‘: тер­мин полу­чает недо­пу­стимо рас­тя­жи­мый харак­тер…“ и пр. Такого рода абстракт­ные, фор­маль­ные, сло­вес­ные воз­ра­же­ния дела­ются обык­но­венно тогда, когда нечего ска­зать по суще­ству.
Несо­мненно, ни Маркс, ни Энгельс, ни Ленин не при­ме­няли тер­мина бона­пар­тизм к рабо­чему госу­дар­ству; не муд­рено: у них не было для этого слу­чая (что Ленин вообще не боялся пере­но­сить, с необ­хо­ди­мыми огра­ни­че­ни­ями, тер­мины бур­жу­аз­ного режима на рабо­чее госу­дар­ство, сви­де­тель­ствует, напри­мер, его тер­мин „совет­ский госка­пи­та­лизм“). Но что делать в тех слу­чаях, когда хоро­шие ста­рые книги не дают необ­хо­ди­мых ука­за­ний? Надо попы­таться жить своим умом.
Что озна­чает „лич­ный режим“ Ста­лина и откуда он взялся? Он есть, в послед­нем счёте, про­дукт острой клас­со­вой борьбы между про­ле­та­ри­а­том и бур­жу­а­зией. При помощи бюрократически-​полицейского аппа­рата власть „спа­си­теля“ народа и тре­тей­ского судьи бюро­кра­тии, как пра­вя­щего слоя, под­ня­лась над совет­ской демо­кра­тией, пре­вра­тив её в соб­ствен­ную тень. Объ­ек­тив­ная функ­ция „спа­си­теля“ — охра­нять новые формы соб­ствен­но­сти, узур­пи­руя поли­ти­че­скую функ­цию гос­под­ству­ю­щего класса»
.

Троц­кий про­сто не знал, как опи­сать систему вла­сти в СССР, кото­рую он про­дол­жал под­дер­жи­вать в её осно­вах, но резко высту­пая про­тив кон­крет­ной поли­тики воз­глав­ляв­ших её людей. «Совет­ским» или «про­ле­тар­ским» бона­пар­тиз­мом он назвал вполне реаль­ное про­ти­во­ре­чи­вое поло­же­ние СССР: рабо­чее госу­дар­ство, стро­я­щее соци­а­лизм, во главе кото­рого стоит не под­кон­троль­ная широ­ким мас­сам группа, защи­ща­ю­щая основ­ные заво­е­ва­ния рево­лю­ции от её вра­гов, однако и сама порой веду­щая невер­ную поли­тику, помо­га­ю­щую контр­ре­во­лю­ции. Кроме того, сохра­ня­ю­ще­еся в СССР раз­де­ле­ние труда, клас­со­вые раз­ли­чия между рабо­чими и кол­хоз­ным кре­стьян­ством, мате­ри­аль­ное нера­вен­ство, товар­ное обра­ще­ние неиз­бежно созда­вали угрозу внут­рен­него пере­рож­де­ния совет­ского строя. Всё это, впро­чем, не отме­няет глав­ного недо­статка этого тер­мина: бона­пар­тизм — это про меж­клас­со­вое рав­но­ве­сие, а фор­си­ро­ван­ная кол­лек­ти­ви­за­ция даже с рав­но­ве­сием между рабо­чим клас­сом и кре­стьян­ством не вяжется.

С высоты про­шед­ших 80 лет, после тра­ге­дии гибели СССР, очень хорошо видно: оши­ба­ясь во мно­гих част­но­стях, Троц­кий пра­вильно обра­щал вни­ма­ние на угрозу. Поэтому, счи­тая некор­рект­ным тер­мин «бона­пар­тизм» при­ме­ни­тельно к СССР, необ­хо­димо пони­мать, что опи­сан­ная этим тер­ми­ном ситу­а­ция была порож­де­нием уни­каль­ного опыта постро­е­ния пер­вого в мире соци­а­ли­сти­че­ского госу­дар­ства. «Вопрос о харак­тере СССР ещё не решён исто­рией» — такое назва­ние имеет один из под­раз­де­лов «Пре­дан­ной революции».

Из этого Троц­кий и исхо­дил, порой при­ме­няя невер­ные тер­мины и делая невер­ные выводы, но в целом по-​марксистски ана­ли­зи­руя совре­мен­ный ему СССР. 

Метод Троц­кого — марк­сист­ский метод, Троц­кий не выска­зы­вал идей, про­ти­во­ре­ча­щих базо­вым поло­же­ниям марк­сизма. При этом он был сла­бым тео­ре­ти­ком, и оши­бок в част­ных вопро­сах у него доста­точно. Именно из-​за отсут­ствия какого-​то осо­бен­ного «троц­кист­ского метода» мы не сде­лали спе­ци­аль­ного акцента на методе Троц­кого, в чём нас упре­кает автор Политштурма. 

Марк­сист­ский харак­тер его твор­че­ства виден, напри­мер, из исто­ри­че­ских тру­дов. Троц­кий — один из пер­вых кри­ти­ков извест­ного совет­ского исто­рика М. Н. Покров­ского, для работ кото­рого, при всех заслу­гах, были харак­терны схе­ма­тизм и «эко­но­ми­че­ский детер­ми­низм» в раз­ви­тии обще­ства5 . Перу Троц­кого при­над­ле­жит вели­ко­леп­ная «Исто­рия рус­ской рево­лю­ции» — один из луч­ших тру­дов по теме. И если Троц­кий, по мне­нию кого бы то ни было, недо­ста­точно выдер­жал её в духе диа­лек­ти­че­ского мате­ри­а­лизма, то о кон­крет­ных ошиб­ках и гово­рить надо кон­кретно

Повто­римся, что Пона­ио­тов, видимо, читал работу «Троц­кий, Ста­лин и ком­му­низм» выбо­рочно, если заяв­ляет следующее:

«Редак­ция „LC“ словно хочет уси­деть на двух сту­льях: „да, он оши­бался, а его оценки и кон­цеп­ции были далеки от реаль­но­сти, но пози­ция была в сущ­но­сти марк­сист­ской“. Такого не бывает. Нельзя быть после­до­ва­тель­ным ком­му­ни­стом и сто­ять на таких-​то пози­циях, если твои тео­рии, пред­ло­же­ния и лозунги про­ти­во­ре­чат этой пози­ции».

Вообще доста­точно странно, что нас хотят заста­вить оправ­ды­ваться за взве­шен­ную оценку. Наше про­ти­во­ре­чи­вое отно­ше­ние к Троц­кому — отра­же­ние его реаль­ной про­ти­во­ре­чи­вой роли в миро­вом ком­му­ни­сти­че­ском дви­же­нии. «Сидеть на двух сту­льях» — это в угоду конъ­юнк­туре отбра­сы­вать всё хоро­шее или, напро­тив, всё пло­хое в его дея­тель­но­сти ради вер­но­сти дис­кус­сиям сто­лет­ней дав­но­сти, одно­вре­менно с этим пре­тен­дуя на кри­ти­че­ское раз­ви­тие теории.

Помимо кри­тики оши­бок Троц­кого, мы при­во­дим много при­ме­ров того, как он пра­вильно под­ме­чал невер­ную поли­тику ста­лин­ского руко­вод­ства. Блок с буха­рин­цами, от кото­рого ста­линцы вынуж­дены были срочно пере­хо­дить к чрез­вы­чай­ным мерам после начала хле­бо­за­го­то­ви­тель­ного кри­зиса; зиг­заги поли­тики Комин­терна, где один «социал-​фашизм» мно­гого стоит; утвер­жде­ние о воз­мож­но­сти постро­е­ния пол­ного ком­му­низма в отдельно взя­том СССР, при сохра­не­нии государства…

Опи­сан­ные нами ошибки Ста­лина, в том числе ложь про «сго­вор троц­ки­стов с фашиз­мом» и обос­но­ван­ные этой ложью репрес­сии, не делают Ста­лина «пре­да­те­лем коммунизма».

Нет, Ста­лин явля­ется одним из вели­чай­ших марк­си­стов в исто­рии, руко­во­ди­те­лем уни­каль­ного, в целом успеш­ного, опыта постро­е­ния соци­а­лизма в СССР. Как бы ни хоте­лось обрат­ного совре­мен­ным троц­ки­стам, мно­гие из кото­рых имеют с Троц­ким не больше общего, чем «пра­во­слав­ные ста­ли­ни­сты» со Сталиным. 

Такова слож­ная реаль­ность исто­ри­че­ского раз­ви­тия СССР. Если бы Троц­кий или, наобо­рот, Ста­лин и впрямь пре­вра­ти­лись бы в анти­ком­му­ни­стов, всё было бы, конечно, гораздо проще. 

Истина, осво­бож­дён­ная от мифов, состоит в том, что Ста­лин обма­ны­вал и уни­что­жал людей на осно­ва­нии выду­ман­ных обви­не­ний, вме­сте с тем строя соци­а­ли­сти­че­ское обще­ство, а Троц­кий и спра­вед­ливо боролся про­тив оши­боч­ных сто­рон поли­тики ВКП(б), и заблуж­дался во мно­гих важ­ней­ших вопро­сах, построив лишь орга­ни­за­цию, извест­ную в основ­ном непре­рыв­ными рас­ко­лами. Такая мно­го­гран­ная кар­тина не укла­ды­ва­ется в голове у мно­гих людей ком­му­ни­сти­че­ских взгля­дов даже сего­дня, спу­стя 70-80 лет после событий. 

Что ж, именно для реше­ния таких вопро­сов нам и нужна диа­лек­тика, о кото­рой гово­рят почти все левые, среди кото­рых, увы, мало тех, кто умеет её при­ме­нять при ана­лизе как исто­рии, так и современности.

Во мно­гом Ста­лин и Троц­кий, несмотря на острую вражду и про­ти­во­сто­я­ние, оста­ва­лись свое­об­раз­ными зер­ка­лами друг для друга, исходя из общей для них марк­сист­ской тео­рии. Поли­тика ста­лин­ской группы с 1928 года заим­ство­вала мно­гие поло­же­ния оппо­зи­ции, начав жёст­кое наступ­ле­ние на бур­жу­аз­ные эле­менты деревни и «сверх­ин­ду­стри­а­ли­за­цию», кото­рые ранее были пово­дом для обви­не­ний в адрес сто­рон­ни­ков Троц­кого со сто­роны боль­шин­ства. С конца 1929 г. эта поли­тика стала ещё более ради­каль­ной, в резуль­тате чего даже Троц­кий ока­зался «пра­вее».

На послед­нее сто­рон­ники «полу­ор­то­док­саль­ного ста­ли­низма» тоже ука­зы­вают, как на «пере­ход Троц­кого на пози­ции контр­ре­во­лю­ции», а для «самых орто­док­саль­ных» он с этих пози­ций нико­гда и не схо­дил. Дей­стви­тельно, в начале 1930-​х гг. Троц­кий при­зы­вал к отступ­ле­нию от слиш­ком быст­рых, по его мне­нию, тем­пов инду­стри­а­ли­за­ции и кол­лек­ти­ви­за­ции, кото­рые он счи­тал аван­тюр­ными, чре­ва­тыми про­ва­лом и пово­ро­том обще­ствен­ных настро­е­ний в СССР вправо, утвер­ждал, что товар­ные отно­ше­ния в СССР сохра­нятся ещё в тече­ние дол­гого вре­мени6 .

Однако вспом­ним, что и Ста­лин в эти годы вёл очень гиб­кую поли­тику, заяв­ляя о «голо­во­кру­же­нии от успе­хов», пери­о­ди­че­ски одёр­ги­вая чрез­мерно рети­вых «кол­лек­ти­ви­за­то­ров», де-​факто при­зна­вая и соб­ствен­ные ошибки. Пер­вая пяти­летка в СССР и впрямь была напол­нена завы­шен­ными ожи­да­ни­ями о быст­ром отми­ра­нии всех капи­та­ли­сти­че­ских эле­мен­тов в СССР, чему соот­вет­ство­вали и неподъ­ём­ные, при всех огром­ных успе­хах, темпы про­мыш­лен­ного роста. Затем после­до­вал пере­ход к более уме­рен­ной поли­тике. Вспом­ним, напри­мер, слова Ста­лина, ска­зан­ные при под­ве­де­нии ито­гов пер­вой пятилетки:

«Можно ли ска­зать, что во вто­рой пяти­летке при­дётся про­во­дить такую же точно поли­тику наи­бо­лее уско­рен­ных тем­пов?
Нет, нельзя этого ска­зать.
Во-​первых, в резуль­тате успеш­ного про­ве­де­ния пяти­летки мы уже выпол­нили в основ­ном её глав­ную задачу — под­ве­де­ние базы новой совре­мен­ной тех­ники под про­мыш­лен­ность, транс­порт, сель­ское хозяй­ство. Стоит ли после этого под­хлё­сты­вать и под­го­нять страну? Ясно, что нет в этом теперь необ­хо­ди­мо­сти.
Во-​вторых, в резуль­тате успеш­ного выпол­не­ния пяти­летки нам уда­лось уже под­нять обо­ро­но­спо­соб­ность страны на долж­ную высоту. Стоит ли после этого под­хлё­сты­вать и под­го­нять страну? Ясно, что теперь нет в этом необ­хо­ди­мо­сти»
.

А год спу­стя на XVII съезде ВКП(б) Ста­лин обру­шился на «левац­кую бол­товню» о ско­рой отмене денег, их якобы пре­вра­ще­нии в про­стые рас­чёт­ные знаки и о «пере­ходе к пря­мому продуктообмену».

Сопо­став­ляя в целом вер­ную поли­тику Ста­лина и кри­тику Троц­кого в 1930-​е гг., в кото­рой также было много вер­ных момен­тов, нужно учи­ты­вать и то, что оппо­ненты нахо­ди­лись в совер­шенно раз­ном поло­же­нии. С одной сто­роны — глава пар­тии и госу­дар­ства, к кото­рому сте­ка­ется вся инфор­ма­ция о поло­же­нии в стране. С дру­гой — отре­зан­ный от СССР «враг пар­тии», вынуж­ден­ный доволь­ство­ваться офи­ци­аль­ными совет­скими и бур­жу­аз­ными пуб­ли­ка­ци­ями, а также реде­ю­щими кор­ре­спон­ден­ци­ями сто­рон­ни­ков внутри СССР, кото­рым за кон­такты с Троц­ким гро­зили тюрьма и рас­стрел. Совер­шенно раз­ные воз­мож­но­сти для объ­ек­тив­ного ана­лиза ситу­а­ции, и на это тоже надо делать поправку, говоря об ошиб­ках Троцкого.

Осо­бенно это каса­ется послед­них лет его жизни. Можно гово­рить об опре­де­лён­ной дегра­да­ции твор­че­ства Троц­кого в конце 1930-​х гг. В позд­них мате­ри­а­лах содер­жатся и более рез­кие оценки Ста­лина и ситу­а­ции в СССР, в том числе далё­кие от реаль­но­сти. Есте­ственно, утвер­жде­ния Троц­кого о том, что верхи совет­ской бюро­кра­тии ведут жизнь круп­ных бур­жуа, а сред­ний слой бюро­кра­тии — жизни сред­них бур­жуа, или оценка советско-​германского пакта о нена­па­де­нии как «капи­ту­ля­ции Ста­лина перед фашист­ским импе­ри­а­лиз­мом в целях само­со­хра­не­ния совет­ской оли­гар­хии», совер­шенно не соот­вет­ствуют действительности.

Однако не только Троц­кий вино­ват в этой дегра­да­ции. Вспом­ним, в каких усло­виях ему при­шлось рабо­тать в этот период: пол­ная изо­ля­ция от СССР, уни­что­же­ние почти всех его сто­рон­ни­ков и даже род­ствен­ни­ков, мас­со­вые рас­стрелы вид­ных вете­ра­нов пар­тии, в том числе и нико­гда не под­дер­жи­вав­ших оппо­зи­цию. Бес­пре­це­дент­ная травля Троц­кого в совет­ской про­па­ганде, транс­ли­ру­е­мой через все струк­туры меж­ду­на­род­ного ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния. Сотни и тысячи исте­ри­че­ских пуб­ли­ка­ций и кари­ка­тур на тему «троц­ки­стов — подон­ков чело­ве­че­ства», «троц­кизма — раз­но­вид­но­сти фашизма» и т. д.

Немуд­рено, что оста­ваться объ­ек­тив­ным в этой обста­новке ему часто не уда­ва­лось. Из далё­кой Мек­сики вполне могло пока­заться, что пол­ное пере­рож­де­ние совет­ского строя уже на пороге, и вот-​вот ста­лин­ские чинов­ники нач­нут прямо очер­нять марк­сизм и Октябрь­скую рево­лю­цию.

Ста­лин­ская про­па­ганда, кстати говоря, не гну­ша­лась исполь­зо­вать про­тив Троц­кого даже явные бело­эми­грант­ские байки. Напри­мер, 30 января 1936 г. в «Правде» было опуб­ли­ко­вано сти­хо­тво­ре­ние Демьяна Бед­ного «Мы соб­ственно, мертвы (к исто­рии пер­ма­нент­ного пре­да­тель­ства)». Пово­дом к оче­ред­ному обви­не­нию Троц­кого в пре­да­тель­стве ком­му­низма стало здесь опуб­ли­ко­ван­ное в бело­эми­грант­ской газете утвер­жде­ние писателя-​эмигранта Марка Алда­нова о том, что Троц­кий якобы в 1918 г. гово­рил послу Гер­ма­нии графу Мир­баху: «боль­ше­вики уже мертвы, но нет ещё никого, кто бы мог нас похо­ро­нить». Редак­ция «Правды» почему-​то без ого­во­рок пове­рила рас­про­стра­ня­е­мой вра­гом ком­му­низма сплетне7 . Об этом тоже не надо забы­вать, когда мы читаем нередко спра­вед­ли­вые упрёки отно­си­тельно того, что, ана­ли­зи­руя ситу­а­цию в СССР, Троц­кий, не имея неза­ви­си­мой инфор­ма­ции из страны, зача­стую слиш­ком дове­рял бур­жу­аз­ным источникам.

Тем не менее, и в эти годы Троц­кий вёл борьбу с раз­лич­ного рода сто­рон­ни­ками «тео­рии госу­дар­ствен­ного капи­та­лизма в СССР», изго­няя их из Чет­вер­того интер­на­ци­о­нала, про­дол­жал высту­пать в защиту всех про­грес­сив­ных дей­ствий совет­ского правительства.

«Чтоб нака­зать ста­лин­цев покрепче за их несо­мнен­ные пре­ступ­ле­ния, резо­лю­ция, вслед за мелко-​буржуазными демо­кра­тами всех оттен­ков, ни одним сло­вом не упо­ми­нает о том, что Крас­ная армия в Фин­лян­дии экс­про­при­и­рует круп­ных зем­ле­дель­цев и вво­дит рабо­чий кон­троль, под­го­тов­ляя экс­про­при­а­цию капи­та­ли­стов.
Зав­тра ста­линцы будут душить фин­ских рабо­чих. Но сего­дня они дают — вынуж­дены дать огром­ный тол­чок клас­со­вой борьбе, в её наи­бо­лее острой форме. Вожди оппо­зи­ции строят свою поли­тику не на „кон­крет­ном“ про­цессе, раз­вёр­ты­ва­ю­щемся в Фин­лян­дии, а на демо­кра­ти­че­ских абстрак­циях и бла­го­род­ных чув­ствах.
Советско-​финляндская война уже, видимо, начи­нает допол­няться граж­дан­ской вой­ной, в кото­рой Крас­ная армия ока­зы­ва­ется — на дан­ной ста­дии — в том же лагере, что и фин­лянд­ские мел­кие кре­стьяне и рабо­чие, тогда как фин­лянд­ская армия поль­зу­ется под­держ­кой иму­щих клас­сов, кон­сер­ва­тив­ной рабо­чей бюро­кра­тии и англо-​саксонских импе­ри­а­ли­стов. Надежды, кото­рые Крас­ная армия про­буж­дает у фин­лянд­ской бед­ноты, ока­жутся, при отсут­ствии меж­ду­на­род­ной рево­лю­ции, иллю­зией; сотруд­ни­че­ство Крас­ной армии с бед­но­той ока­жется вре­мен­ным; Кремль может скоро повер­нуть ору­жие про­тив фин­лянд­ских рабо­чих и кре­стьян. Всё это мы знаем зара­нее, и всё это мы гово­рим открыто, в форме пре­ду­пре­жде­ния. Но всё-​таки в этой „кон­крет­ной“ граж­дан­ской войне, кото­рая раз­вер­ты­ва­ется на тер­ри­то­рии Фин­лян­дии, какое „кон­крет­ное“ место должны занять „кон­крет­ные“ сто­рон­ники Чет­вёр­того Интер­на­ци­о­нала? Если в Испа­нии они боро­лись в рес­пуб­ли­кан­ском лагере, несмотря на то, что ста­линцы душили соци­а­ли­сти­че­скую рево­лю­цию, то в Фин­лян­дии они тем более должны участ­во­вать в том лагере, где ста­линцы ока­зы­ва­ются вынуж­дены под­дер­жи­вать экс­про­при­а­цию капи­та­ли­стов»
,

писал Троц­кий по поводу выступ­ле­ний части аме­ри­кан­ских троц­ки­стов, отка­зы­вав­шихся при­зна­вать про­грес­сив­ную роль СССР. Вскоре эта группа во главе с Шах­т­ма­ном поки­нет ряды Чет­вёр­того Интернационала. 

При всех «пере­ги­бах» самого Троц­кого в оценке ситу­а­ции в СССР, «левых анти­со­вет­чи­ков» он неиз­менно счи­тал сво­ими противниками.

«Что зна­чит без­услов­ная защита СССР? Это зна­чит, что мы не ста­вим бюро­кра­тии ника­ких усло­вий. Это зна­чит, что неза­ви­симо от пово­дов и при­чин войны, мы защи­щаем соци­аль­ные основы СССР, если и когда им гро­зит опас­ность со сто­роны импе­ри­а­лизма», — такова была пози­ция Троц­кого и за счи­тан­ные месяцы до гибели, несмотря на всё, что тво­ри­лось в СССР в отно­ше­нии его сторонников.

Сущ­ность СССР как рабо­чего госу­дар­ства была важ­нее для Троц­кого, чем соб­ствен­ные счёты. Потому что он был и оста­вался марк­си­стом, даже в самой тяжё­лой ситуации. 

А неко­то­рые его суж­де­ния, не соот­вет­ство­вав­шие дей­стви­тель­но­сти, далеки от неё не более, чем ста­лин­ские утвер­жде­ния о «троц­кист­ских дву­руш­ни­ках, шпи­о­нах и дивер­сан­тах, став­ших аген­тами импе­ри­а­ли­сти­че­ских разведок».

«За соци­а­ли­сти­че­ское оте­че­ство? Да! За ста­лин­ский курс? Нет!» — этим своим сло­вам, ска­зан­ным ещё в 1927 году, Троц­кий остался верен до конца жизни.

Уточнения

Должны отме­тить, что Пона­ио­тов спра­вед­ливо ука­зал в своей ста­тье на то, что в работе «Троц­кий, Ста­лин и ком­му­низм» мы неверно гово­рим, что Троц­кий счи­тал соци­а­лизм сино­ни­мом пол­ного ком­му­низма. Здесь мы допу­стили неточ­ность. Троц­кий не счи­тал соци­а­лизм сино­ни­мом ком­му­низма, но для него уже и соци­а­лизм был бес­клас­со­вым обще­ством, отли­ча­ю­щимся от ком­му­низма лишь рас­пре­де­ле­нием по труду:

«На низ­шей сту­пени ком­му­низма, кото­рую мы усло­ви­лись назы­вать соци­а­лиз­мом, оплата труда про­из­во­дится ещё по бур­жу­аз­ным нор­мам, т. е. в зави­си­мо­сти от ква­ли­фи­ка­ции, интен­сив­но­сти и пр.
<…>
Если счи­тать, что зада­чей соци­а­лизма явля­ется созда­ние бес­клас­со­вого обще­ства, осно­ван­ного на соли­дар­но­сти и гар­мо­ни­че­ском удо­вле­тво­ре­нии всех потреб­но­стей, то в этом основ­ном смысле в СССР соци­а­лизма ещё нет и в помине»
.

В этом отли­чие мне­ния Троц­кого от пози­ции Ленина. В 1917 году Ленин опре­де­лил соци­а­лизм как «государственно-​капиталистическую моно­по­лию, обра­щен­ную на пользу всего народа, и постольку пере­став­шую быть капи­та­ли­сти­че­ской». Соци­а­лизм по Ленину, таким обра­зом, это ещё клас­со­вое обще­ство, кото­рое может по ряду пара­мет­ров отста­вать от пере­до­вых капи­та­ли­сти­че­ских стран.

Отсюда и про­изо­шёл зна­ме­ни­тый рас­кол по поводу «соци­а­лизма в отдельно взя­той стране». Спо­ря­щие про­сто пони­мали под соци­а­лиз­мом раз­ные вещи, и при этом обе сто­роны могли ссы­латься на Ленина. В целом правота здесь оста­лась, есте­ственно, за ста­лин­ской груп­пой, воз­гла­вив­шей постро­е­ние основ соци­а­лизма, как его пони­мал Ленин. Троц­кий же, пони­мая соци­а­лизм по-​другому, более «орто­док­сально», опи­ра­ясь на сло­жив­шу­юся ранее марк­сист­скую тра­ди­цию8 , отри­цал постро­е­ние соци­а­лизма в СССР, ссы­ла­ясь на вполне вер­ные факты низ­кой про­из­во­ди­тель­но­сти труда, низ­кого уровня потреб­ле­ния, сохра­не­ния клас­со­вых раз­ли­чий в совет­ском обществе.

«Успехи соци­а­ли­сти­че­ского стро­и­тель­ства в СССР огромны, но гово­рить о победе соци­а­лизма пока нельзя, слиш­ком много в стране ещё капи­та­ли­сти­че­ского»,

— такой рефрен про­хо­дит через всё твор­че­ство Троц­кого, посвя­щён­ное ситу­а­ции в СССР 1930-​х гг. Пози­ция, если исхо­дить из ленин­ского опре­де­ле­ния соци­а­лизма, невер­ная, но не контр­ре­во­лю­ци­он­ная. Оши­ба­ясь здесь в глав­ном, Троц­кий верно ука­зы­вал на капи­та­ли­сти­че­ские пере­житки в СССР, кото­рые ещё сильны и чре­ваты отка­том назад.

Сохра­нив­ша­яся в СССР мел­ко­бур­жу­аз­ность была харак­терна не только для пар­тий­ных началь­ни­ков и про­чих высо­ко­опла­чи­ва­е­мых групп. При­ме­ром такой мел­ко­бур­жу­аз­но­сти в мас­сах явля­ются и слу­чаи наси­лия совет­ских сол­дат над граж­дан­ским насе­ле­нием Гер­ма­нии. Пона­ио­тов обви­няет нас в том, что мы воз­ла­гаем ответ­ствен­ность за это на мел­ко­бур­жу­аз­ное созна­ние и пат­ри­о­ти­че­скую про­па­ганду, не говоря о звер­ствах наци­стов на тер­ри­то­рии СССР. Однако мстить за пре­ступ­ле­ния бур­жу­аз­ных сил рядо­вым людям, в том числе неви­нов­ным — это в любом слу­чае порож­де­ние мел­ко­бур­жу­аз­ного мыш­ле­ния. По этой же при­чине сего­дня иные рос­сий­ские про­ле­та­рии винят в своих бедах всех кав­каз­цев, «Запад» как тако­вой, людей еврей­ской наци­о­наль­но­сти и т. д., обос­но­вы­вая это пове­де­нием кавказцев-​бандитов и евреев-​олигархов. Без сомне­ния, то, что тво­рили наци­сты, гораздо страш­нее, однако неко­то­рые не самые луч­шие совет­ские люди думали похоже.

Что каса­ется иссле­до­ва­ний о вли­я­нии пат­ри­о­ти­че­ской про­па­ганды, то вряд ли они были воз­можны. Есте­ственно, никто не про­во­дил среди суди­мых за наси­лие совет­ских сол­дат социо­ло­ги­че­ских опро­сов на тему «почему вы это делали». Именно поэтому мы и выра­жа­емся осто­рожно, упо­ми­наем вли­я­ние пат­ри­о­ти­че­ской про­па­ганды как воз­мож­ное, потому что вряд ли реально уста­но­вить это вли­я­ние в каких-​то ося­за­е­мых цифрах:

«…во мно­гом пита­е­мая, воз­можно, и не луч­шими сто­ро­нами воен­ной про­па­ганды СССР пре­ступ­ность среди совет­ских воен­но­слу­жа­щих в отно­ше­нии немец­кого насе­ле­ния яви­лась острой про­бле­мой».

В то же время совет­ское коман­до­ва­ние как могло боро­лось с подоб­ными нега­тив­ными явле­ни­ями. Они без­условно пред­став­ляли собой нака­зу­е­мые экс­цессы, а не целе­на­прав­лен­ную политику.

Допустима ли борьба против руководства социалистического государства?

Раз­бе­рём ещё один вопрос, кото­рый часто под­ни­ма­ется в ста­ли­нист­ской кри­тике Троц­кого. Пона­ио­тов гово­рит о нём сле­ду­ю­щим образом:

«Более яркий при­мер — при­зыв к вос­ста­нию про­тив „ста­лин­ской бюро­кра­тии“ и вообще вся­че­ское про­ти­во­дей­ствие ей. Налицо пря­мое вре­ди­тель­ство дик­та­туре про­ле­та­ри­ата и соци­а­ли­сти­че­скому госу­дар­ству. Тут не важно, наме­ренно Троц­кий это делал или же из самых бла­гих наме­ре­ний, как он счи­тал и как это пыта­ется выста­вить автор. Но это всё равно вре­ди­тель­ство. Объ­ек­тивно оно не имеет ничего общего с марк­сист­ской пози­цией».

Это суж­де­ние, каза­лось бы, пере­чёр­ки­вает все наши аргу­менты. Дей­стви­тельно, сколь бы ни был прав был Троц­кий в своей кри­тике, он всё равно оста­ётся контр­ре­во­лю­ци­о­не­ром из-​за самого факта своей борьбы про­тив ста­лин­ского руко­вод­ства, кото­рое он, начи­ная с 1933 года, при­зы­вал сверг­нуть во имя исправ­ле­ния поли­тики СССР, воз­вра­ще­ния её на «ленин­ские рельсы». Однако при­рав­ни­ва­ние борьбы про­тив кон­крет­ных руко­во­ди­те­лей и их поли­тики к борьбе про­тив соци­а­ли­сти­че­ского госу­дар­ства есть самая безыс­кус­ная под­мена понятий.

Сам Пона­ио­тов, как сле­дует из его ста­тьи, очень не любит «хру­щёв­ство», то есть поли­тику Хру­щёва, побе­див­шего во внут­ри­пар­тий­ной борьбе, кото­рая про­ис­хо­дила после смерти Ста­лина. Однако СССР и в эти годы оста­вался соци­а­ли­сти­че­ским госу­дар­ством, с кото­рым непри­ми­ри­мую борьбу вёл импе­ри­а­ли­сти­че­ский лагерь во главе с США. Полит­штурм, насколько нам известно, этого не отри­цает, пози­ции мао­и­стов и ход­жа­и­стов насчёт «рестав­ра­ции капи­та­лизма в СССР при Хру­щёве» этим сооб­ще­ством не разделяются.

Таким обра­зом, по логике Пона­ио­това, и борьба ком­му­ни­стов про­тив хру­щёв­ского руко­вод­ства неиз­бежно была контр­ре­во­лю­ци­он­ной — ведь они боро­лись про­тив соци­а­ли­сти­че­ского госу­дар­ства, точно так же якобы объ­ек­тивно помо­гая импе­ри­а­ли­стам. При­чём самые извест­ные фигуры анти­хру­щёв­ского дви­же­ния внутри миро­вого ком­му­низма были куда более «пря­мо­ли­нейны» в пло­хом смысле слова, чем Троц­кий отно­си­тельно ста­лин­ской вер­хушки СССР.

Возь­мём хотя бы Энвера Ходжу, лидера соци­а­ли­сти­че­ской Алба­нии. Без сомне­ния, воз­глав­ля­е­мая им Пар­тия Труда стала пер­вой пар­тией, орга­ни­зо­ванно высту­пив­шей про­тив хру­щёв­ского реви­зи­о­низма. Во мно­гом кри­тика отхода КПСС от базо­вых поло­же­ний марк­сизма была вер­ной. Однако как вёл себя Ходжа, ока­зав­шись, подобно Троц­кому, в дву­смыс­лен­ной ситу­а­ции «борца за ком­му­низм, но про­тив кон­крет­ного руко­вод­ства миро­вого ком­му­ни­сти­че­ского движения»?

В отли­чие от Троц­кого, неиз­менно отста­и­ва­ва­шего про­грес­сив­ный харак­тер СССР, Энвер Ходжа объ­явил его капи­та­ли­сти­че­ским и даже фашист­ским госу­дар­ством. При­ве­дём очень извест­ную цитату, отно­ся­щу­юся к началу 1980-​х гг., из книги Ходжи «Хру­щёвцы»:

«С 1961 года наша Пар­тия Труда не под­дер­жи­вает ника­ких свя­зей и ника­ких кон­так­тов с хру­щёв­цами. Она и в буду­щем нико­гда не всту­пит с ними в пар­тий­ные отно­ше­ния, а с совет­скими социал-​империалистами мы не под­дер­жи­ваем и нико­гда не будем под­дер­жи­вать также госу­дар­ствен­ных отно­ше­ний. Как и до сих пор, наша пар­тия будет после­до­ва­тельно вести идео­ло­ги­че­скую и поли­ти­че­скую борьбу за раз­об­ла­че­ние этих вра­гов марксизма-​ленинизма. Так посту­пали мы и когда Хру­щёв стоял у вла­сти, и когда он был нис­про­верг­нут и сме­нён груп­пой Бреж­нева. Наша пар­тия не питала ника­ких иллю­зий, напро­тив, была убеж­дена и уве­рена, что Бреж­нев, Косы­гин, Сус­лов, Микоян и дру­гие, кото­рые были бли­жай­шими сотруд­ни­ками Хру­щёва и вме­сте с ним орга­ни­зо­вали и совер­шили реви­зи­о­нист­скую контр­ре­во­лю­цию в Совет­ском Союзе, должны были после­до­ва­тельно про­во­дить свой преж­ний курс.
Они устра­нили Хру­щёва (Хру­щёв был снят с зани­ма­е­мых постов 14 октября 1964 года), чтобы огра­дить хру­ще­визм от самого патрона, кото­рый сво­ими бес­ко­неч­ными шутов­скими выход­ками дис­кре­ди­ти­ро­вал его, устра­нили „отца“, чтобы уско­рен­ными тем­пами и более успешно осу­ществ­лять пол­ное вос­ста­нов­ле­ние капи­та­лизма в Совет­ском Союзе.
В этом отно­ше­нии Бреж­нев и его сообщ­ники пока­зали себя „достой­ными уче­ни­ками“ сво­его зло­по­луч­ного учи­теля. В самом Совет­ском Союзе они уста­но­вили и уси­лили фашист­ский дик­та­тор­ский режим, тогда как внеш­нюю поли­тику сво­его госу­дар­ства пре­вра­тили в поли­тику вели­ко­дер­жав­ного шови­низма, экс­пан­сии и геге­мо­низма. Под руко­вод­ством бреж­нев­ских хру­щёв­цев Совет­ский Союз пре­вра­тился в миро­вую импе­ри­а­ли­сти­че­скую дер­жаву, и, подобно Соеди­нён­ным Шта­там Аме­рики, стре­мится к миро­вому гос­под­ству. Горь­кими сви­де­тель­ствами насквозь реак­ци­он­ной поли­тики совет­ского социал-​империализма явля­ются, в част­но­сти, тра­ги­че­ские собы­тия в Чехо­сло­ва­кии, уси­ле­ние гос­под­ства Кремля над стра­нами Вар­шав­ского Дого­вора и рост их все­сто­рон­ней зави­си­мо­сти от Москвы, про­тя­ги­ва­ние ког­тей совет­ского социал-​империализма к Азии, Африке и дру­гим кон­ти­нен­там.
Пра­виль­ность оце­нок и пред­ви­де­ний нашей пар­тии отно­си­тельно реак­ци­он­ной внут­рен­ней и внеш­ней поли­тики Бреж­нева под­твер­ди­лась и всё время под­твер­жда­ется фак­тами. Самым све­жим при­ме­ром этого слу­жит Афга­ни­стан, где бреж­нев­ские хру­щёвцы совер­шили откры­тую фашист­скую агрес­сию, а теперь пыта­ются огнём и мечом пога­сить пламя народ­ной войны, чтобы про­длить жизнь своей социал-​империалистической окку­па­ции»
.

Людей, гово­рив­ших что-​то подоб­ное о ста­лин­ском СССР, Троц­кий, как мы уже упо­ми­нали, жёстко кри­ти­ко­вал вплоть до своей гибели, изго­няя их из Чет­вёр­того Интер­на­ци­о­нала, несмотря на все урод­ства ста­лин­ской про­па­ганды отно­си­тельно самого Троц­кого и его дея­тель­но­сти. Тогда как Ходжу совет­ская про­па­ганда, при всей поле­мике, не назы­вала фаши­стом и не отри­цала пол­но­стью его заслуг перед коммунизмом.

Тем не менее, как и Троц­кий, Энвер Ходжа был и оста­ётся для нас выда­ю­щимся ком­му­ни­стом, высту­пив­шим про­тив хру­щев­ского реви­зи­о­низма. Все идео­ло­ги­че­ские ошибки не отме­няют его боль­ших заслуг. Это же каса­ется и дру­гого борца с хру­щёв­цами — Мао Цзе­дуна, фигуры ещё более про­ти­во­ре­чи­вой, нежели Ходжа. 

В мао­изме, как известно, доста­точно своих оши­боч­ных вещей. Хотя про­тив поли­тики КПСС китай­ские ком­му­ни­сты высту­пали во мно­гом пра­вильно, ука­зы­вая на отход хру­щёв­цев даже от азбуч­ных поло­же­ний марксизма.

Немно­го­чис­лен­ные совет­ские сто­рон­ники «анти­ре­ви­зи­о­ни­стов» также заслу­жи­вают ува­же­ния, при всей невер­но­сти мно­гих пози­ций их идео­ло­ги­че­ских ори­ен­ти­ров. Как и анти­ста­лин­ские ком­му­ни­сти­че­ские группы 1930-​40-​х гг., они не имели ника­ких шан­сов на успех, но оста­лись в исто­рии как ком­му­ни­сты, пытав­ши­еся испра­вить невер­ную поли­тику руко­вод­ства, невзи­рая на репрессии.

Да, без сомне­ния, борьба со ста­лин­ской поли­ти­кой — не то же самое, что с хру­щёв­ской, заве­домо оппор­ту­ни­сти­че­ской в глав­ных вопро­сах. Тем не менее, кри­тика «анти­ре­ви­зи­о­ни­стов», по срав­не­нию с кри­ти­кой Троц­кого, имела явно неадек­ват­ные моменты даже с учё­том сущ­но­сти линии Хру­щёва — они вовсе пере­стали счи­тать СССР соци­а­ли­сти­че­ским госу­дар­ством, урав­няв его с империалистами. 

Троц­кий же, про­дол­жая при­зна­вать про­грес­сив­ную сущ­ность СССР как рабо­чего госу­дар­ства, высту­пал за отстра­не­ние ста­лин­ского руко­вод­ства от вла­сти именно за изъ­яны его поли­тики, кото­рые пре­пят­ство­вали про­дви­же­нию к ком­му­низму, за созда­ние дру­гого соци­а­ли­сти­че­ского пра­ви­тель­ства, кото­рое смо­жет испра­вить эти изъ­яны. Для этого были при­чины: от неред­ких оши­бок до созна­тель­ной лжи в ходе репрес­сив­ной кам­па­нии 1937-38 гг. 

Троц­кий не пони­мал, что при всех издерж­ках ста­лин­ский курс верен, однако его борьба с ним ни в каком роде не может быть названа под­держ­кой империализма. 

Про­тив кон­крет­ного руко­вод­ства ком­му­ни­сти­че­ской пар­тией и соци­а­ли­сти­че­ской стра­ной можно высту­пать по-​разному, и кри­тика с ком­му­ни­сти­че­ских пози­ций слу­жит только укреп­ле­нию всего ком­му­ни­сти­че­ского, исправ­ле­нию допу­щен­ных оши­бок. Если не в дан­ный момент, то в дальнейшем.

Голос Троц­кого, то вер­ное, что в нём содер­жа­лось, не был услы­шан ни в ста­лин­ском, ни в пост­ста­лин­ском СССР, однако он помо­гает нам сего­дня осмыс­лить изъ­яны ста­лин­ской поли­тики и не допу­стить их повто­ре­ния в дальнейшем.

Потому что рас­кол боль­ше­вист­ской пар­тии на ста­ли­ни­стов и троц­ки­стов был внут­ри­клас­со­вым кон­флик­том, порож­де­нием, если упо­тре­бить извест­ное выра­же­ние Мао Цзе­дуна, «про­ти­во­ре­чий внутри народа» пер­вого в мире соци­а­ли­сти­че­ского госу­дар­ства. Ста­лин­ская поли­тика была более вер­ной, чем пред­ло­же­ния Троц­кого, в кон­крет­ных усло­виях СССР 1920-​30-​х гг., однако в дру­гую эпоху в дру­гой ситу­а­ции вполне может быть и наоборот. 

По поводу дема­го­гии на тему «про­тив руко­во­ди­те­лей — зна­чит про­тив воз­глав­ля­е­мой ими страны» Троц­кий одна­жды ска­зал:

«Ещё во вре­мена царизма были пат­ри­оты, кото­рые сме­ши­вали оте­че­ство с началь­ством. Мы не из их числа».

Мы, всё сооб­ще­ство Lenin Crew, под­пи­сы­ва­емся под этим. Сме­ши­вать клас­со­вый харак­тер страны с поли­ти­кой её началь­ства, невзи­рая на все его пороки, даже те, кото­рые прямо ведут страну в про­пасть, — вопи­ю­щая ошибка, вне зави­си­мо­сти от того, о какой эпохе и стране идёт речь.

Наде­емся, ком­му­ни­сти­че­ское дви­же­ние XXI века будет сво­бодно от таких оши­бок и иллю­зий, когда вой­дёт в силу. Наде­емся, оно не пой­дёт по пути покло­не­ния авто­ри­те­там и чино­по­чи­та­ния. Науч­ный цен­тра­лизм вовсе не пред­по­ла­гает иде­а­ли­за­ции руко­вод­ства и защиты его от критики.

Lenin Crew будет и впредь про­дол­жать работу по осво­бож­де­нию исто­рии ком­му­ни­сти­че­ского дви­же­ния от мифов про­шлого. На могилу Троц­кого в не мень­шей сте­пени, чем на могилу его глав­ного оппо­нента, нане­сена куча мусора. Она, конечно же, будет раз­ве­яна вет­ром исто­рии. Но для этого нужно не только при­зна­ние заслуг, но и кри­тика оши­бок этих людей, кото­рые мы можем выявить с пози­ций нашего времени.

И фана­тич­ные хули­тели, и без­дум­ные поклон­ники Троц­кого, Ста­лина и дру­гих вождей про­шлого оди­на­ково враж­дебны истине, оди­на­ково ста­вят ком­му­ни­стам пре­поны на пути к её постижению.

Нашли ошибку? Выде­лите фраг­мент тек­ста и нажмите Ctrl+Enter.

При­ме­ча­ния

  1. Наше опре­де­ле­ние ста­ли­низма при­ве­дено в начале работы «Троц­кий, Ста­лин и ком­му­низм»: «Ста­ли­низм — тече­ние в совре­мен­ном левом дви­же­нии, счи­та­ю­щее стро­и­тель­ство соци­а­лизма в СССР при Ста­лине образ­цом для буду­щего во всех аспек­тах. Ста­ли­ни­сты отри­цают нали­чие сколько-​нибудь зна­чи­мых оши­бок у Ста­лина на про­тя­же­нии всей его поли­ти­че­ской био­гра­фии, в первую оче­редь — в период руко­вод­ства СССР. При этом Ста­лин защи­ща­ется как марк­сист, ста­ли­ни­сты счи­тают ста­лин­скую поли­тику твор­че­ским при­ме­не­нием марк­сизма. Наци­о­на­ли­сти­че­ских, анти­ком­му­ни­сти­че­ских, а также рефор­мист­ских поклон­ни­ков Ста­лина (типа КПРФ) непра­во­мерно отно­сить к ста­ли­ни­стам в дан­ном зна­че­нии»
  2. См. напри­мер ста­тью Троц­кого «Наши раз­но­гла­сия» за 1909 год о важ­ней­шем вопросе рос­сий­ского рево­лю­ци­он­ного дви­же­ния, в кото­рой он, кри­ти­куя и боль­ше­ви­ков, и мень­ше­ви­ков, послед­них заде­вает куда жёстче.
  3. И. Ста­лин. Об инду­стри­а­ли­за­ции и пра­вом уклоне в ВКП(б). Речь на пле­нуме ЦК ВКП(б) 19 ноября 1928 г. // И. В. Ста­лин. Сочи­не­ния. Том 11. М., 1949. С. 277.
  4. К. Скор­кин. Обре­чены про­иг­рать. Власть и оппо­зи­ция 1922−1934. М, 2011. С.244.
  5. В. Ю. Соко­лов. Исто­рия и поли­тика. Томск, 1990. С.28-44.
  6. См. напри­мер: Л. Троц­кий. Успехи соци­а­лизма и опас­но­сти аван­тю­ризма. // Бюл­ле­тень оппо­зи­ции, № 17-18, 1930 г.
  7. С дан­ным номе­ром «Правды» можно озна­ко­миться по ссылке; реак­ция Троц­кого на эту пуб­ли­ка­цию — Туда, откуда нет воз­врата. Заказ Ста­лина Демьяну Бед­ному.// Бюл­ле­тень оппо­зи­ции, № 49, 1936 г.
  8. В работе «Троц­кий, Ста­лин и ком­му­низм» мы уже при­во­дили опре­де­ле­ние соци­а­лизма, име­ю­ще­еся в работе Ста­лина «Анар­хизм или соци­а­лизм» (1906-1907 гг.): «Как видите, по мне­нию социал-​демократов, соци­а­ли­сти­че­ское обще­ство — это такое обще­ство, в кото­ром не будет места так назы­ва­е­мому госу­дар­ству, поли­ти­че­ской вла­сти с её мини­страми, губер­на­то­рами, жан­дар­мами, поли­цей­скими и сол­да­тами. Послед­ним эта­пом суще­ство­ва­ния госу­дар­ства будет период соци­а­ли­сти­че­ской рево­лю­ции, когда про­ле­та­риат захва­тит в свои руки госу­дар­ствен­ную власть и создаст своё соб­ствен­ное пра­ви­тель­ство (дик­та­туру) для окон­ча­тель­ного уни­что­же­ния бур­жу­а­зии. Но когда бур­жу­а­зия будет уни­что­жена, когда будут уни­что­жены классы, когда утвер­дится соци­а­лизм, тогда не нужно будет ника­кой поли­ти­че­ской вла­сти, — и так назы­ва­е­мое госу­дар­ство отой­дет в область исто­рии». И. В. Ста­лин. Сочи­не­ния. Том 1. М., 1946. С.360.; и даже в Кон­сти­ту­ции РСФСР 1918 г. соци­а­лизм обо­зна­ча­ется как строй, при кото­ром «не будет ни деле­ния на классы, ни госу­дар­ствен­ной вла­сти».